Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
5 Февраля 2013

К звездам двадцать лет спустя

Дмитрий Кряквин проводит параллели между «Аэрофлотом-2013» и легендарными турнирами серии «Intel»


Уже совсем скоро в Москве начнется «Аэрофлот Опен». В этом году популярное соревнование проходит в новом формате: его главной «изюминкой» станет нокаут-турнир, свое участие в котором уже подтвердили Александр Грищук, Петр Свидлер, Дмитрий Андрейкин, Сергей Карякин, Ян Непомнящий, Ван Хао и Шахрияр Мамедьяров. Конечно, это уже не первый такой эксперимент в новейшей истории – достаточно вспомнить, что полтора года назад звездный Мемориал Ботвинника также проводился с ускоренным контролем. И хотя перед стартом было немало возражений, поскольку Михаил Моисеевич категорически возражал против быстрой игры, но в итоге даже самые заядлые критики, побывав в центре новых технологий «Красный Октябрь», признали, что прошедший турнир оказался одним из самых интересных за последнее время.


На этот раз все гораздо демократичнее и веселее: у каждого игрока есть шанс победить в отборе и выйти на бой с великими. Конечно, немного жаль, что в этом году «Аэрофлот» проводится незадолго до турнира претендентов (а также совпадает по срокам с Мемориалом Петрова в Юрмале), поэтому в числе приглашенных финалистов нет нескольких лидеров мировых шахмат, которые решили поберечь силы перед Лондоном и не последовали смелому примеру Грищука и Свидлера. Но зато приятно, что «звезды» сейчас укомплектованы, в основном, лучшими россиянами, и многие из них являются признанными специалистами по рапиду. Так что состав очень силен, поэтому интрига турниру обеспечена, а учитывая формулу и наличие такого драматического действа, как «Армагеддон»... Обычно даже одна «партия смерти» надолго оставляет след в сердцах болельщиков — вспомните недавнюю битву за «землюшку русскую», когда пат спас остатки дружины Сергея Карякина в битве с Александром Грищуком. А тут таких баталий может оказаться несколько в каждом туре. Конечно, вспоминается фраза, сказанная в начале 90-х, кажется, Сименом Агдестейном: «Похоже, зрителю больше всего нравится смотреть, как мы дергаемся в цейтноте», - но факт остается фактом — острейшая схватка сильнейших гроссмейстеров, сопровождаемая мгновенными передвижениями фигур и глухими ударами по часам, всегда манит весьма разборчивых московских любителей шахмат.


Я не случайно вспомнил слова норвежского гроссмейстера: формула турнира почти один в один (сейчас она даже справедливее — восемь выходящих мест вместо шести) соответствует системе проведения знаменитых «Кремлевских звезд», которые, страшно подумать, впервые прошли в столице почти двадцать лет тому назад! В начале 1994 года Профессиональная шахматная Ассоциация, возглавляемая Гарри Каспаровым, совместно с генеральным спонсором корпорацией «Intel» объявили о проведении «Intel Gran Prix» — серии турниров по быстрым шахматам, включавших в себя отборочные состязания и финалы по нокаут-системе, где играли приглашенные звезды и триумфаторы квалификации. Победитель и призеры определялись по сумме набранных очков в этапах, которые принимали Москва, Нью-Йорк, Лондон и Париж. Многие известные шахматисты с восторгом восприняли перспективу увлекательных сражений с 25-минутным контролем, в Москве на старт вышел даже такой уважаемый старейшина, как Василий Васильевич Смыслов. «Кремлевские звезды» (так назывался первый турнир интеловской серии) привлек на свои трибуны тысячи москвичей и гостей столицы, его в прямом эфире освещали каналы «Eurosport» и «НТВ», а драматические события еще долго муссировались на страницах газет и журналов.


