Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
30 Октября 2016

Александр Рязанцев: Я соскучился по серьезным турнирам

Беседа чемпиона России-2016 с главным редактором сайта РШФ Владимиром Барским

– Александр, поздравляю с прекрасной победой! Что предшествовало Суперфиналу, почему за тебя так болели местные дети-шахматисты?

– В Новосибирске перед турниром проходила сессия Гроссмейстерского центра Сибири, уже 4-я в этом году. Сроки определялись заранее, изменить их было нельзя. Начиналась сессия за шесть дней до старта и продолжалась еще несколько дней одновременно с Суперфиналом, чтобы дети могли посмотреть, как играют сильнейшие шахматисты страны. Собрался очень сильный тренерский состав: Сергей Рублевский, Антон Шомоев, Павел Малетин, Андрей Шариязданов, Андрей Белозеров, Иван Смыковский. Потрясающие специалисты, которые проводили занятия, читали лекции, делились своими взглядами на шахматы. Надеюсь, детям эти занятия принесут пользу. Я тоже пять дней работал с учениками, поэтому мое пребывание в Новосибирске затянулось на три недели.

– То есть готовили все-таки детей? Или руководителя центра – к Суперфиналу?

– Судя по итоговому результату, непонятно, кто кого готовил (смеется). Но в целом, конечно, готовили детей к чемпионату мира в Батуми. Из наших воспитанников там выступали Володар Мурзин и Гриша Пономарев.

– Это воспитанники центра развернули на открытии Суперфинала плакат «Рязанцев – чемпион»?

– Да. Меня это очень тронуло, большое им за это спасибо! Было очень приятно, так меня еще никогда не поддерживали!

На открытии Суперфинала

– По ходу турнира дети, их родители подходили, поддерживали?

– Сессия закончилась через несколько дней после начала турнира, дети разъехались по своим городам. Но те, кто живут в Новосибирске, приходили и болели. Еще я хотел бы поблагодарить своих родных, близких людей, друзей, которые меня ежедневно поддерживали.

– Поговорим про сам турнир. Как он для тебя складывался?

– В первом туре встречался с Бочаровым. Надо сказать, что Дима для меня довольно своеобразный соперник. Во многих партиях с ним я стоял с большим перевесом, но до этого мне ни разу не удалось выиграть у него в классику. Так что победа над ним на старте очень порадовала. Я решил разыграть дебют без особых амбиций, спокойненько и посмотреть, как пойдет, – все-таки, еще только начало турнира. Дима сыграл в дебюте неаккуратно, позволил мне развить инициативу, которая в итоге переросла в сильную атаку. Закончилось всё тактическим ударом на поле f7, который решил исход партии.

А. Рязанцев – Д. Бочаров

Ход белых

25.Rxf7+! Kxf7 26.Qg6+ Kf8 27.Qxe6 Bf6 28.Bg6 Черные сдались.

Потом выдалась серия ничьих. Все партии черными были очень напряженными – с Опариным, со Свидлером. Стоял хуже с Женей Томашевским, он владел инициативой. В какой-то момент я, наверное, подровнял позицию, но перед самым контролем 40-м ходом допустил серьезную ошибку.


Е. Томашевский – А. Рязанцев

Ход белых

Женя видел возможность 41.h4!, но этот ход обоюдоострый. До этого белые играли без риска, а тут все-таки стоило рискнуть. Женя недосчитал несколько вариантов и отказался от этого продолжения. А если бы он на него пошел, то моя позиция вызывала бы большие опасения. А так наша партия вскоре завершилась вничью.

И, конечно, последняя партия черными с Димой Яковенко была тоже очень сложная.

– О ней мы поговорим отдельно, а пока хочу спросить вот о чем. На Суперфинале результативность была невысокой, в некоторые дни вообще все партии заканчивались вничью. Такая плотность ожидалась?

– От турнира к турниру происходит по-разному. Могу сказать, что в Новосибирске все ребята боролись – даже в те дни, когда была всего одна результативная партия или вообще все ничьи. В большинстве партий возникали сложные, напряженные позиции: кто-то владел инициативой, но всё равно получилась ничья. Как, например, у Бочарова со Свидлером было абсолютно выиграно, а черные спаслись. Это был достаточно плотный турнир, плюс статус чемпионата России добавляет ответственности, концентрации, серьезного отношения к делу. В целом, люди играли очень надежно.

– И не было явных аутсайдеров, на ком можно очки набирать?

– Да. Только под конец Дима Бочаров, видимо, не выдержал напряжения, не справился с волнением. Наверное, после партии с Петром Свидлером, когда он не забил с трех метров в пустые ворота, это его надломило, и два последних поражения, думаю, именно с этим связаны. А в целом, повторюсь, турнир очень плотный, никто не подставлялся, все играли очень внимательно. Отсюда и большое количество ничьих.

