Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно

Угол Льва Полугаевского

В который не смог попасть Самуэль Шенкланд

Чемпионат СССР 1963 года в Ленинграде стал в свое время прелюдией к одной из самых знаменитых шахматных интриг послеботвинниковской эпохи – «зональному матч-турниру восьми-1964», который в самый последний момент стал «матч-турниром семи». Но в момент сражений на берегах Невы участники ни о чем не подозревали, только входили в отборочный марафон и вовсю боролись за медали. Рвущийся к Олимпу Борис Спасский со своим тренером Игорем Бондаревским, искрометный Леонид Штейн, непробиваемый Ратмир Холмов, хитроумный Давид Бронштейн, фундаментальный Ефим Геллер и, несомненно, сыгравший турнир жизни Алексей Суэтин.

Всего на пол-очка от счастливчиков финальной битвы отстал Лев Полугаевский – уже один из сильнейших шахматистов страны, удостоившийся похвалы самого Патриарха Михаила Ботвинника. Но звездное время Полугаевского настало несколько позже. Перед стартом Льва называли среди записных фаворитов, однако случилось иначе…

Лев Абрамович быстро набрал «+3», долгое время шел в группе лидеров, а затем проиграл пару партий, и ему не помог даже финишный спурт. Болельщики Полугаевского позже сокрушались: как же их любимец опять понаделал столько ничьих? И только после ударов судьбы едва не совершил чудо – пробил Бондаревского, Геллера, но в решающий момент ничего не смог поделать со Спасским. Получил специальный приз за лучший финиш, который стал слабым утешением… Вновь вспоминались строки мастера и поэта Абрама Моделя, написанные, когда уроженец Самары только штурмовал свои первые высоты.

Его не зря в полуфинале
Полугроссмейстером назвали:
В таблицу вносит без запинки
Полугаевский половинки.
Претензий к старту никаких,
Но помни, перейдя на финиш:
С таким количеством ничьих
Приставку «полу» не откинешь!


Анализирует Лев Полугаевский

Впрочем, в зональный турнир попадали шесть триумфаторов чемпионата СССР, экс-чемпион мира Василий Смыслов и один гроссмейстер, включенный за выдающиеся заслуги. Здесь конкурент у Полугаевского был только один – Виктор Корчной оказался после Кюрасао-1962 на спаде и провалил советский чемпионат, финишировав десятым.


Виктор Корчной становился на пути Полугаевского задолго до разгрома в Эвиане-77


Заседание специальной комиссии в Гроссмейстерской комнате клуба на Гоголевском продолжалось целых 4 часа! Полугаевский котировался в статусе молодого, перспективного, без вредных привычек, с большими достижениями в последних советских турнирах. Занял полувыходящее седьмое место, но все-таки его конкурент Корчной являлся игроком первой величины и уже боролся в претендентах, Фишера обыгрывал.

В итоге Полугаевский вышел из Гроссмейстерской комнаты белый как мел, а Корчной вышел участником зонального турнира. Решение это было весьма спорным: Виктор Львович в турнире оказался далек от своих лучших кондиций и пропустил за долгие годы карьеры этот, единственный претендентский цикл.

В то же время Василий Васильевич Смыслов не терял времени даром, сходил куда надо – и получил право сыграть в межзональном без зональной рубки, а также Полугаевского с его обширными дебютными анализами взял в секунданты! Вот это я понимаю – высокий дипломатический класс!

