Федерация
Шахмат
России
Скачать шахматы бесплатно

Догматики и Исаак Липницкий

60 лет со дня смерти автора культовой книги

25 марта исполняется 60 лет со смерти мастера Исаака Липницкого. Его имя мало что скажет современному читателю, но, подобно Леониду Штейну, это был шахматист с очень интересным, ярким стилем, огромной практической силой. Ушедший, что печально, также в самом расцвете сил –в 35 лет.



Липницкий побеждал в чемпионатах Украины, регулярно выходил в финалы первенств СССР и в 1950-м стал серебряным призером этого марафонского супертурнира. Имел равный счет со Смысловым, Кересом и Талем, делал ничьи с Ботвинником, Бронштейном имел в активе победу над Петросяном. В базе всего 159 его партий, но мастера старшего поколения всегда произносили «Исаак Липницкий» с некоторым придыханием.

Бессмертным памятником ушедшему мастеру гроссмейстерского уровня стала его книга «Вопросы современной шахматной теории», выпущенная в 1956 году. В монографии наставника Бобби Фишера Джона Коллинза (факт найден Яковом Зусмановичем) рассказывается о том, что будущий американский чемпион мира в нежном возрасте хранил труд Липницкого чуть ли не под подушкой. Очень хвалил «Вопросы» Ботвинник, что, впрочем, неудивительно – в книге приведено множество побед шестого чемпиона мира. Яркий учебник динамики, борьбы за инициативу на стыке дебюта и миттельшпиля рекомендовал читателям и знаменитый тренер Марк Дворецкий. Когда-то по рекомендации своего наставника Александра Захарова прочел ее и автор блога, после чего решительно перемахнул отметку 2400.



Эпоха современного книгопечатания не оставила труд Исаака Липницкого забытым.
В 2007 году книгу, отредактированную Ильей Одесским, переиздадут на русском, год спустя – на английском, потом на испанском и других европейских языках. В своей монографии о защите Рагозина (2012) Владимир Барский опирался на старые идеи Липницкого и проложил от них магистральные пути к современным методам борьбы. А в 2018 году вышла очень интересная книга Николая Фузика и Алексея Радченко (увы, второй автор не дожил до выхода этого труда), посвященная жизни самого Исаака Оскаровича. В ней авторы уже глубоко исследовали жизнь известного мастера и удачно дополнили множество фактов о Липницком по сравнению с исследованием шахматного историка Вадима Теплицкого (книга друга Липницкого в его последние годы жизни была издана в Израиле и поэтому не слишком известна на постсоветском пространстве).

Уверен, эрудированные читатели уже ознакомились со статьей Николая Фузика на сайте ChessPro.ru. Мне повезло еще больше: Николай Николаевич прислал экземпляр с дарственной надписью, за что ему большое спасибо. «Звезды и тернии» с яркими архивными находками, фотографиями и деталями биографии безвременно ушедшего рыцаря шахмат могут представлять интерес не только для любителей истории. В книге собраны многие неизвестные партии и фрагменты творчества Исаака Липницкого, являющиеся прекрасным учебным материалом для тех, кто хочет научиться бороться за инициативу. Насколько понимаю, сейчас ее можно приобрести на территории России – у Сергея Быстрова или Александра Чудиновских. Но вернемся к герою повествования.



Говоря об Исааке Липницком, в первую очередь вспоминается его знаменитая учебная позиция. Перекочевав в учебники Марка Дворецкого, она затем попала на страницы многих решебников и задачников. Недавно я провел эксперимент и показал ее 10 разным сильным российским юниорам. Молодежь у нас сейчас меньше изучает классику, нежели поколение книжников, и больше доверяет другу на батарейках, но позицию знали все! Такого единодушия, честно говоря, я не ожидал.

