Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
22 Сентября 2010

У нас темно все время и снег идет. Что делать? Да в шахматы играть!

– Первая сборная России – это наш сильнейший на сегодняшний день состав?

– Я летел в самолете на Олимпиаду и думал: не дай Бог что случится сейчас – у нас исчезнет вся элита! Незадействованных нет никого, кроме Морозевича, который не попадал в первую команду.



– Не произошло ли распыления сил? Яковенко возглавляет команду Югры, Непомнящий – вторую сборную. Наверное, они могли усилить первую команду?



– Непомнящий пока не входит в первую сборную. За главную команду страны Ян еще  не выступал. Готов ли он к этому? Олимпиада многое покажет.



– А Яковенко?



– Не думаю, что он намного сильнее Малахова, у него тоже бывают полосы в результатах. Он плотный шахматист, но не факт, что на последней доске надо играть именно в таком стиле. Плотность больше нужна на первой-второй досках, где у нас равные по силам соперники, а третья-четвертая доски должны выигрывать. Мне кажется, Малахов в качестве запасного идеально вписывается в эту модель. Наверное, можно было поставить на последнюю доску Непомнящего, который обладает большой пробивной силой, но Малахов, по-моему, заслужил своей игрой место в главной команде. Он полуфиналист последнего Кубка мира, набрал сейчас рекордный в своей карьере рейтинг...


Критерии, разработанные нами для членов сборной, конечно, непросто применить на практике. Но выбор был произведен в полном соответствии с ними. Кроме того, мне кажется, что прерогатива определения состава принадлежит главному тренеру.

– То есть окончательное решение принимал...



– Главный тренер команды Бареев. Он советовался со многими людьми, включая всех заинтересованных участников. Переговоры проходили очень конструктивно. Мне кажется, функция тренерских советов неправильно сформулирована – не должны они определять составы. Главный тренер должен брать на себя ответственность за определение состава команды на соревнование и за результат. Если эту ответственность разделяют 11 человек, которые не занимаются в ежедневном режиме с командой, то это неправильно. Бареев сделал выбор в пользу Малахова. Точка.



– Значит, Яковенко он тоже не захотел пригласить?



– Нет, Яковенко не играет за первую сборную по собственному желанию. Он родом из Югры, здесь его поддерживали – надо отдавать долги. Я считаю, это абсолютно нормальная ситуация.



– Как проходила подготовка команды?



– Мы только начинаем, ищем правильный формат – пытаемся уйти от некой кустарщины и наладить системную работу. Чтобы ребятам не приходилось гадать: где они окажутся, когда, сколько получат, и т.п. Для мужчин и женщин были проведены два сбора в Подмосковье по 10 дней. На первом сборе присутствовали не все – Крамник играл в Китае, кто-то еще был в отъезде. По большому счету, тот сбор был организован, в основном, для вторых команд, они приехали в полном составе. А на втором сборе присутствовали все без исключения – двадцать шахматистов и тренеры. Мужчины в санатории под Звенигородом, женщины – на Круглом озере.


Наверное, это прозвучит немного по-детски, но главным итогом сборов, на мой взгляд, стало то, что ребята подружились. Крамника, Свидлера, Грищука, которые составляют костяк первой сборной, связывают многолетние дружеские отношения, но им надо было наладить взаимопонимание с Малаховым и Карякиным. Мне кажется, это объединение в команду произошло. А взаимоотношения во второй сборной вообще вызывают у меня восторг. Там все ребята одного возраста, у них достаточно близкие интересы, они очень спортивные, на сборах с удовольствием играли в баскетбол, футбол, волейбол. Нормальная жизнь: занимались шахматами и отдыхали. Думаю, подобный финальный сбор необходим, без него нельзя выходить на соревнование.

– Судя по контрактам, игроки получат вознаграждение только за попадание в тройку, поэтому о том, какая задача ставится перед командами, можно не спрашивать.



– Я бы сформулировал немного иначе: перед первой командой ставится задача завоевать золото, а цель второй – попасть в тройку. Мы должны выигрывать эту Олимпиаду, других задач у нас просто нет. И в женском, и в мужском разряде.



– Скажем, ребята борются изо всех сил, но по стечению обстоятельств остаются четвертыми, без медалей и без денег… Вы считаете, это справедливая система?



– Объективности ради скажу, что эта система была предложена некоторыми членами первой сборной. Так что это пожелание нашей элиты. Честно: я не знаю, какая система правильная; знал бы – ее бы и ввел. Сейчас все зависит от результата. Если команды займут первое и второе места, то люди скажут: это очень хорошая система! Если же мы окажемся вне тройки, то у ребят останется горький осадок. Однако в других видах спорта на многих крупных соревнованиях происходит то же самое: если не попадаешь в тройку, то не получаешь ничего. Скажем, на зимней или летней Олимпиаде почти все спортсмены, не завоевавшие медалей, остаются без денег – особенно это касается командных видов. Мы оплачиваем нашим игрокам абсолютно все: проезд, проживание, сборы, дополнительные расходы и т.п. Свои деньги им тратить не приходится. Но призовые зависят от качества игры.



