Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
25 Марта 2015

Кузница чемпионов

Дмитрий Кряквин продолжает вспоминать Мемориалы Чигорина в сочинской «Жемчужине»

В начале мая этого года в Сочи пройдет командный чемпионат страны по шахматам. РШФ предпринимает важные шаги по возвращению былого величия клубного первенства России: за создание лиги взялась опытная команда менеджеров, а сам чемпионат состоится в самой шахматной гостинице Сочи – «Жемчужине», где когда-то проходили легендарные турниры памяти Чигорина. Которым, а также людям, посвятившим свою жизнь становлению российской шахматной школы, и посвящено исследование автора.


К звездам через тернии

Вторая половина 70-х годов ознаменовалась необыкновенным взлетом шахматной школы РСФСР – давали знать о себе плоды многолетней работы ее кураторов. Представьте себе, что такое команда РСФСР в масштабах Советского Союза? Берем, распечатываем нынешний рейтинг-лист топ-50 российских шахматистов и карандашом вычеркиваем игроков, представляющих Москву и Санкт-Петербург. Сильно поредел список? Безусловно!

Вера Тихомирова в начале 60-х взвалила на себя заботу о разрозненных регионах необъятной Родины, где каждая область, республика или край были со своей спецификой, со своими проблемами. Ровно как и шахматисты, их представлявшие. Однако закаленные в боях чигоринских турниров питомцы «мамы Веры» встали «на крыло», что выразилось в сухих цифрах командных турниров с их участием.

Десятый чемпиона мира Борис Спасский: «Шахматный бюджет РСФСР, в отличие от бюджета СССР, был весьма скромным. В этом я воочию убедился, совершив в 1970 году в ранге чемпиона мира путешествие по маршруту Москва — Хабаровск — Владивосток — Магадан — Якутск — Мирный — Москва. Нищенское существование населения явилось для меня шоком. Россия не имела своей столицы.

Униженное положение России заметно чувствовалось даже при сравнении спорткомитетов РСФСР и СССР. В последнем упитанные и самоуверенные лица, дававшие понять, что не они существуют для спорта, а спорт для них. В российском комитете дух чиновничества отсутствовал. Хорошо помню В.Д. Алехина, С.В. Мелентьева, К.С. Оганджаняна и других. Тихомировой приходилось держать связь со всей страной, от Мурманска до Владивостока, по самым разным вопросам. И так с утра до вечера. Не теряя самообладания во время переговоров, Вера Николаевна могла одинаково говорить как с большим начальником, так и с простым работником. Признак внутренней культуры. Жалование было скромное (у Веры Николаевны было двое детей). А надежд на улучшение жилищных условий было очень мало.

Но шахматная Россия начала подниматься. В Сочи в 60-е годы появились мемориалы Чигорина, организовать которые было совсем нелегко. Помогал Сергей Федорович Медунов, 1-й секретарь Краснодарского крайкома. Годы шли. Каждый раз, встречаясь с Верой Николаевной, я видел красивую стройную женщину, донскую казачку, никогда никого не боявшуюся и открыто смотрящую в лицо суровой жизни. Много горестей выпало ей в последние годы. Но дух ее был молод и непоколебим. Пока такие люди есть, Россия будет жива!»

Год 1975 оказался для шахматистов РСФСР триумфальным. Сборная России не только выиграла Спартакиаду народов СССР, но и в стыковом матче обыграла сильнейшую по составу сборную столицы со счетом 8,5:0,5! В итоге фактически на целый матч оторвавшись в турнирной таблице от украинской и ленинградской команды.

Старший тренер команды Игорь Зайцев: «Пожалуй, тут самое подходящее время остановиться на той главной роли, которую во всем этом процессе, как в подготовительной его части, так и в ходе самой Спартакиады, играла начальник команды Вера Николаевна Тихомирова. Обладая сильной и целеустремленной волей и огромным опытом, она сумела создать и поддерживать в команде столь необходимую для успешного претворения коллективных усилий дружескую атмосферу. Именно она, всесторонне зная всех ведущих российских шахматистов, брала на себя ответственность при принятии мотивированных решений по ключевым организационным вопросам».

Игрок победителей Евгений Свешников: «Вера Николаевна Тихомирова как была нашим старшим товарищем, нашей "мамой", так и осталась ею на всю жизнь. Ни власть и никакие жизненные перипетии не изменили ее отношения к людям и к шахматистам в частности.

