Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
1 Октября 2015

Андрей Филатов: Шахматы — великая обучающая игра

Интервью президента РШФ журналу "Аэрофлот Premium"

Андрей Филатов: Шахматы — великая обучающая игра
Андрей Филатов: Шахматы — великая обучающая игра
Бизнесмен, президент Российской шахматной федерации и основатель фонда Art Russe, награжденный медалью ЮНЕСКО, рассказал "Аэрофлот Premium" о любви к своему делу, шахматах в России и советском искусстве. Беседовал Артем Липатов 

- Какие приемы Вы чаще всего используете, руководя Российской шахматной федерацией? Убеждение? Рокировку? Размен фигур? 

- Любая система управления всегда основана на одном факторе: вокруг тебя собираются единомышленники, которые способны выполнять и решать единую задачу. Если получилось собрать команду единомышленников, значит, управление эффективно. И неважно, шахматы это, искусство или бизнес.

- Каковы особенности менеджмента в спорте и в делах музейных, галерейных? 

- Если управленец квалифицированный, то различий особых нет. Всегда эффективно получается, когда человек любит то дело, которым занимается. Если вы занимаетесь управлением в искусстве, но искусство не любите, скрыть это почти невозможно. В каких-то других отраслях это, наверное, можно замаскировать, но все равно человек должен любить то, чем управляет. 

- Есть ощущение, что шахматный бум XX века совсем угас. Каков сегодня в мире уровень интереса к шахматам и шахматистам?

- Я как-то раз в одной арабской стране спрашиваю: «Как вы популяризируете шахматы?» Они говорят: «А у нас каждый шахматист под контролем». Спрашиваю: «Почему?» — «А как же! — говорят. — Если умеет ставить мат королю, значит, потенциально может свергнуть султана!» С другой стороны, я разговаривал с президентом Армении — он рассказал, что ввел шахматы как урок в школе. И очень во многих странах сейчас так делают. В Армении провели социологическое исследование, и оказалось, что дети, которые играют в шахматы, не употребляют наркотики. Дело в том, что, играя в шахматы, ребенок обучается ответственности за свои действия. Плюс он может просчитать, проанализировать, какими будут последствия его поступков. В итоге детская наркомания в Армении ушла на очень низкий уровень. Такой пример уже был в истории: когда после «опиумных» войн значительная часть мужского населения Китая страдала наркоманией, они спасались и возрождались именно через китайские шахматы — и за сто лет полностью справились с этой проблемой. Вот такой, весьма практический жизненный интерес к шахматам тоже есть. 

- Для Вас шахматы — это больше искусство или спорт? 

- Для меня шахматы больше спорт, потому что в шахматах по-любому всегда важен результат. Можно играть как угодно красиво, но если ты нерезультативен…

- А что лучше отражает реальность — искусство или шахматы? 

- Шахматы — великая обучающая игра. А искусство… Если речь идет о современном искусстве, то художник, наверное, лучше чувствует то время, в которое он живет, и может передать свои ощущения зрителю. 

- То есть шахматы — это не зеркало? 

- Это скорее язык, с помощью которого люди общаются друг с другом. Интеллектуальный язык. Если говорить о языке, то в шахматах он основан на логике, в искусстве — на эмоциях. У меня эти две параллельные прямые не пересекаются и не мешают друг другу. Это как голова и сердце, которые в равной степени нужны и важны для гармоничного человека. 

- Что для Вас лично означает меценатская деятельность? Зачем вам это нужно? 

- Прежде всего, это самовыражение. А кроме этого — возможность напомнить всему миру о значимости и величии нашего искусства. Приведу пример. Мы с моим партнером — известным предпринимателем Геннадием Тимченко – организовали чемпионат мира в Третьяковской галерее. Шахматами увлекаются 600 миллионов человек в мире, и многие миллионы смотрели трансляцию, когда играли Ананд и Гельфанд. А вместо рекламных блоков мы поставили лекции о русском искусстве. И один из весьма существенных культурных результатов шахматного чемпионата – возрастающий интерес к русскому и советскому искусству во всем мире. 

- Как Вы относитесь к мнению, что настоящий талант сам себя продаст и продвинет? 

- Я считаю, что таланту надо помогать. Сложно реализоваться, не имея определенных условий. 


- В работе с искусством Вы руководствуетесь личными вкусами? 

- Если говорить о личном выборе, я покупаю только то, что мне нравится. Это советское искусство. 

- Предпочитаете соцреализм или что-то более нестандартное, вроде Рабина и Немухина?

- Термин «соцреализм» я не принимаю и не признаю. Есть великое советское искусство, которое на полмира влияло, как минимум. И мы сейчас его делим на какие-то направления и стили. Оно разное, но все оно советское искусство. 

