Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно

Лошадью ходи, век воли не видать!

Ход 1...Кс6 никогда не пользовался хорошей репутацией, но, как ни странно, его применяли многие ведущие шахматисты.

И это относится не только к Рудольфу Шпильману, Максу Ланге, Сало Флору, Паулю Кересу и, конечно, Арону Нимцовичу, именем которого и назван провокационный выпад ферзевого коня. Черные готовы путем 2...e5 или 2...d5 вызвать немедленный кризис в центре, причем, как и защита Чигорина, их построение зачастую построено на позиционных, блокадных мотивах. Идеальное оружие, чтобы запутать уступающего в классе соперника, который в иных разветвлениях может сыграть на «отсушку» (например, убить на d5 третьим ходом во французской защите, на с6 четвертым в испанской партии, или часто разыгрывает дебют ферзевых пешек).
Во второй половине двадцатого века уже порядком подзабытая кавалерийская атака черных неожиданно вновь оказывается популярной. Самобытный грузинский гроссмейстер Бухути Гургенидзе играет 1...Кс6 в чемпионате СССР 1972 года в партиях против Марка Цейтлина и Виталия Цешковского. Исход дебютных дуэлей оказывает неблагоприятным для черных, но эстафету грузинского маэстро подхватывают другие талантливые шахматисты: советский гроссмейстер Анатолий Лутиков и чемпион ГДР Рейнер Кнаак, у которых ранний пируэт коня превращается в основной ход дебютного репертуара за черных! А Лутиков вскоре идет дальше и разрабатывает еще более экзотическую идею: 1.d4 Kc6 2.c4 Kf6. А в 80-е разработка Нимцовича выходит на элитный уровень: теперь так играют черными Энтони Майлс и Властимил Горт. «Кривой» ход конем полностью соответствовал концепции английского гроссмейстера, который, как известно, мог пойти и 1...a6, а Горт, при всем его огромном таланте, очень не любил заниматься теорией дебютов и всю жизнь играл «левые» варианты. И теперь позиция после 1.e4 Кс6 или 1.d4 Кс6 могла возникнуть (и возникала!) в партиях, где белыми фигурами руководили Виктор Корчной, Ян Тимман или даже Анатолий Карпов! Зачастую тут экспериментаторы терпели неудачи, но это было связано с силой их противников, а не с тем, что белые нащупали опровержение схемы. И Майлс до конца жизни продолжал выводить на первом ходу ферзевого коня, привлекая в ряды почитателей дебюта Нимцовича все новых и новых сильных практиков новой волны (Арташес Минасян, Ян Роджерс, Жоэль Бенджамин и т.д.).
Удивительно, что мало кто (даже из ведущих шахматистов) пытался опровергнуть систему черных «в лоб». Например, после 1.d4 Кс6 2.e4 e5 большинство играло 3.Kf3, получая знакомую шотландскую партию, хотя еще из партий старых мастеров известно, что необходимо играть 3.dxe5 Кxе5 4. f4!, и теперь 4...Kg6 5.Kf3 Сс5 6.Сс4 крайне опасно для черных ввиду угроз f4-f5 и Кf3-g5, а после 4...Kec6 5.Сс4 у черных все-таки хуже. Например, в 1995 году Майлс получил здесь близкую к проигранной позицию против Вадима Милова и спасся только чудом, а в 2002-м Левон Аронян разгромил так белыми Эрика Педерсена.
Не слишком радовало при принципиальной реакции белых и 1.e4 Кс6 2.d4 d5 3.Кс3 dxe4 4.d5 Ке5 4.Фd4 Кg6 5.Фе4 Кf6 6.Фа4+ Cd7 7.Сb5 а6 8.Cxd7+ Фxd7 9.Фxd7+ Крxd7 10.Kf3 — вместо веселой игры черным предстоит защищать неприятное окончание. Поэтому все чаще играющие черными пользовались рецептом 1.e4 Кс6 2.d4 d6 3.c4 Кf6 4. Кf3 Сg4 и 5...e6, получая пассивную, но крепкую позицию. Впрочем, и тут у белых есть немало ядовитых ходов, не позволяющих черным реализовать основную идею, например, 4.Кge2 или 4.Cg5.
Так или иначе, попытки смутить белых коневой диверсией продолжаются изредка и по сей день. Чаще всего ставка делается на эффект неожиданности, на то, что белые сделают выбор в пользу «общеукрепляющего» продолжения и позволят черным гармонично развернуть свои боевые порядки. В проходящей в эти дни очень сильной швейцарке в Гибралтаре ход 1...Кс6 встретился в партии пятого тур Конеру – Шорт.
После 1.d4  K c6 вице-чемпионка мира 2.e4 не пошла, а сделала выбор в пользу другой, довольно солидной схемы:2.c4  e5  3.d5  K ce7  4. Kc 3  K g6  5.g3  a5
6. Cg 2  C c5  7. Ka 4  C b4+  8. Cd2  d6  9. C xb4  axb4 10.b3  C d7
11. Kb 2  Лa3  12.Кf3  Фa8  13.Фb1  Кf6  14.0– 0  Сg4

Фантастика! За 14 ходов черные добились великолепной позиции и уже стоят на победу! В последующей борьбе Шорт, как и положено Шорту, сыграл очень творчески, дал противнице шанс выпутаться из незавидного положения, но в итоге одержал яркую победу.
Справедливости ради надо отметить, что вместо нелепой затеи с 7.Ка4 значительно лучше, 7. Kf 3, встретившееся в партии Волжин — Майлс, 1999. Теперь на 7...Кf6 последует 8.b4! Cb6 (нельзя бить на b4 из-за шаха ферзем) 9.Nа4, и гордость черных разменяна. Энтони избрал7...а6  8.0-0, но тут выяснилось, что на 8...Kf6 уже следует 9.Сg5 с идеей Ке4 или Сxf6, Ке4, а после излишне оптимистичного 8... f 5 Александр Волжин пожертвовал пешку 9. b 4!  Са7  10.с5! и красиво разгромил классика варианта.
Тем не менее, несмотря на все злоключения черных в поединках против именитых теоретиков, партия Конеру – Шорт показывает, каким может быть практический эффект от применения старой идеи Арона Исаевича. И, может быть, ее стоит взять в свой репертуар на случай той самой партии, когда кровь из носу надо будет выиграть черными у соперника очень крепкого, но не способного проводить сокрушительные апперкоты?  


Репортажи
Баллада о ладье