В 70-80-е годы в России в Сочи ежегодно проводился крупный международный турнир – Чигоринский Мемориал. Это была одна из немногих возможностей выполнения международных званий, но российские шахматисты были намного сильнее иностранцев, и главное было попасть в этот турнир. Там собирались лучшие из нас. Иногда мы бывали на банкетах, на экскурсиях. С удовольствием вспоминаю, как все вместе - судьи, гроссмейстеры, мастера, организаторы пели песни. Что-то в нынешние времена я таких эпизодов не припомню, а ведь когда люди поют? Тогда, когда им хорошо».

(все отклики заимствованы из большого материала Сергей Николаева для сайта e3e5.com)

Чемпионский состав сборной РСФСР: Суэтин, Тихомирова, Полугаевский, Ивлева, Спасский, Ахмыловская, Крогиус, Свешников, И. Зайцев, Коренский, Цешковский, Холмов и Геллер


Как подсказала мне Римма Ивановна Билунова, Википедия несколько грешит, и пост Веры Николаевны Тихомировой назывался ответственный секретарь шахматной федерации РСФСР. Структура управления российскими шахматами несколько раз менялась, но фактическим руководителем являлась именно «мама Вера». Невероятные спартакиадные успехи российских шахматистов побудили спортивных чиновников даже выделить отдельную ставку «гостренер РСФСР», что для республик было чем-то из ряда вон выходящим. По сути, это была некоторая компенсация Тихомировой за ее труд, чтобы улучшить финансовое положение Веры Николаевны…

В те же времена был организован шахматный клуб России. Довольно долго он занимал помещение в старинном особняке на улице Веснина в районе Старого Арбата (сейчас - Денежный переулок). Директором клуба был Юрий Павлинович Соколов, отец будущего гроссмейстера и участника суперфинального матча претендентов Андрея Соколова.


Чемпион и тренер едут на Кубань!

В 1978 году очередной турнир памяти Чигорина не состоялся, но личный чемпионат СССР принес сногсшибательную победу одному из лидеров тихомировской команды – Виталий Цешковский в Тбилиси разделил 1-е место с Михаилом Талем. Позади остались Полугаевский, Каспаров, Геллер, Романишин, Белявский и с десяток других звезд. Последний раз шахматист из РСФСР (если не считать находившегося одной ногой во Франции Спасского) добивался такого успеха почти 10 лет назад, и им был Лев Полугаевский.

Именно здесь всесильный Сергей Медунов сделал очень сильный ход, предложив Цешковскому переехать в Краснодар. Нельзя сказать, чтобы гроссмейстера не ценили у него на Родине в Омске, но условия у Виталия Валерьевича были куда скромнее, чем предлагали кубанцы. Цешковский дал согласие. Передовицы центральных кубанских газет пестрели заголовками: «Сергей Федорович Медунов поставил задачу пригласить на Кубань ведущих спортсменов страны в целях создания школы олимпийского резерва. Первой на «смотрины» прибыла знаменитая гимнастка, удостоенная всевозможных высших спортивных наград, обаятельная Людмила Турищева, затем — выдающийся штангист мира Василий Алексеев, а третьим - талантливый гроссмейстер Виталий Цешковский!»

Рассказывает друг и тренер Виталий Цешковского на чемпионате СССР 1978 года гроссмейстер Наум Рашковский: «Сразу после чемпионата мне неожиданно позвонил первый секретарь омского обкома (фантастическая величина по тем временам!) и буквально взмолился – поговори с Виталиком, мы гарантируем ему такие же условия, как в Краснодаре, дадим квартиру, машину! На чемпионате в Тбилиси я был тренером Цешковского и получил золотую медаль тренера чемпиона страны. Тогда она была учреждена впервые, а годом позже ее отменили…

Я обратился к Цешковскому, но тот был непреклонен – я дал слово Медунову, а слово свое никогда не нарушаю! Позднее он с грустью говорил, что дважды в своей жизни не советовался со мной, своим другом перед принятием важного решения, и дважды получилось неудачно: здесь и в одном более щекотливом вопросе. Краснодарцы создали для него отличные условия, но Виталик оказался оторван от своих корней, от Сибири и, живя на Кубани, лишь всплесками показывал те выдающиеся результаты, тот заоблачный уровень игры, который был у него ранее.