Яков Дамский в книге о Льве Абрамовиче справедливо замечает, что эмоциональному и легко возбудимому шахматисту не хватало порой уравновешенности, и поиск нового психологического жанра происходил для него очень тяжело. А тут случилась такая встряска на самом старте, после которой Полугаевский долго приходил в себя…

В первом туре Лев играл против чемпиона СССР до 20 лет Саши Захарова, недавно перебравшегося из дагестанского Хасавюрта в Ростов-на-Дону. Мастер Захаров тогда считался одной из восходящих звезд советских шахмат: его уже привлекали на матч с Югославией, а в полуфинале Союза Александр убедительно выиграл дополнительное состязание у украинского классика и многократного участника советских финалов Анатолия Банника. Позднее Полугаевский и Захаров не раз играли вместе за команду РСФСР под руководством Веры Тихомировой, встречались на знаменитых Чигоринских турнирах в любимой всеми российскими шахматистами гостинице «Жемчужина». Большинство партий белыми Лев Абрамович выиграл, а черными – сыграл вничью, но в этот ленинградский вечер Каисса уготовила партнерам другой сценарий.


Алвис Витолиньш и Александр Захаров разделили первое место в чемпионате СССР среди юношей. Позади остались В.Цешковский, В.Тукмаков, К.Григорян, В.Файбисович и другие сильные шахматисты

Шахматный зритель в городе на Неве – эрудированный и ценящий красоту в шахматах. Разумеется, Захарову было трудно устоять против мощи дебютной подготовки Полугаевского, но южанин изобретательно «подкрутил» 19…Ng3!?, и переполненный зал тут же взорвался аплодисментами – судьям пришлось наводить порядок.

Л.Полугаевский – А.Захаров



В головоломной позиции противники тратили много времени, и вскоре настал невероятный по накалу цейтнот – флажки Льва Абрамовича и Александра Ивановича держались на честном слове. Зрители бросились к первому ряду, а игроки, прошедшие контроль, побросали свои партии и столпились у столика героев тура, – это было невероятное зрелище!

Действуя в режиме пулемета, Захаров дважды прошел мимо прямого выигрыша, но в ответ грубо ошибся и отстреливающийся короткими очередями Полугаевский. Когда игроки восстановили запись, выяснилось, что в запале они сделали несколько лишних ходов! И самое главное – фавориту надо сдаваться.

Выигрыш казался несложным –белый король попадал в мат или терялась ладья. Однако Льву Полугаевскому сказочно повезло. Перед доигрыванием в Ленинграде разыгралась непогода – снег, буран. Захаров вышел из гостиницы на доигрывание один, а не с друзьями-участниками, как на 1 тур. И пошел не в ту сторону…

Одни дома сменялись другими, и тут Захарова стало немного беспокоить, что зрительная память не фиксирует знакомых объектов. А судя по часам, доигрывание уже началось! Но все-таки чемпион СССР до 20 лет был здоровый молодой юноша. Александр развернулся и бросился бежать по проспекту в обратном направлении.

Через полчаса Лев Полугаевский уже сделал примерно 100 кругов по пустой сцене и, заламывая руки, обратился к арбитру – может, с соперником что-то случилось? Получив ответ, что в гостиницу уже звонили и Захарова в номере нет, гроссмейстер пошел на круг 101-й. Представляю, что творилось в душе честного Полугаевского – проигрывать не хотелось, но и получать такое дармовое очко тоже было не слишком прилично. Однако в этот момент послышались гулкие шаги, и, прыгая через ступеньки, в зал вбежал молодой противник Льва Абрамовича.
Много лет спустя Александр Иванович говорил, что совершенно забыл, что смотрел дома. Запыхавшись и едва дыша, он смотрел на поднимающийся на часах флажок, и единственным желанием было как можно быстрее оттарабанить ходы до второго контроля на 60-м ходу…



В темпе блиц последовало

46... Be1+ 47. Kb2 Rdd1 48. Kb3 Rdb1+ 49. Rb2
И тут вместо 49...Rc1 50.Rc2 c4+ с выигрышем ладьи Захаров переставил ходы
49…c4+?!, на что Полугаевский быстро исполнил заготовленное 50. Kxc4 Rxb2 51. Rxb2 Rc1+ 52. Kd5 Rxc7 53. Kxe5!