- А то, что оно было некоторым образом изолировано от окружающего мира — это помешало или помогло? 

- Оно не было изолировано от окружающего мира. Мы в изобразительном искусстве конкурировали с миром, причем очень успешно. Как и в балете, как и в науке, и в военных технологиях. Известный советский скульптор Вера Мухина выиграла золотую медаль в Париже. Живописец Виктор Попков получил Гран-при на биеннале там же. У Советского Союза были достижения, и мы в значительной степени влияли на мировую культуру. Просто у нас была другая эстетика: человека труда, героики, мира, созидания, чистоты, любви к Родине. 

- Какое место шахматы занимают сейчас в России? 

- Шахматы очень популярны и достаточно активно развиваются. Они просто ушли в интернет в значительной мере. Если посмотреть, какое количество турниров проходит в интернете, какое количество людей смотрит шахматные трансляции, это может вызвать удивление. Я считаю, что шахматы у нас сейчас на пике и интерес к ним выше, чем был в советское время. 

- Даже так?
 
- В прошлом году российский президент дважды посещал шахматные соревнования. Были руководители из других стран. Если раньше турнир «Белая ладья» был соревнованием местного значения, то сейчас он выходит на международный уровень — многие страны подают заявки. Россия за короткое время дважды с успехом провела чемпионат мира среди мужчин. Aeroflot Open занесен в Книгу рекордов Гиннесса как турнир с самым большим числом гроссмейстеров за всю историю шахмат — больше 150 из более чем 60 стран мира. Шахматы в России любят и поддерживают. Среди тех, кто много делает для шахмат, — Дмитрий Песков, Аркадий Дворкович, предприниматели Виталий Савельев, Самвел Карапетян, Андрей Гурьев. 

- Турниры, учрежденные корпорациями, — это новое явление в шахматах? 

- Нет, это всегда было. Вообще, шахматы в XX веке развивались главным образом через туризм. В не сезон мировые столицы, крупные исторические и культурные города приглашали к себе какой-нибудь большой шахматный турнир с участием известных гроссмейстеров. Неудивительно, что поток туристов возрастал: любителей шахмат в мире многие миллионы. И сегодня туристические города выделяют деньги на турниры. Что касается корпораций — многие IT-компании, такие как Microsoft, раскручивали свои бренды через шахматные турниры. В этом есть смысл. Например, если шедевральная партия сыграна на Aeroflot Open, то любители шахмат всего мира ее изучают, и узнаваемость бренда повышается. Ну и, конечно, закрепляется имидж компании как умной, интеллектуальной. Но «Аэрофлот» вообще любим шахматистами, потому что хороший шахматист летает, я думаю, в год раз двадцать пять. Когда садимся в аэрофлотовский самолет — как домой попадаем. 

- А какие страны сейчас стали главными поставщиками гроссмейстеров? 

- Непростой вопрос. Сейчас это, наверное, Китай, Индия. В Европе, что интересно, самое большое количество шахматистов с международным рейтингом Эло — из Германии. Думаю, здесь есть привязка к экономическому развитию. Не беру Норвегию, потому что там сейчас вообще шахматный бум: в каждом кафе играют, несколько каналов транслируют соревнования. А детские шахматы — это Франция. 

- Вы играете в шахматы с компьютером? 

- Играл. Но сейчас стараюсь вообще меньше играть: это требует много свободного времени, а его нет.

- Вас печалит понимание того, что, рано или поздно, машина заменит живого гроссмейстера?

- Машина ездит быстрее человека, но это же не отменяет легкую атлетику. Не надо с компьютером соревноваться, вот и все. 

- Что Вы почувствовали, когда получили медаль ЮНЕСКО за выдающиеся достижения в области культуры и искусства, а также за вклад в развитие международных культурных связей? И какое значение для Вас имеет общественное признание? 

- Удовлетворение почувствовал. От того, что заметили мою деятельность. Большая, уважаемая организация… Это было неожиданно и приятно. 

- Шахматисты, как и художники, нередко бывают немного не от мира сего. С другой шкалой ценностей, скажем так. Как Вам удается с такими людьми налаживать контакт?

- Знаете, был такой случай в истории. Когда Корчной играл с Че Геварой, — а тот довольно неплохо играл — Корчного попросили сделать ничью. Корчной выиграл. К нему пришли и спросили: «Ну, почему?!». А Корчной ответил: «Да он ничего не понимает в каталонском начале!». Как я уже говорил, шахматы — это спорт, и здесь главный критерий — результат. 

Текст и фотоматериалы предоставлены журналом "Аэрофлот Premium"




← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.
?>