Кстати, когда Цешковский выиграл свой второй чемпионат СССР в Киеве-1986, то высокие покровители Карпова поставили перед ним жесткое условии. Хочешь играть на Олимпиаде - тогда будешь тайно (и бесплатно – Д.К.) помогать Толику в матч-реванше-1986 (Карпову нужен был крупный специалист по защите Грюнфельда, которая являлась главным оборонительным рубежом Каспарова на ход 1.d2-d4. Кстати, сам Цешковский напрочь отвергал теорию о передаче информации карповскому штабу Евгением Владимировым, утверждая, что успехи Карпова во второй половине матч-реванша были связаны именно с находками штаба экс-чемпиона – Д.К.). Виталий хотел сразу отказаться – какое право я имею вмешиваться? Я же не враг Гарику! Но я надавил на него, убедив, что стать олимпийским чемпионом важнее. На Турнире Наций Цешковский, правда, выступил неудачно, но советская команда заняла первое место.

Позднее, в 90-е я признался об этом инциденте Каспарову: «Ты знаешь, Гарри, я тебе один раз вот такую подножку подставил, но только исключительно для того, чтобы Виталик стал олимпийским чемпионом!» Цешковский был замечательным человеком и потрясающим игроком, но при этом идеалистом, жившим в розовых очках, что мешало ему реализовать весь свой талант».

Юрий Разуваев, Виталий Цешковский, Наум Рашковский и Евгений Свешников на открытии чемпионата СССР 1978 года

Помимо переезда выдающегося шахматисты, Медунов укрепил и тренерско-организационный фонд краснодарских шахмат: в разные годы кубанскую прописку получили мастера Юрий Лобанов и Орест Аверкин, родителям талантливого мальчика Сергея Тивякова выделили квартиру, а в Славянске-на-Кубани был открыт огромный шахматный клуб, где ленточку перерезали Петросян и Севастьянов. Но главное – это прибытие Цешковского!


Первый шаг к гроссмейстерским школам

К слову, вскоре на пару лет в Краснодарском крае оказался сам Наум Рашковский (1979-1980), который в том же 1979 сумел на турнирах в Дубне и очередном турнире памяти Чигорина выполнить баллы международного гроссмейстера (позднее Рашковский стал выступать за Казахстан). В Сочи помимо второго призера Свешникова с Наумом Николаевичем остро конкурировали сильнейшие шахматисты новой волны: Лев Псахис и Андрей Харитонов, который попал в турнир благодаря стечению обстоятельств.

Андрей Харитонов: «Лагерь «Орленок», где проходили сборы, находится в 40 километрах от Туапсе, а оттуда – прямая дорога до Сочи, где начинался Мемориал М.И. Чигорина. Вера Николаевна Тихомирова позвонила и предложила Василию Васильевичу принять в нем участие, но он отказался, так как должен был ехать на турнир в Берлин, где впоследствии с блеском занял 1-е место. Так я стал кандидатом на участие в Мемориале. Дня через два я пытался дозвониться до Сочи, но связь странным образом давала сбой, и Б. Постовский привел меня в номер к В. Смыслову. С трудом Василию Васильевичу удалось дозвониться через заказ, а когда он представился гроссмейстером Смысловым, его жена Надежда Андреевна заметила: «Сказал бы лучше – генерал, вряд ли они знают слово гроссмейстер». Вера Николаевна сказала, чтобы я приезжал. Поехал я сразу, даже без вещей (они были в камере хранения, а в выходной день она не работала. Их через неделю привез Б. Постовский). При подготовке к игре я постоянно перечитывал советы В. Смыслова. В итоге удалось поделить 3-4 места с Львом Псахисом» (публикация на сайте шахматной федерации Москвы).

