Федерация
Шахмат
России
Скачать шахматы бесплатно

Если друг шах дал вдруг

100 лет со дня рождения выдающегося гроссмейстера Исаака Болеславского

Шахматный мир знает блистательных претендентов, стоявших в шаге от трона, но так и не ставших чемпионами мира: Давид Бронштейн, Виктор Корчной, Петер Леко, Борис Гельфанд, Сергей Карякин, Фабиано Каруана (некоторым из списка еще рано опускать руки). Но не менее горько было на душе тем, кто в звездный миг своей карьеры имел все основания сыграть матч на первенство мира – по таланту, по авторитету, по совокупности результатов, но так и остался в отборах вторым. Вечно вторым называли Пауля Кереса, но из послевоенной классики можно вспомнить и результаты Самуэля Решевского с Ефимом Геллером. Если же брать историю на стыке тысячелетий, то здесь статистика еще обиднее – Алексей Широв завоевал право на чемпионский матч, который не состоялся. Ровно как не были сыграны «объединительные» матчи королей ФИДЕ Руслана Пономарева и Рустама Касымжанова.

Любители шахматной истории любят спорить: действительно ли не повезло Роберту Хюбнеру и Андрею Соколову в финальных испытаниях против Виктора Корчного и Анатолия Карпова соответственно? Или на их месте достойнее смотрелись бы Лев Полугаевский с Артуром Юсуповым? Надо сказать, что благодаря расколу шахматного мира 90-х Ян Тимман и Гата Камский оказались в куда более комфортной ситуации, чем некоторые их предшественники. Единственным из счастливчиков, кто бесспорно выжал максимум из своего пути в эпоху сражения великих чемпионов, оказался Найджел Шорт – англичанин в 1993-м прервал великое противостояние двух «К», хоть и потерпел суровое поражение в королевской битве.

Даже на фоне всей этой летописи малых и больших исторических неудач своим трагизмом выделяется судьба Исаака Болеславского. 9 июня 2019 году уроженцу города Золотоноша исполнилось бы 100 лет!

Один из лидеров новой волны, шедшей по стопам побед Михаила Ботвинника, блестящий интерпретатор сицилианской и староиндийской защит быстро выбился в число лучших шахматистов СССР. Три победы подряд в чемпионатах Украины, затем прекрасный старт в звездном по составу чемпионате СССР-1940, где Исаак поделил 5-6 места с будущим шестым чемпионом мира. В последующем матч-турнире на звание абсолютного чемпиона страны Болеславский оказался «злым гением» Пауля Кереса – выиграл у него микро-матч и не позволил тому составить конкуренцию Ботвиннику. Но и четвертое место при шести участниках выглядело очень достойно.

Ему присвоили звание гроссмейстера только в 1945-м, когда в советском первенстве Исаак Болеславский набрал 12 из 17 и занял второе место после…набравшего 15 очков Ботвинника. В радио-матче против сборной США (1945) Исаак обыграл одного из сильнейших шахматистов мира РойбенаФайна со счетом 1,5:0,5, что оказалось страшным ударом для заокеанской команды. Впрочем, как и все итоги матча. Понятно, что Ботвинник играл гораздо сильнее Арнольда Денкера (Денкер подсадили на первую доску как действующего чемпиона США), а Решевский в борьбе равных «сгорел» против Василия Смыслова в своих немыслимых цейтнотах, но когда не сыгравший ни одного международного соревнования молодой человек легко побеждает триумфатора АВРО? Позднее в своих мемуарах Файн говорил, что отказался от матч-турнира 1948 года, опасаясь русского сговора; но что думал он тогда после поражения от Болеславского?

И. Болеславский – Р. Файн



11. c5! Nc8 12. Be3 0–0 13. Qd2 Qe7 14. Rad1 Be8 15. f4 f5 16. exf5 gxf5 17. Rfe1, и черным стало совсем тяжко.


Заочный поединок Болеславского и Файна


Увы, в 1946 году Исаак Болеславский не оказался в числе лучших на Мемориале Стаунтона в Гронингене, который должен был выявить достойнейших после смерти Александра Алехина. В гонке с Максом Эйве победил Ботвинник (14,5 против 14), на третьем месте финишировал Смыслов – 12,5, потом расположились Найдорф и Сабо – по 11,5, а Болеславский и Флор набрали по 11 очков, что автоматически вычеркнуло их из числа участников матч-турнира 1948 года. Впрочем, из-за закулисных интриг не попал туда и Мигель Найдорф, имевший в глазах общественности определенные права заменить отказавшегося Файна. Или Светозар Глигорич, в Варшаве-1947 на целых два очка опередивший Смыслова и Болеславского.