– Что сейчас важнее: глубина дебютной подготовки или эффект неожиданности?

– Вообще, в Новосибирске у меня была довольно забавная ситуация: сразу три соперника, Федосеев, Инаркиев и Кокарев избрали против меня дебюты, которые играли второй или третий раз в жизни. Так, Федосеев во втором туре избрал против Свидлера вариант 1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nf3 а6!?

Ход белых

Я, честно говоря, подумал, что это подготовлено специально под Петра, и не посмотрел ход а6. А Федосеев против меня сыграл точно так же!

– Да, вид у этого хода какой-то несолидный!

– А на самом деле, если разобраться, ход довольно принципиальный, он резко сужает возможности белых. У меня была заготовлена линия на а6, все-таки этот ход я когда-то разбирал, но она была посмотрена не так серьезно, как требуется. Я следовал своим анализам, но план с g5 и Nh5 у меня совсем не был посмотрен. И по разным соображениям я решил в тот день не лезть на рожон, а повторил ходы.

То же самое случилось с Эрнесто Инаркиевым. Я готовился достаточно много, смотрел всевозможные дебюты. Лишь в одной партии – против Томашевского в Новосибирске – Инаркиев применил защиту Рагозина и проиграл. Если честно, я опять подумал, что это был выбор под соперника, – никак не ожидал, что люди так серьезно подготовились. Подготовили абсолютно новый дебют, не встречавшийся никогда в их практике. На мой взгляд, это все-таки достаточно рискованный подход, потому что нет опыта разыгрывания, а дебюты все очень серьезные.

Опять-таки, в защите Рагозина у меня была одна идея, на самом деле, я не просто так вышел в линию с Bg5 и разменом на f6, но ранний ход 7…с5 не был мною глубоко проанализирован. Действительно, ход интересный, Эрнесто легко добился равенства, и получилась ничья.

Последняя партия, которая развивалась по тому же сценарию, была с Димой Кокаревым. Однако на этот раз я уже подошел к возможным сюрпризам чуть серьезней. Хотя я все равно полагал, что процентов на 70-80 будет «староиндийка», которую Дмитрий постоянно играет. Но в Новосибирске он один раз применил защиту Грюнфельда против Витюгова. Я когда-то давно анализировал ход 5.h4, и подумал, что поскольку для Дмитрия защита Грюнфельда – новый дебют, то вряд ли он уделил особое внимание этому редкому продолжению. Это все-таки достаточно рискованный ход, который ведет к позиции со взаимными шансами. А показалось, что Дима готов лучше меня! У нас возникла позиция, в которой, как я считал, инициатива принадлежит белым. Дима знал больше меня, но моя оценка позиции, видимо, была правильной. 

– Отсутствие опыта сказалось, и Кокарев не очень хорошо чувствовал эту позицию?

– Возможно, – я не знаю, надо у него спрашивать, – возможно, он посмотрел на оценку компьютера, который в какой-то момент пишет «нули», и решил дальше не проверять. Либо что-то недосмотрел. Но в целом его подготовка оказалась поверхностной, хотя позиция с практической точки зрения очень опасна для черных. Белые же почти ничем не рискуют, за отданную пешку у них сильная инициатива. И даже если инициатива выдохнется, то с мощным слоном на h6 ничью они, скорее всего, сделают. Тогда как если черные допустят ошибку, то могут легко схлопотать мат. Что, в общем-то, и произошло в партии.

– После этой победы тебе удалось выйти на «плюс 2». В следующем туре добился перевеса с Гогановым, но получилась ничья. А с Грищуком белыми решил «уплотниться»?

– Решил не лезть в сложные классические системы против староиндийской, а проверить знания соперника в разменном варианте. Александр оказался очень хорошо готов, поэтому получилась быстрая ничья.

– И вот расклад перед последним туром: лидируете вы с Федосеевым, а догнать вас может чуть ли не полтурнира. Какой был настрой на последнюю партию, в которой предстояло играть черными с Яковенко?

– Настрой был – играть исключительно по позиции. Я понимал, что, скорее всего, последует ход е4, но потратил на подготовку к нему меньше всего времени. А именно тот вариант, который случился, я решил сыграть за полчаса до выхода из гостиницы, и почти ничего не повторил. Вначале думал избрать один вариант, потом другой. Это было такое спонтанное решение перед партией.