Уже несколько лет с нами нет Андрея Харитонова

Вскоре Псахис и Харитонов стали международными мастерами, а Рашковский извлек двойную пользу от участия в Мемориале: женился на уроженке Сочи, и ему было присвоено звание международного гроссмейстера. Малоизвестный факт: будущий заслуженный тренер России и последний наставник, при котором мужская сборная нашей страны выиграла шахматную Олимпиаду (Блед 2002), в 70-80-е годы был единственным невыездным игроком уровня чемпионатов СССР, не попадая даже на скромные соревнования в соцстраны. Тем не менее, «мама Вера» была очень привязана к Рашковскому еще с тех времен, когда спасая в юности, спрятала его в Ростове-на-Дону, и позднее разглядела в нем талант тренера, ровно как в Коренском, Зайцеве, Оверкине, Свешникове, Панченко…

На переднем фоне играет Наум Рашковский

Сочинские организаторы, обрадованные гроссмейстерским пополнением, начали брать в Сочи все новые и новые соревнования: в 1979-м первенство общества «Спартак», годом спустя турнир восходящих звезд, где за победу соперничали будущие элитные гроссмейстеры Андрей Соколов, Валерий Салов, Яан Эльвест и другие талантливые юноши.

В главном же турнире 1980 года СССР представляли гроссмейстеры Юрий Балашов, Рафаэль Ваганян, Евгений Свешников, Виталий Цешковский, Наум Рашковский, Алексей Суэтин и Игорь Зайцев. Приглашенными участниками являлись гроссмейстеры Любен Спасов (Болгария), Эугенио Торре (Филиппины), Борислав Ивков (Югославия), Иван Фараго (Венгрия), Властимил Янса (Чехословакия), Райнер Кнаак (ГДР), международные мастера Йоун Арнасон (Исландия) и Джон ван дер Виль (Голландия). Соискателем от СССР был лишь один участник – международный мастер Александр Панченко. Молодой челябинец давно считался очень перспективным шахматистом, уже несколько лет как выполнил первый балл международного гроссмейстера, однако со вторым дело было туго. Так, Тихомирова добилась включения Александра в престижный турнир в Лас-Пальмасе, но Панченко начал его с трех поражений и потом лишь ценой огромных турниров выбился в «полтинник».

Турнир 1980 года был особенно сильным, поскольку был приурочен к 130-летию Михаила Ивановича, поэтому кандидатура соискателя вызвала споры и сомнения. Тихомировой напоминали про спортивный принцип и ее правило о включении чемпиона РСФСР (им был находившийся на подъеме, но уже немолодой ростовский мастер Александр Петрушин, что сыграло не на пользу последнему). Но Вера Николаевна сделала ставку на Панченко, и Панченко Веру Николаевну не подвел - блестяще занял первое место с результатом 10,5 из 15, на очко перевыполнив вторую норму! А после последнего тура произошло событие, перевернувшее жизнь Александра Николаевича.

Из беседы Александра Панченко с Сергеем Николаевым (сайт е3е5.сom): «В сентябре 1980 года я выиграл Мемориал Чигорина в Сочи и выполнил второй балл международного гроссмейстера. Настроение было прекрасным, после победы на крупнейшем международном турнире открывались самые радужные перспективы.

В один момент, когда мы с женой и вторым призером Юрием Балашовым обедали, к нам подошла Тихомирова и пригласила меня на беседу. Вера Николаевна сказала, что надо подумать о молодом поколении и предложила мне поработать тренером во вновь открываемой Всероссийской шахматной школе гроссмейстеров.

Сказать, что предложение было неожиданным – это значит ничего не сказать. Мне было 27 лет, я был растущим шахматистом. У меня были вполне обоснованные планы спортивной карьеры. А тут совсем новое дело! У меня не было ни тренерского опыта, ни знаний педагогики и возрастной психологии. Поколебавшись, я, тем не менее, дал согласие и окунулся в подготовительную работу по созданию школы.

Около года ушло на решение организационных вопросов. Зимой 1980-81 года на съезде шахматной федерации России Вера Николаевна объявила о планируемом открытии школы и приеме слушателей. Делегаты съезда со всей России подали огромное количество заявок. Мы не могли принять столько учеников. Я попросил Тихомирову завязать мне глаза и с закрытыми глазами карандашом наугад отметил незнакомые тогда фамилии...»

"Панча, кроме вас с Женей некому!" - веско произнесла Тихомирова

Также по предложению Тихомировой еще одну российскую гроссмейстерскую школу возглавил Евгений Свешников.


Я не знаю, что делать с этим Двойрисом!