«Несправедливо, конечно, что в матч-турнир не включили Найдорфа, особенно после отказа Файна, – убежден Бронштейн. – А почему не был включен Болеславский, который в двух подряд чемпионатах СССР (1945 и 1947) был вторым? (Для сравнения:Смыслов там разделил 10-11-е и 3-4-е места.)Конечно, было бы логичней провести межзональный турнир, а потом, спустя полгода-год, турнир претендентов. Я не говорю, что Болеславский, Найдорф или я его выиграли бы, но, конечно, результаты были бы другими».

Говоря о Болеславском, Давид Ионович, помню, обронил с горечью: «Исаак никогда не жаловался мне: он тоже понимал, что обладает какими-то минусами в глазах Ботвинника, а может быть, к сожалению, и общества…» Намек слишком прозрачен, чтобы не понять, о чем речь. Как раз в те годы развернулась борьба с «безродными космополитами» (С.Воронков).

Тем не менее, не получив претендентский мандат, в течение 1947 года Болеславский доказывал, что является одним из сильнейших в мире. Чемпионат СССР 1947 года – второе место после Кереса, но впереди Смыслова и остальных сильнейших (Ботвинник не участвовал). Мемориал Чигорина (1947) – дележ 3-4 мест со Смысловым после Ботвинника и его секунданта Вячеслава Рагозина, но впереди Кереса, Глигорича и других звезд.

В межзональном-1948 громко заявил о своих правах Давид Бронштейн, вторым к финишу пришел Ласло Сабо, но Болеславский и тут был в тройке лучших. Однако затем последовала осечка. В чемпионате СССР-1949 он внезапно проиграл последнюю партию белыми Семену Фурману и остался без медали, на что Ботвинник сурово заявил в прессе: «И.Болеславский, к сожалению, начинает незаметно сдавать свои прежние позиции». Болеславский, имевший счет "-7" с легендой советских шахмат, тем не менее, не расставался с мыслью о реванше, и слова Ботвинника подстегнули Исаака.

Перед турниром претендентов в Будапеште, куда не удалось приехать Самуэлю Решевскому, Болеславский имел равный счет с Кересом, а вот Смыслов оставался для него достаточно неудобным соперником. После пяти туров гроссмейстер шел со скромным результатом «+1» благодаря победе над Флором, но затем смог нанести сокрушительное поражение одному из признанных фаворитов.

И.Болеславский – В. Смыслов

1.d4 d5 2. c4 c6 3. Nc3 Nf6 4. Nf3 dxc4 5. a4 c5 6. e4 cxd4 7. Qxd4 Qxd4 8. Nxd4 e6 9. Ndb5 Na6 10. Bxc4!
Не так давно соперник легко сделал ничью после 10.Be3 Bd7 11.Bxc4 Rc8 12.Be2 Nb4 13.Rc1 a6 Флор – Смыслов, 1945, но Болеславский уточнил порядок ходов белых.
10... Bc5
При таком порядке после 10...Bd7 11.0–0 Rc8 12.b3 черные не успевают вывести коня с а6.
11. Bf4 Ke7 12.0–0 Bd7 13. e5
Черным плохо, и такой порядок ходов в славянской защите после этой партии вышел из обращения.
13…Nh5 14.Be3 Rhc8 15.Be2 g6 16.Ne4 Bxe3 17.fxe3 Rc2 18.Nbd6 Rf8 19.Bxa6 bxa6 20.g4 Ng7 21.Nf6


Можно ли вспомнить еще такую безвыходную позицию в карьере Смыслова?
21… Bc6 22. Rfc1 Черные сдались.

Болеславский вышел в лидеры! Мощная дебютная подача в партиях с Котовым и Флором – вот они «+4». Староиндийская жертва пешки с Сабо и еще один белый «эйс» с Лилиенталем, – Исаак Ефремович уже набрал «+6» и на очко опережал преследователя Бронштейна.   В предпоследнем туре Болеславский легко уравнял черными с Котовым, а Бронштейн победил Штальберга. В заключительной битве со шведом уже надо было играть Исааку, а Давиду противостоял могучий Пауль Керес.