Вот она



Итак, слово Исааку Липницкому: «У белых вне игры слон b2, слаба пешка с4. Последним ходом 10…b6 черные ясно определили свой план: нажим на пешку с4 посредством Ba6-Qa4-Nc6-a5. При поверхностной игре белые могут столкнуться с трудностями. Могут ли вызвать они выгодный для них ход c5хd4?
Конкретно оценив особенности позиции, белые сыграли 11.g4!! Этот ход резко меняет обстановку. Черным уже не до осады пешки…
Но этот ход вряд ли придет в голову шахматисту, находящемуся в плену догматических представлений. Ведь ход противоречит таким правилам, как:
– форсируй свое развитие;
– не предпринимай неподготовленных атак;
– не ослабляй прикрытие своего короля и т.д.
Слепо придерживаясь этих правил, догматик в положении на диаграмме сыграет, вероятно, 11.е3 и впоследствии будет недоумевать, почему «правильная» игра завела его в тупик.
А все дело в том, что в данной позиции приведенные теоретические правила вовсе не являются определяющими, руководящими, поэтому строить игру в соответствии с ними ошибочно. Ход 11.g2-g4!! является примером чисто творческого решения позиции. Но противоречит ли это конкретное, творческое решение шахматным закономерностям? Безусловно, нет!
Конкретные особенности этой позиции состоят в следующем:
– большинство черных фигур расположено на ферзевом фланге, из них в игре находится пока один ферзь;
– королевский фланг черных лишен фигурного прикрытия.
Очевидно, что в таких условиях за белых очень выгодно завязать острую схватку на королевском фланге, где они мгновенно могут сосредоточить действия нескольких своих фигур. Итак, при конкретном подходе к этой позиции можно увидеть, что максимально действенным, определяющим здесь будет следующий шахматный закон: наноси удар в наиболее уязвимом в позиции соперника месте».
Вероятно, позиция получилась у Липницкого в анализе – в базе таких партий нет (а может, это была какая-то малоизвестная партия). Скорее всего, поединок начинался ходами 1. d4 e6 2. c4 Bb4+ 3. Nc3 f5 – этот хитрый гибрид защиты Нимцовича и голландской защиты был разработан Алапиным, потом так нередко играл Керес. Несколько раз «голландский Нимцович» встречался в творчестве  самого Ботвинника, а в наши дни так любит играть Дмитрий Андрейкин. Скорее всего, дальше последовало
4.Nf3 Nf6 5.a3 Bxc3+ 6.bxc3 Ne4 7.Qc2 c5 8.Nd2 Qa5 Или 8...Nxd2. Чуть-чуть не дошла до позиции Липницкого партия Агабебян – Ускова с Олимпиады в Москве (1994), и тут вместо 9.Qxd2 Qa5 10.Bb2 b6 последовало трагическое в статистическом плане 9.Bxd2. 9. Bb2 Nxd2 10. Qxd2 b6   Мы уже знаем, что правильный ход– 11. g4! Психологическая сила (не говоря о шахматной!) удара g2-g4 насколько сильна, что никому за 60 лет не пришло в голову попытаться защитить позицию черных. Хотя, казалось бы, слон белых пока погребен на b2 и не может принять участия в атаке.   Так получилось, что автор блога, вдохновленный партиями Леко – Сарана из «Щелкунчика», Дубов – Абдусатторов (прервана телефонным террористом) и Есипенко – Дай Чаньгрен (во второй части марлезонского балета рецептом Дани воспользовался его молодой коллега) в «Аэрофлоте», начал писать книгу про ходы g2-g4 в закрытых дебютах. Естественно, позиция Липницкого тоже попала в поле зрения.  

11… Bb7   Исаак Липницкий справедливо замечает, что черным не до пешки с4 :11...Ba6? 12.gxf5 Bxc4 (12...exf5 13.Qe3+) 13.Bg2 Nc6 14.fxe6 со страшной атакой белых, плохо брать и пехотинца королевского фланга:11...fxg4? 12.Bg2. Поэтому авторский верный ответ – 11...cxd4! На 12.gxf5 черные получают хорошую компенсацию за пешку путем 12...Qxf5!?(опасно 12...dxc3?! 13.Bxc3 Qxf5 14.Bg2 – слоны вскрылись) 13.cxd4 Nc6 14.Rg1 0–0 15.Qe3 d5. Поэтому 12.cxd4 Qxd2+ 13.Kxd2 fxg4 14.Rg1 h5 15.h3,



но тут черные не обязаны играть 15...gxh3 16.Bxh3, а в случае 15..Nc6! 16.hxg4 (наверное, сильнее 16.Bg2 Bb7, но разве у черных тут есть проблемы?) 16…Na5 у кого лучше? Грозит вилка на поле b3, в планах черных дальнейший навал на с4, а белые фигуры все еще на стартовых позициях.

Но не проигрывает и развитие слона. Наоборот, многие, кому я предлагал разобрать данную позицию, считали, что с практической точки зрения черные должны играть при ферзях и бороться за инициативу, не считаясь с жертвами. Однако компьютерный анализ показал за белых новые удивительные ресурсы!   12. d5 На 12.Rg1 есть12…f4! 13.Qxf4 cxd4 14.Qxd4 0–0 – у белых лишняя пешка, но ужасный король. В игре, кроме ферзя, только та самая пешка Липницкого, а черные сейчас возьмут под прицел все уязвимые пункты светлой армии.   12...0–0 13. gxf5 exf5 Липницкий здесь прерывает расчет после 14.Rg1, делая неутешительный для черных вывод, но после 14...Qa4 есть ли у белых что-то большее, нежели 15.Qg5 Rf7 16.Qd8+ Rf8 или 15.Bh3 g6 16.Qh6 Qc2 17.Rxg6+ hxg6 18.Qxg6+ с ничьей?   Хитрее отобрать поле у черного ферзя:14.a4!? d6 15.Rg1 Nd7 (15...Kh8? 16.Qg5!) с дальнейшим16.Qh6 Rf7 17.Bh3 (17.Qxd6?! Re8 18.e3 Ne5 дает черным прекрасную компенсацию) 17...Kh8 18.Qxd6 g6 (перебор смелости за черных 18...Re8 19.Bxf5 Ne5 20.Be6 Nxc4 21.Qg3 Rfe7 22.Bc1).   Как играть в этой иррациональной позиции? Сильный компьютер, попыхтев, уверенно вывел 19.Rg3 Re8



20.Re3!?!?! Rхe3 21.fхe3 и посулил белым перевес. Несмотря на очевидные недостатки белой пешечной цепи, угроза е3-е4 перевешивает навал черных на пешку с4!  

Какие выводы можно сделать из анализа? Исаак Липницкий, безусловно, предложил сильнейшую идею в позиции (11.d5 или 11.Rg1 может привести к перестановке ходов), но вывод о том, что белые немедленно получают большое преимущество или грозную атаку, явно преждевременен. Тем не менее, вызывает искреннее восхищение, что еще в 1956-м Липницкий нашел за черных лучшую линию с разменом на d4, несмотря на то, что при этом вскрывается слон b2.

А, может быть, я просто законченный догматик, и условный «Стокфиш 13» переосмыслит все выводы, сделанные в данном блоге.


Репортажи
Чижик или кайман?