Автор в 1994 году был еще 10-летним карапузом, однако не отрываясь следил за ходом борьбы по телевизору, с восторгом ловя каждое слово комментатора Сергея Макарычева. Впечатления были настолько яркими, что даже сейчас, много лет спустя я помню очень многое из того, что видел тогда. В отборочном турнире всю дистанцию лидировал Евгений Бареев, однако в последнем туре не сумел устоять черными с Алексеем Выжманавиным и остался за бортом финала. Вслед за Выжманавиным к звездам присоединились Леонид Юдасин, Илья Смирин, Владимир Маланюк, Зураб Азмайпарашвили и Яан Эльвест. Состав же грандов был просто потрясающим: Гарри Каспаров, Владимир Крамник, Вишванатан Ананд, Василий Иванчук, Алексей Широв, Майкл Адамс, Гата Камский, Найджел Шорт, Ян Тимман и Виктор Корчной. Пикантности быстрым сражениям придавало еще и то, что никакого добавления тогда и в помине не было! Играли по 25 минут, при равном счете — «Армагеддон» 6 на 5 с ничьей в пользу черных. Времени на обдумывание в этом случае больше, чем при современных 15+10 или 5 на 4 с добавкой после 61-го хода, зато сплошь и рядом случалась игра на падающих флажках со всеми сопутствующими прелестями. Яркий пример — решающая партия матча Иванчук — Азмайпарашвили.


З. Азмайпарашвили — В. Иванчук

Москва 1994, первый круг, «Армагеддон»



В такой примерно позиции (увы, в базе запись заканчивается ходов за 15 до искомого положения, поэтому могут быть незначительные неточности — ставил по памяти; но у черных точно были две лишние пешки на одном фланге) Василий Иванчук потребовал зафиксировать ничью (в блице!) — на часах украинского гроссмейстера оставалось всего несколько секунд. Подошел судья и внезапно ничью зафиксировал, заявив, что ПША не приветствует игру на время, а значит, сбивать флаг «без двух» нехорошо и неспортивно. Азмайпарашили подал протест, который остался неудовлетворенным. Потом мне несколько дней снились глаза грузинского шахматиста, которые телевизор в этот критический момент показал крупным планом...


Задумчивость Василия Иванчука в матче с Зурабом Азмайпарашвили оборачивалась жесточайшими цейтнотами...


Также в дополнительной партии заканчивался матч Смирин — Ананд. Тут случилась настоящая драма — израильский гроссмейстер на равных бился с одним из сильнейших игроков мира, и его победа была уже близка...


И. Смирин — В. Ананд

Москва 1994, первый круг, «Армагеддон»



Легко побеждало 66.Ke1, а еще проще — 66.Kc3, обходя сбоку черного собрата. А после 66.Ke2 Ананд поставил перед соперником последнюю задачу:

66...f3+! 67.gxf3+??

Импульсивное взятие упускает победу, в то время как хладнокровное 67.Kf1! fxg2+ (или 67...Kf4 68.Kg1 fxg2 69.Kxg2 h5 70.f3) 68.Kxg2 Kf4 69.f3 h5 70.h4 вело к выигранному пешечному окончанию.

67...Kf4 68.Ke1 Kxf3 69.Kf1 h5

С активным королем черные легко удерживают спасительную оппозицию, не выпуская белого визави без потери пешки «h».

70.Kg1 Kf4 71.Kg2 h4 72.Kg1 Ke4 73.Kf1 Kf3 74.Ke1

Последний шанс, но теперь черные успевают темп в темп.

74...Kg2 75.f4 Kxh3 76.f5 Kg2 77.f6 h3 78.f7 h2 79.f8Q h1Q+ Ничья, и Ананд прошел в четвертьфинал.


Своим спокойствием в критических ситуациях Ананд напоминал гостям турнира Будду...


Первый круг вообще выдался тогда богатым на неожиданности: к восторгу зрителей, прошел дальше Виктор Корчной, выбивший из борьбы Майкла Адамса, Владимир Маланюк не оставил шансов Гате Камскому, а Алексей Широв после яркой победы в стартовом поединке не смог победно завершить матч со своим тезкой Выжманавиным. Без особых проблем прошли в четвертьфинал Гарри Каспаров, Владимир Крамник и Найджел Шорт.


Второй круг ознаменовался эпической битвой тринадцатого чемпиона и его будущего наследника.


В. Крамник — Г. Каспаров

Москва 1994, четвертьфинал, вторая партия



У белых много чего под боем: слон, пешка с5, потенциально будет грозить «семейная вилка» на е3… Но в этот момент Владимир Крамник стремительно пошел вперед, не считаясь с жертвами.

26.fxe5! Nxh4 27.exd6 Ne5 28.Rxd4 Nf5 29.Rxf5! gxf5 30.Qxf5 Kg7 31.Bxh5 Rh8?

Шансы на защиту давала перекрытие четвертого ряда – 31...Rb4!; теперь же черные проигрывают.

