Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно

Главное – не спалить гостиницу

Новая история из цикла турниров в «Жемчужине»

Спустя несколько десятилетий город Сочи вновь вернул себе негласный статус спортивной столицы российских шахмат. Количество соревнований, проводимых на черноморском побережье, поражает. Двухнедельный детский марафон в Лоо, взрослый командный чемпионат в «Жемчужине», смотр лучших школьных дружин в Дагомысе, Высшая лига в «Роза Хуторе». В прошлом году также в «Жемчужине» состоялось школьное первенство мира, а, думаю, достаточно скоро на сайте РШФ появится положение о празднике для любителей скоростной игры – личные и командные чемпионаты страны по рапиду и блицу также принимает легендарная гостиница. Если вы, дорогой читатель, не только неплохо играете, но и являетесь уважаемым тренером, то можно по несколько месяцев в году зарабатывать и одновременно отдыхать на курорте. Там, где другие постояльцы вносят на счета отельеров львиную долю скопленного за длительные трудовые будни.
 
Раз уж нас теперь по плану российских соревнований (конечно, понервничаем сначала, болея за своих героев на Кубке мира) ждет снова «Жемчужина», то давайте добавим в копилку жемчужных историй еще одну, причем весьма пикантную. В своем цикле об истории чигоринских турниров я совсем позабыл о ней, но память освежила ложно-учебная пожарная тревога в «Tulip Inn» на «вышке», а также беседа с легендарным арбитром и организатором Юрием Ивановичем Лобановым.

Итак, напомню основные базисные вещи публикаций. В советское время «Жемчужина» считалась одной из самых крутых гостиниц на всем побережье. Возможно, даже самой престижной. Всяких там пятизвездочных «Хаяттов» тогда еще не настроили, поэтому пробиться в «Жемчужину» простым смертным не удавалось. Попадали туда, в основном, партийные деятели высокого полета, а чуть позже – представители нелегальной сферы деятельности советских граждан, которые оплачивали астрономические суммы в «черную кассу» и разыгрывали в Сочи неофициальные первенства СССР, но не по шахматам, а по карточным играм. Как сказал недавно один известный гроссмейстер старшего поколения: «Куда вы меня тащите в шведские шахматы играть?! В буру я бы вас всех раздел, пижоны!»

Но при этом Российская шахматная федерация благодаря энергии легендарной Веры Тихомировой, поддержке кубанского политического тяжеловеса Сергея Медунова и организаторским способностям Юрия Лобанова проводила в «Жемчужине» крупнейший международный турнир со звездным составом – чуть ли единственное место в Союзе, где можно было выполнить звание международного гроссмейстера. Что имело огромный вес, ибо, чтобы выполнить звание национального гроссмейстера, требовалось опередить в чемпионате СССР пяток здравствующих чемпионов мира, которые совсем этому обстоятельству были бы не рады.


Легендарный сочинский арбитр и организатор Юрий Иванович Лобанов

Естественно, для того чтобы поселить всю судейскую бригаду, всех участников, всех представителей федерации и организаторов в «Жемчужине», не хватало даже политической воли Медунова. Это вам не 2017 год! Туда размещали только суперзвезд или почетных гостей вроде самого шахматного космонавта Виталия Севостьянова. Остальные жили в совсем неплохой гостинице «Приморская», ныне «Marins Park Hotel» c достойными четырьмя звездами. Таль вот, наоборот, «Приморскую» больше любил, дабы не отрываться вечером в ресторане от коллектива. А в «Жемчужине» резервировался огромный киноконцертный зал. Тот самый, где нас обычно Александр Ткачев с Сергеем Смагиным награждают медалями и сертификатами. И там все играли – главный турнир и побочные, тоже достаточно важные соревнования: женские, юниорские.


Marins Park Hotel - тоже шахматная гостиница со стажем

Вера Тихомирова, как известно, родилась в Ростове-на-Дону. И в бригаду, обслуживавшую турнир памяти Чигорина, традиционно входили донские мэтры арбитража. Почетный судья СССР Арон Богатин, хорошо знакомый современникам Владимир Дворкович, и Леонид Будков, директор ростовского городского шахматного клуба. Леонид Федорович прошел с боями Великую Отечественную войну и пользовался огромным уважением. Считалось, что такое количество мероприятий в городе, как он проводит только один человек – одессит Эдуард Пейхель. И поэтому присказка «Одесса-мама, Ростов-папа» в шахматном фольклоре тех времен приобретала особое звучание.