Исаак Болеславский, секундант Семен Фурман и Давид Бронштейн

Про финиш турнира в Будапеште сложено много легенд: по отечественной версии всесильный покровитель динамовских шахматистов и бывший глава шахсекции СССР Борис Вайнштейн уговорил Болеславского не играть на победу. Не было четко оговорено, что делать при дележе, а в положении матчей на первенство мира в некоторых случаях фигурировал тройной матч-турнир. Вдруг Бронштейн обыграет Кереса, и вдвоем справиться с Ботвинником будет легче? А Бронштейн выиграл эту партию в блестящем, своем фирменном стиле.   Наоборот, по воспоминаниям Штальберга, он очень удачно разыграл дебют, применив редкий для себя вариант Найдорфа. Болеславскому позиция не нравилась, и если бы Гидеон хоть на что-то претендовал в этой ситуации, он бы сам продолжил борьбу.

И.Болеславский - Г.Штальберг


Черный конь идет на e5, и L.Zero со Стокфишем берут сторону Штальберга.

Так или иначе, друзья-соперники разделили 1 место, а попытки Вайнштейна выиграть закулисный раунд у Ботвинника провалились, – Бронштейна и Болеславского заставили играть дополнительный матч. Давид Ионович блестяще стартовал, выиграв две красивейшие партии, и вел 4,5:2,5 после семи встреч, но дальнейшая часть поединка проходила с ощутимым преимуществом Исаака Ефремовича. Он отыграл одно очко, потом второе – основная часть матча закончилась, и началась битва до первой победы.



Д.Бронштейн – И.Болеславский



55... Qxe7?

Выигрывало 55...Kf7! 56.Rd4 Qxd4 57.Qxd4 c1Q 58.Qd5+ Ke8, и король скрывается от шахов. Но «на флажках» Болеславский прошел мимо выигрыша. Представляю, каково потом спустя годы вспоминать такую позицию и упущенный шанс…
56. dxe7 c1Q 57. exf8Q + Rxf8 58.Qg5+ с вечным шахом.  

Мне не раз доводилось слышать, что в результате на тай-брейке не обошлось без вмешательства «динамовского фактора», и именно этим могло быть обусловлено бесславное поражение Болеславского в следующем поединке. «У Давида больше шансов против чемпиона!»

Много лет спустя, в эпоху гласности Давид Бронштейн обрушился с критикой на Ботвинника и Смыслова, приведя множество фактов, когда честной борьбе на черно-белой доске мешали околошахматные силы. Ботвинник уже умер, а вот Смыслов коротко ответил критику, заметив, что Бронштейн переступил через Болеславского благодаря околошахматным силам за три года до злоупотреблений, в которых обвиняли Василия Васильевича.

Мы не присутствовали на турнире в 1950 году и можем только строить гипотезы о том, что на самом деле случилось тогда. Во всяком случае, Болеславский всегда сохранял с Бронштейном хорошие отношения, и друг позднее женился на его дочери.

Фактически пропустив цикл 1951 года, один из сильнейших шахматистов мира оказался одним из забойщиков сборной СССР на Олимпиаде-1952 (7 из 8), а потом финишировал вторым на тренировочном турнире сильнейших шахматистов СССР перед соревнованием претендентов (Гагра 1953) – 6,5 из 11, выше стал только Василий Смыслов. Однако турнир претендентов, описанный в знаменитой книге «Международный турнир гроссмейстером», стал страшным ударом для триумфатора Будапешта. 11 место, 13,5 из 28 оказались провальным выступлением, но самым страшным для Болеславского было то, что на смену его блестящему счету, в котором он не уступал лучшим из лучших, пришли порой тяжелые просмотры.

На советскую арену выходило новое могучее поколение чемпионов с претендентами, и вскоре Исаак Ефремович покинул ряды элиты. На смену Болеславскому-практику пришел Болеславский-тренер. В 1956-м вместе с ним второе восхождение на битву с Ботвинником совершил Смыслов и добрался до чемпионского трона, а три года спустя к Исааку за помощью обратился Тигран Петросян. Увы, после поражения Петросяна от Спасского в 1969-м главный человек из окружения «непробиваемого Тиграна» нашел виновного в поражении мужа, и в итоге больше на элитном уровне Болеславский не работал.


Тигран Петросян готовится с Исааком Болеславским


Еще в 1951 году Исаак Болеславский переехал в Минск, и многие поколения белорусских шахматистов считают себя его учениками. Даже сейчас, когда шахматный лидер союзной республики Владислав Ковалев тонко разыгрывает староиндийскую защиту, сразу вспоминается тот, кто научил своих новых земляков нюансам яркого дебюта, популярного у соседей-украинцев.

Прошло много лет с того момента, когда Исаак Болеславский покинул наш мир. Он не стал долгожителем подобно Смыслову, Ботвиннику или Бронштейну, его именем не назван контроль или шахматная школа, но в этот день 9 июня 2019 года Исаак Ефремович заслуживает, чтобы его вспомнили.


Репортажи
Чижик или кайман?