С лишней фигурой черные обязаны играть на победу, ведь достаточно где-то попробовать окружить пехотинца g2 (что технически совсем не просто), но по инерции последовало
53… Bc3+ 54. Kd6 Bxb2? 55. Kxc7 Kf7 56. Kd6 Kf6 57. Kd5 Kg5 58. Kc4 с ничьей, потому что король белых прибегает на спасительное поле f1. Как досталось молодому мастеру в прессе! Что тактика и осложнения – это хорошо, но надо и эндшпиля учить…Только после побед Захарова над Корчным и Таймановым дебютанту перестали вспоминать злосчастный первый тур! Впрочем, позиция попала в книги – к Марку Дворецкому в том числе.

Прошло много лет, и один из учеников Александра Ивановича осенью 2018 года играл на международном турнире в Хогевене. Обширная программа фестиваля включала в себя матчи чемпионов России и США Петра Свидлера против Самуэля Шенкленда, а также поединок молодых звезд Владимир Федосеев – Йорден ванн Форест. Остальные гости голландского города с огромными шахматными традициями сражались в опене, четверка лучших из которых попадала в полуфиналы. Пользуясь случаем, выражаю огромную признательность Максиму Чигаеву, которого по счастливой случайности я заменил в этом соревновании.

Итак, ваш покорный слуга вышел в полуфинал, где моим соперником стал «хозяин поля» гроссмейстер Эрик Ван ден Дул. Основное время матча принесло ничью, и настал тай-брейк, который при стечении зрителей состоялся в главном зале на столике, где только что боролись Свидлер и Шенкланд. К этому моменту в матче случился перелом – Петр Вениаминович повел в счете, и расстроенный Сэм быстро ушел на ужин. А сидящий на его месте шахматист действовал неуверенно и получил совершенно безнадежную позицию, но сопротивление затянулось до глубокого эндшпиля.  

Д.Кряквин – Э. Ван ден Дул



Здесь вместо 62...Bg1+ 63.Ke2 Bd4 64.Kf3 Kd3 65.Kxg3 Kc4 с легкой победой Эрик на секундах сыграл 62... b2??, и после 63. Nxb2 Kxb2 64. Ke2 в ужасе схватился за голову – белый король бежит в ничейный угол Полугаевского! Ошарашенный таким ударом судьбы, голландец во второй партии не оказал должного сопротивления и проиграл матч. Мне же вскоре написал другой ученик Захарова гроссмейстер Максим Туров, который смеялся и говорил, что это моральный реванш за тренера спустя 45 лет! Мы весело обсудили эту ситуацию, но в январе 2019 года стало не до шуток, когда шлейф позиции «Полугаевского-Захарова» продолжился на куда более крупном состязании в Нидерландах.  

А.Гири – С. Шенкланд   Вейк-ан-Зее, 11 тур  



Конь черных попался, но после 45…Кd6 черный король уверенно шествует на с8 со знакомой ничьей. Американский шахматист не бежал на доигрывание сквозь буран и играл с классическим контролем. Тем не менее, в этой позиции он сдался!


Аниш Гири объясняет американцу, что позиция была ничейной

«Бесовщина какая-то, и упомянутый Смыслов тут же бы перекрестился!» – скажете вы. Или заявите, что нечего было ужинать, а следовало посмотреть драматическую перестрелку в блиц двух куда более слабых по сравнению с Сэмом гроссмейстеров? Или повторите то, что говорили критики Александра Захарова в далеком 1963-м? Впрочем, Шенкланд спасся от острых на язык обвинителей примерно таким же способом, как и Захаров. Именно– следом обыграл двух выдающихся шахматистов (Непомнящего с Крамником). А крестился он или нет – история, увы, умалчивает.  

Фото chessbase.com, e3e5.com, viskra.ru, официального сайта TataSteel.

P.S. Удивительно, но в Гибралтаре-2019 на этот же мотив была сыграна партия Навара-Мелкумян, а в чемпионате Ирана - Толхаз-Голами. Спасибо за подсказку Александру Корнеевцу и Дмитрию Комарову!


Репортажи
Тревожный дебют