Летчик-герой Алексей Олепир и Леонид Будков

Будков обладал массой достоинств, а среди его недостатков можно было выделить лишь один, который и недостатком-то не является. Леонид Федорович справедливо считался очень молодым душой человеком. И каждая новая весна окрыляла, преображала его, пробуждая в директоре того бравого симпатичного юношу, который бросался некогда с гранатой на немецкие танки.

Однажды, когда очередной тур Мемориала Чигорина закончился, наступил очаровательный сочинский вечер. Теплые, кружащие голову сумерки спустились на море, а тем временем в «Жемчужине» все подготовили к следующему туру – разложили бланки, переставили таблички с именами прославленных гроссмейстеров, вписали единички, нули и половинки в турнирную таблицу. Работа была закончена, и одного из самых авторитетных судей ждал волнующий, таящий интригу вечер. Заскочив в номер, Леонид Будков на скорую руку смастерил бутерброд (предстоял торжественный ужин, а холодильничек заботливо заполнили дефицитные яства, купленные в магазине для ветеранов войны) и, надев пиджак, торопливо выскочил в дверь.

Но в его идеальном, выверенном плане оказался один существенный минус – на телевизоре остался включенный кипятильник, помещенный в наполненный водой граненый стакан. Чай Леонид Федорович попить забыл, и это обстоятельство оказалось роковым. Вскоре вода выкипела, и нехитрое культовое устройство советского периода раскалилось добела. Первым смертью храбрых пал стакан, хрустнувший от небывалой теплой нагрузки. Затем пришел черед телевизора – кипятильник прожег его корпус и, словно нож в масло, проник внутрь. Мечту любого обывателя одной шестой части суши охватило пламя. Занялись ковры, гардины – полыхать начал весь номер. К несчастью, дежурная по этажу увидела масштаб надвигающейся катастрофы, когда номер Будкова полностью объял огонь, и женщина поняла, что принимать терапевтические меры в виде ведер с водой уже поздно.

В пожарной части Сочи немедленно зазвонил телефон: горит «Приморская»! Начальник отважных рыцарей шланга мгновенно оценил, что его родной город рискует остаться без этого милого слуху туриста здания. Тем более, такой внештатной ситуации за время его руководства и близко не случалось! Прозвучал приказ: «Всем-всем-всем! Поднять весь личный состав! Срочно тушить пожар!» И десятки машин помчались на место, где из окон уже полыхало пламя.


Когда пожарники прибыли к "Приморской", горел уже весь этаж

Побережье охватил рев пожарных автомобилей и звон сирен. Многие из участников турнира, которые прогуливались рядом с гостиницей, не сразу поняли, в чем дело. Ведь номер Будкова выходил на другую сторону, в тихий уголок, специально подобранный Леониду Федоровичу Лобановым. На лицах иностранных шахматистов застыл ужас – в то время мир находился на грани ядерной войны, Вашингтон и Москва играли межконтинентальными мускулами, наводя своими заявлениями ужас на Европу. Наверное, вы читали замечательные статьи Генны Сосонко о «Дядюшке» Пагеле. Тот как раз продавал состоятельным жителям Старого Света бетон для бомбоубежищ, и эта услуга пользовалась большим спросом. Один из заграничных игроков старшего поколения, который воочию видел бои на Саве во время освобождения Белграда, даже закричал: «Е почео рат!» («началась война» на сербско-хорватском).

Благодаря мужеству и быстроте сочинских пожарных «Приморскую» удалось спасти. Однако выгорели номера над и под комнатой Будкова, а также все соседние жилые помещения. Специальная комиссия из Москвы по расследованию итогов пожара провела экспертизу и нашла остатки сгоревшего кипятильника. Время было суровое, и Леонида Федоровича отдали под суд, вменяя нанесение огромного вреда советскому имуществу. Но директора спасла его безупречная репутация, фронтовой путь и помощь неких свидетелей, которые утверждали, что в момент начала пожара Будков находился далеко от гостиницы. Друзья-шахматисты не бросили арбитра, хотя до конца жизни шутливо звали его «уголек».

Автор блога застал Леонида Будкова уже в последние его годы жизни и конце деятельности в ранге директора клуба. Клуба, которого сейчас в Ростове-на-Дону уже нет. В 1995 году в финале юношеского чемпионата города я играл против 11-классника по фамилии Щеглов. Тот выглядел вполне взросло и вел себя соответственно, а во время моих тяжелых раздумий выходил покурить на крыльцо.

Подошедший седой дедушка громко пожурил Щеглова, так что слышалось и в зале: «Смотри, спалишь окурком урну! Кто ее будет тушить? Хотя, что урна…» Тогда я не понял значение и смысл этих его слов.

Действительно, черт с этой урной, но, дорогие читатели, берегите наши сочинские гостиницы!


Репортажи
Секреты Дворца