В 1981 в Мерано должен был состояться очередной матч между Анатолием Карповым и Виктором Корчным. Угроза со стороны «злодея» уже была не так страшна, да и у Веры Тихомировой было кем заменить отбывшую в Италию секундантскую дружину. В бой пошли уже новые бойцы, не имевшие международных званий: челябинец Семен Двойрис, Анатолий Вайсер (Новосибирск), выполнивший один балл международного мастера опытный Михаил Цейтлин и новоиспеченный чемпион России Павел Зарубин из Архангельска, который в тот момент даже не имел рейтинга. Экзаменаторами стали советские гроссмейстеры Виталий Цешковский, Лев Полугаевский, Александр Панченко, Эдуард Гуфельд , повторно сыграл в турнире памяти Чигорина уже ставший международным мастером Андрей Харитонов. Иностранцы собрались следующие: гроссмейстеры Хейкки Вестеринен (Финляндия), Левенте Лендьел (Венгрия) и международные мастера Йожеф Пинтер (Венгрия), Йожеф Пршибыл (Чехословакия), Парик Стефанов (Румыния), Валентин Луков (Болгария), Эспиг Лутц (ГДР).

В итоге в гонке за первое место Виталий Цешковский обогнал Льва Полугаевского, потерпевшего сенсационное поражение от Двойриса.

C. Двойрис – Л. Полугаевский

Сочи 1981

 

Белые хотят поставить коня на e4, и проще всего защититься от этого незатейливым19...Ne8. Но Лев Абрамович пошел 19... g6??, и после 20.Qh4 выяснилось, что ему надо сдаваться ввиду вариантов 20...Nd5 21.Qxh7+! Kxh7 22.Rh3+ с матом или 20...Ng4 21.Qxe7 (брать коня слабее из-за 21...f6) 21...Nf2+ 22.Rxf2 Qxf2 23.Rg1.

История имела продолжение два года спустя. Полугаевский должен был играть черными с челябинцем в одном из командных состязаний и внезапно для своих коллег впал в панику, повторяя: «Я не знаю, как спасаться от этого Двойриса!» Это выглядело странно, Полугаевский был одним из сильнейших гроссмейстеров мира, крупным специалистом по сицилианской защите, а Семен – всего лишь способным мастером. Однако назавтра худшие опасения Льва подтвердились – бой в схевенингене вновь закончился в пользу Двойриса!

Прошло много лет. Семен Двойрис - победитель Мемориала Льва Полугаевского в Самаре

Черная полоса

Весной 1982 года в Сочи съехались лучшие юные шахматисты страны. В категории до 16 лет первое место разделили Евгений Бареев и Алексей Дреев, которым вскоре пришлось сыграть матч (он закончился в пользу Бареева), а до 20 уверенно победил блистательный Андрей Соколов, который выиграл и юниорский чемпионат мира. В турнире же памяти Чигорина 1982 года второй балл выполнил Анатолий Вайсер – человек интересной судьбы. В советское время Анатолий Вольфович подавал большие надежды на шахматном поприще, но при этом отдавал предпочтение науке - закончил новосибирский университет, стал кандидатом физико-математических наук, что не помешало ему завоевать в середине 80-х звание гроссмейстера. После развала СССР Вайсер эмигрировал во Францию, где мгновенно реализовал свое дарование в игре на 64-х клетках: стал одним из ведущих игроков Старого Света, побеждал в Кубке европейских чемпионов, обыгрывал за доской Виши Ананда!

Будущий многократный чемпион мира среди ветеранов Анатолий Вайсер

Гроза же Полугаевского Семен Двойрис тоже набрал 9 очков из 15, выполнил первый балл международного мастера и поделил 3-5 места с Вайсером и Романишиным. Выше встали победитель Михаил Таль и талантливый югослав Предраг Николич, которому покорилась норма гроссмейстера.