32.Rg4+! Kf8 33.Qe6! Rb7 34.c6



34...Rxb2+

Чемпион мира пробует последний шанс, возвращая материал и уповая на вечный шах, но король белых легко скрывается от преследования.

35.Kxb2 Qb6+ 36.Ka3! Qc5+ 37.Ka4 Qc2+ 38.Kb5 Qb2+ 39.Ka6 Qe2+ 40.Kb7 Rh7+

Еще эффектнее указанное Крамником после партии 40...Qb5+ 41.Kc7 Rh7+ 42.d7 Rxd7+ 43.cxd7 Qc5+ 44.Kd8 — король белых все равно прячется за свою пешку.

41.d7 Черные сдались. Зал буквально неистовствовал, и Каспаров поспешил укрыться за кулисами, оставив победителя на сцене Кремлевского Дворца съездов принимать поздравления. А вы не скучаете иногда по тому Владимиру Крамнику из 90-х: с огромной копной волос и неизменной сигареткой, но регулярно создающему подлинные шедевры в поединках с величайшим шахматистом всех времен и народов?


В других четвертьфиналах Иванчук не оставил шансов Шорту, Ананд расправился с Маланюком, а Выжманавин поверг ветерана Корчного. Но наиболее драматичным оказался полуфинал. И если индийский гроссмейстер довольно спокойно и уверенно одолел своего украинского коллегу, то в другой схватке за выход в финал произошел случай, не имевший аналогов в мировой истории.


А. Выжманавин — В. Крамник

Москва 1994, полуфинал, «Армагеддон»



В ничейном окончании Крамник грубо ошибся и оказался на грани катастрофы – у него было меньше времени и абсолютно безнадежная позиция. Но тут Алексей Выжманавин внезапно предложил ничью... Московский гроссмейстер, утомленный тяжелым отбором и затяжными битвами с Шировым и Корчным, почему-то решил, что ничья выводит его в финал! Публика поначалу ничего не поняла – все решили, что черные сдались. А после оглашения результата зал забурлил: больше всего возмущались «каталы» из парка в Сокольниках, помнившие молодого Алексея по нескончаемым блиц-матчам еще в советское время и по-своему трактовавшие окончание партии... «Ну, не сдаваться же мне в ответ на предложение? А если это была рука судьбы?» – устало рассказывал о концовке матча на пресс-конференции Владимир Крамник. Увы, рука судьбы не помогла российскому гроссмейстеру в финальном поединке с Анандом.


Серия «Интел Гран-при» продолжалась, даря любителям шахмат во всем мире новые сенсации и пищу для обсуждений. В Нью-Йорке Крамник снова поверг Каспарова, на этот раз в поединке за первое место, а в Лондоне чемпион мира вылетел аж в первом круге, проиграв… компьютеру «Чесс Гениус», который следом всухую обыграл Предрага Николича, но затем уступил Ананду. Были такие времена, когда человек мог обыграть одну из сильнейших игровых программ, да еще и с ускоренным контролем.


Через пару секунд Гарри Каспаров впервые в своей жизни капитулирует против компьютера

Однако в Париже идейный вдохновитель Гран-при собрался и сумел занять первое место, в итоге став победителем всей серии. В 1995 году лучшим по итогам четырех состязаний стал Вишванатан Ананд, а вот в 1996-м «Кремлевские звезды», увы, стали одним из двух состязаний неоконченной серии — «Intel», разгневанный тем, что Гарри Каспаров сыграл матч с супермашиной конкурирующей компьютерной корпорации IBM, решил разорвать отношения с шахматным миром...


Конечно, нынешний «Аэрофлот», несмотря на внушительный состав, пока еще не может претендовать на роль самого сильного нокаут-турнира по быстрым шахматам, однако важнее всего то, что славные традиции, заложенные в 1990-х, наконец-то возрождаются. Нам не дано предугадать, каким окажется грядущий турнир. Ожидают ли нас поединки, равные по драматизму вошедшим в историю битвам Иванчука с Азмайпарашвили или Крамника с Выжманавиным? В любом случае, зритель, пришедший на главный турнир фестиваля, наверняка получит массу удовольствия. А через год, когда турнир претендентов останется позади, «Аэрофлот» вполне может стать «Звездами Аэрофлота».


Фото из архива канала "Eurosport"




← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.