Конечно, вполне вероятны были ходы 1.d4, 1.с4 и 1.Nf3 с различными закрытыми системами, но я понимал, что Дима, скорее всего, выберет 1.е4. Ведь если я сыграю Каро-Канн, то возникнет очень сложная позиция с пространственным перевесом у белых. Что немаловажно, в этом турнире так со мной играл Свидлер, и я всю партию защищался; естественно, Дима эту партию видел и знает направление, куда я иду. Плюс Федосеев в Новосибирске одержал победы над Витюговым и Бочаровым в этой системе. То есть вариант имел «плюс 2» в Суперфинале, поэтому мяч был на стороне черных. Я готовился к сложной борьбе, что характерно для варианта с h6 и g5, но настрой был играть по позиции.

– А партии конкурентов не особо волновали? Или посматривал все-таки, что у них происходит?

– Первый час мне еще удавалось что-то посмотреть. А потом, когда позиция стала напряженной, я потратил довольно много времени в дебюте, в какой-то момент было на полчаса меньше, чем у соперника, а это уже очень рискованно. По-моему, 22 минуты на 52, примерно так. Поэтому я почти не вставал, всю партию работал за доской. Видел только, что Грищук, который сидел у меня за спиной, быстро одержал победу над Кокаревым. А про остальные партии я уже задним числом узнал, как они закончились.

Решающая партия Суперфинала

– С чем связана такая задумчивость в дебюте? Старался докопаться до самой сути, найти лучший ход?

– Все-таки позиция была очень сложной. Возможно, надо было принимать решения легче и быстрей, но тогда они, не исключено, оказались бы другими. Слишком велика была цена хода, поэтому я старался как можно дальше заглянуть в будущее. Не знаю, получилось это или нет. Но меня очень удивило во время партии, как медленно перестраивались белые: перевели слона на e3, ферзя на d2… Я ожидал, что Дима где-то разменяется на с4 и пойдет Nc2, жертвуя пешку a4. Так гораздо более инициативно. Мне, честно говоря, позиция черных внушала определенные опасения. Но когда я разменял коня b5, то было видно, что у меня уже поприятней. Поэтому дальше я уже попытался развить наступление.

Под цейтнот, когда у меня оставалось две минуты против пяти, я «подкрутил»: пошел где-то h6-h5, предложил жертву на g5. Надо смотреть, но у черных по виду везде опасная атака – может, и решающая. Дима допустил решающую ошибку 39-м ходом, когда побил ферзем на е6.

Все партии Александра Рязанцева в Новосибирске-2016


Александра Костенюк призналась, что ее очень мотивировал первый приз - автомобиль. А тебя?

– Меня, честно скажу, мотивировал сам турнир. Последний свой «круговик» я сыграл в 2010 году в Пойковском. И вот спустя 6 лет первый серьезный, сильный круговой турнир, куда я отобрался. Я сыграл в этом году всего два классических турнира – это Высшая лига и Суперфинал. И, видимо, больше не сыграю. Поэтому для меня первоочередным было желание показать хороший уровень и получить удовольствие от игры и результата. Это была основная задача.

– А почему в последние 5-6 лет ты так снизил игровую активность? Молодой перспективный гроссмейстер с рейтингом далеко за 2700 – и стал так много внимания уделять тренерской работе?

– Так сложилась судьба. В 2010 году Евгений Бареев предложил мне поработать со второй женской сборной на Олимпиаде в Ханты-Мансийске. Я принял это предложение. За команду выступали Наталья Погонина и Ольга Гиря, которые потом доросли до первой сборной. В принципе, мне нравится и тренировать, я получаю от этого удовольствие. Хотя считаю это довольно тяжелой и ответственной работой, а любую работу надо пытаться выполнять на максимум.

Поэтому когда я стал совмещать игру и тренерство, то практический элемент, скажем так, стал сужаться, я стал меньше играть. Но последнее время было слишком много тренерской работы, поэтому уже года полтора я почти не участвовал в классических турнирах. Вот в быстрые шахматы стараюсь регулярно играть, чтобы поддерживать форму – в этапах Рапид Гран-при России, в чемпионатах Европы и мира.

– То есть соскучился по классическим шахматам?

– Соскучился по таким серьезным турнирам. Я играл в двух Суперфиналах и в Пойковском, то есть всего в трех турнирах.

– А работа со сборной и с отдельными топ-гроссмейстерами помогают тебе развиваться как шахматисту?

– Конечно, особенно работа с ведущими мужскими гроссмейстерами. Но есть и обратная сторона. Зачастую ты обрабатываешь очень много дебютной информации, которая в твоей практической партии, в твоем репертуаре может никогда не встретиться. Например, ты смотришь отдельный вариант из какой-то системы, которую ты не играешь, и применить всю систему не сможешь, потому что ты знаешь только одну-две линии.

– Приходится работать на узком участке?