Международный мастер и журналист Валерий Цатурян: «В 1982 году Гуфельд пригласил меня приехать в Сочи на Мемориал Чигорина в качестве корреспондента нескольких газет. Узнав, что в составе участников главного турнира будет Михаил Таль, я сразу собрался в дорогу. Пообщаться, как хотелось, с Талем мне не удалось. Он серьезно готовился к каждой партии, хотя и был очень болен. Номера наши в гостинице были напротив друг друга – чтобы быть поближе к кумиру, я решил разориться на «люкс». Лишь несколько раз мне удавалось застать его одного по дороге на тур. Несколько быстрых реплик, какие-то обрывки разговоров, на большее перед партией рассчитывать не приходилось. А после партии его окружали друзья, и до поздней ночи шумная компания располагалась в баре или ресторане…»

Шумные банкеты не помешали Михаилу Талю выиграть крупный турнир

Стык 1982 и 1983 годов стал весьма тревожным в судьбе турниров памяти Чигорина. В номенклатурных верхах советской политической элиты давно шла война сторонников главы КГБ Юрия Владимировича Андропова и приближенных вождя Леонида Ильича Брежнева. Стороны не стеснялись в средствах: ключевых фигур находили со вскрытыми венами, их машины сбивали тяжелые грузовики, падали самолеты. После смерти Брежнева Комитет государственной безопасности захватил инициативу и развил стремительное наступление. Историки утверждают, что большой друг Леонида Ильича Сергей Медунов стоял вторым в «черном списке» Андропова сразу после злейшего врага нового лидера страны главы МВД Николая Щелокова. Кто его разберет сейчас, как было оно в кулуарах Кремля и Лубянки? К несчастью для краснодарских шахматистов, вскоре главный покровитель их игры был снят со всех постов и отправлен в отставку…

Прощальный жест всесильного главы КГБ не смог пережить даже такой политический тяжеловес, как Медунов

Тяжелый удар ожидал российские шахматы и на Спартакиаде 1983 года. При Тихомировой шахматисты РСФСР ни разу не опускались ниже третьего места, и ввиду мощного, сбалансированного состава (6 мужских досок и 2 женских) числились в фаворитах наряду с победителями Спартакиады-1979 из Украины и москвичами. Даже несмотря на то, что путем закулисных интриг Тихомировой не позволили включить в состав жившего во Франции Спасского. Через год Бориса Васильевича не позовут на Матч Века, и он расстанется со своей родиной вплоть до падения железного занавеса.

Увы, российская команда не смогла выйти из отборочной группы, сенсационно проиграв матчи грузинам и армянам со счетом 3:5. Неудачно выступили опытные гроссмейстеры, которых уже на следующей (снова звездной для РСФСР) Спартакиаде потеснит молодежь… Но это будет несколькими годами позже, а результат-1983 оказался печален – 7-е место. Сейчас, когда Веры Николаевны нет в живых, почти невозможно узнать, что произошло при разборе полетов Спартакиады, хотя вряд ли эта беседа была приятной. Факты же говорят о том, что Тихомирова ушла с поста гостренера РСФСР, благо ее приняли во всесоюзные структуры, где она стала бессменным председателем всесоюзной женской шахматной комиссии, членом исполкома и президиума шахматной федерации СССР. «Мама Вера» не отказалась от своих воспитанников, но стала от них несколько дальше…

Конечно, без помощи Медунова продолжать организовывать Мемориал Чигорина стало непросто. Все-таки в 70-е, в период расцвета турнира первые три приза в соревновании были выше, чем в первенстве Союза! Остальные участники награждались спецпризами, а кроме того, в гостинице «Приморская», где игроки жили и из которой пешком шли в «Жемчужину», были созданы такие условия, чтобы гости соревнования ни в чем себе не отказывали. Теперь же реалии стали куда более жесткими. Сочинским организаторам во главе с Юрием Лобановым и шахматной федерации РСФСР удалось сохранить прописку чигоринского турнира на территории бриллианта черноморского побережья, коим являлась «Жемчужина». Это было непросто, ведь для гостиницы было куда выгоднее провести эстрадные гастроли кого-то из звезд советской эстрады.

Несмотря на все невзгоды, Мемориал Чигорина сохранил прописку в "Жемчужине"

Вера Николаевна Тихомирова продолжала приезжать в роли главного судьи, однако в начале 80-х турнир памяти Михаила Ивановича перестал быть соревнованием с приставкой супер-, где собирались лучшие зарубежные гроссмейстеры и отечественные чемпионы мира. Оставшись суровым ристалищем для молодых, рвущихся к регалиям шахматистов и могучих спартакиадных бойцов РСФСР, выросших под крылом Тихомировой.

Продолжение следует.

Фото е3е5.сom, chesspro.ru, chessbase.com и сhess-news.ru



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.