– Бывает по-разному. Если ты тренер женской сборной, то ставишь абсолютно весь репертуар. Но в основном показываешь то, что ты знаешь. Несомненно, тренерство обогащает твои взгляды на шахматы. Но та энергия, которая затрачивается… В общем, есть плюсы и минусы.

Баку-2016, Олимпиада. Наталья Погонина и тренеры женской сборной России Евгений Наер и Александр Рязанцев

– Ты работал с Грищуком, с Крамником. С кем еще?

– Три года – с Александрой Костенюк. В 2008-2009 годах помогал Анатолию Евгеньевичу Карпову. Все эти люди, прежде всего, личности. С ними очень интересно работать, это обогащает и тебя самого как личность.

– Знаю, что ты очень разносторонний человек и, в том числе, заядлый путешественник. Какие у тебя были самые интересные вояжи?

– Я считаю, что жизнь многогранна, и стоит уделять внимание не только шахматам, учебе и работе, но пытаться найти друзей, найти какие-то новые ощущения. В принципе, мы каждый год планируем с друзьями какие-то мероприятия, ездим в путешествия. Например, года полтора назад мы приехали с друзьями в Улан-Удэ и пошли на гору Шумак – это очень большое место силы. Планировали, что будем путешествовать неделю, а задержались почти на две. За несколько дней прошли порядка 60-70 километров, а потом по разным обстоятельствам нам пришлось задержаться на неделю, и в итоге вернулись обратно на вертолете. Получилось большое путешествие с большими приключениями. Я люблю такой экстрим, путешествия и связанные с этим риски.

– Какие еще были интересные вылазки?

– Самые разные! Например, ехали на машине от Москвы до Читы; по дороге туда и обратно, кстати, останавливались в Новосибирске. Были и прыжки с парашютом. В целом, здоровый экстрим я приветствую. Но, конечно, все это должно быть продуманно, и безопасность должна стоять на первом месте.

– При этом ты успел еще защитить кандидатскую диссертацию! В какой области?

– По психофизиологии. В 2006 году я приехал в Челябинск, поступил в аспирантуру Южно-Уральского государственного университета. Мне очень повезло, что моим научным руководителем стал Евгений Витальевич Быков, профессор, доктор медицинских наук. Сейчас мы с ним большие друзья. Он крупный ученый и незаурядная личность. Я ему очень благодарен, для меня он гораздо больше, чем просто научный руководитель. Он мне придал импульс для научной работы.

В 2009 году мы провели достаточно уникальные исследования – изучали, как умственные нагрузки влияют на развитие детей младшего школьного возраста. Была проведена большая работа, с результатами которой можно познакомиться, найдя в Интернете автореферат и диссертацию. Мне кажется, мы пришли к весьма интересным выводам.

Потом мои исследования были продолжены в группе Быкова другими аспирантами. Удалось накопить и обобщить большой опыт влияния интеллектуальных нагрузок на детей младшего школьного возраста. Если 2-3 года ребенок занимается шахматами, то это очень положительно влияет, например, на стрессоустойчивость.

– Речь идет о занятиях шахматами для общего развития?

Конечно. Любой профессиональный спорт имеет свои минусы. А для общего развития, считаю, шахматы очень полезны. И с точки зрения педагогики тоже, что уже всем известно: они учат мыслить схемами, нести ответственность за свои поступки и т.д. А мы исследовали влияние шахмат с точки зрения физиологии и психофизиологии.

– Но сейчас научную работу, видимо, не продолжаешь? Ведь невозможно всё успевать!

– После защиты диссертации я еще пару лет занимался этим, но с 2011 года переключился больше на тренерскую работу. Как раз когда стал работать со сборной.

– А сейчас живешь в Челябинске или в Москве?

– На два дома. Жена и ребенок сейчас живут в Челябинске, и там я провожу, конечно, больше времени, но очень часто бываю в Москве. Скажем так, 70 на 30 или 60 на 40 – Челябинск-Москва.

– И последний вопрос. После такой большой победы изменятся как-то твои приоритеты? Будешь ли больше сам играть в турнирах?

– Я об этом еще не думал, честное слово! Последние 3,5 месяца были настолько напряженные, из них я буквально две недели провел дома, а всё остальное время работал. 1,5 месяца буквально на неделю, 10 дней я заехал домой, и снова 1,5 месяца в работе. Хочется просто перевести дух и ни о чем не думать, насладиться тем высоким результатом, который удалось достичь. Пока других мыслей нет.

– Александр, спасибо за беседу, и пойдем продолжать праздновать твою победу!

"Рено" для чемпиона

Фотографии Владимира Барского, Алексея Цилера и Этери Кублашвили



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.