– Правильно ли в таком случае, что тренеры получают вознаграждение независимо от результата подопечных?



– Я считаю, что да. Конечно, труд шахматиста более сложный. Тренеры утверждают обратное, но я уверен, что шахматисту гораздо тяжелее. Он тратит огромное количество нервной энергии и сил; при подготовке – никак не меньше, чем тренер, а здесь еще предстоит ежедневно 3-4 часа диких перегрузок за доской. Однако если тренер выполняет свою работу и качественно готовит игрока, то он должен получить за это деньги. А дальше уже от игрока зависит, сумеет он использовать плоды этой подготовки или нет.


Согласен, в этом есть некий диссонанс, но ставить заработок тренеров в зависимость от результатов спортсменов нельзя.

– При подобном раскладе получается, что тренер абсолютно не зависит от результата подопечных.



– Имеется в виду, что тренер может халтурить? Но ведь игрок тоже может халтурить. Скажем, за неделю до турнира он хорошо заработал, поэтому призовые ему не так уж и нужны, важнее сберечь силы, поэтому он просто отбывает номер. Мы рассчитываем на профессионализм и ответственность и тех, и других. Убежден: халтура не зависит от получения или неполучения денег. Либо ты халтуришь по жизни, либо нет. Бывает, люди получают огромные деньги и при этом откровенно халтурят.



– Кто выбирал тренеров?



– Мы с Бареевым. Возвращаясь к тренерскому совету: вот для чего он нужен! Не для обсуждения кандидатур игроков; совет должен из своих рядов выдвинуть на рассмотрение руководства федерации людей, которые возглавят команды. Сейчас у нас не было взаимодействия с тренерским советом – из-за всей этой суматохи с наблюдательными советами оставалось буквально несколько дней на то, чтобы успеть подать заявку. Мы только вышли на работу, и надо было срочно что-то решать.


Считаю, следует прежде всего несколько модернизировать тренерский совет, включить в него людей, которые сейчас тренируют команды, и отдельных ведущих игроков. Естественно, останутся все уважаемые специалисты, но к ним добавятся люди, ведущие сейчас реальную работу. И уже они будут выбирать кандидатов на работу со сборными.

– Как в перспективе планируете строить отношения с членами сборной и тренерами?



– Создается расширенный круг кандидатов в сборную - но это частный вопрос; прежде всего, мы хотим систематизировать все отношения. Необходима предсказуемость как для игроков, так и для федерации. Нынешние контракты, по сути, заключены на один турнир. Главным образом для того, чтобы появилась такая привычка, и чтобы люди видели –федерация выполняет взятые на себя обязательства.


По сути, у нас три больших турнира: чемпионат Европы, чемпионат мира и Олимпиада. Мы намечаем также большое количество товарищеских матчей, не только с Китаем, но и с Англией и с другими странами. В дальнейшем мне видится такая система. С игроками подписываются контракты: мы обязуемся предоставить сборы, тренеров, оплатить турнирные расходы и т.д.; со своей стороны, они обязуются хорошо играть, а кроме того – помогать развитию шахмат в стране. Это самое главное! Четко пропишем количество сеансов, которые они должны дать, и лекций, которые прочитают в нашем интернет-университете (мы сейчас разрабатываем большой обучающий портал). Без этого совершенно невозможно развитие шахмат в стране.

ИО председателя правления РШФ Илья Левитов, помощник Президента РФ Аркадий Дворкович, губернатор ХМАО Наталья Комарова и лидер сборной России Владимир Крамник


– Игроки должны будут согласовывать свой график, чтобы не подходить к командным соревнованиям в разобранном виде?



– Обязательно, и мы уже согласовываем. Это первое, что мы сделали – согласовали со всеми графики выступлений; все шахматисты прислали е-мейлы со своим расписанием турниров. Здесь нет ничего сложного, все охотно идут на контакт. Были некоторые проблемы в связи с тем, что люди никогда не подписывали подобные документы, и нам самим было не совсем понятно, как его правильно составить.



– Что еще планируете предпринять для развития шахмат в России?



– В двух словах сложно ответить… Мне кажется, самое главное – это активизация шахматной деятельности. У нас она, честно говоря, очень вялая. Я был в нескольких регионах: в Москве, в Питере, в Иркутске на Высшей лиге. Вроде бы все как-то организуется, а эффекта  нет. Шахматы не встроены в общественную жизнь. Раньше они были важной частью жизни, в этом заключался какой-то смысл, идея, а сейчас этой идеи нет. Шахматы существуют главным образом за счет энтузиазма отдельных людей. Мне кажется, это неправильно. Надо попробовать встроить их в системную жизнь страны. Шахматы у нас очень популярны и, что очень важно – уважаемы, у них прекрасная репутация. Родители мечтают отдавать детей в шахматы, но просто некуда. У меня сестра не знала, куда отвести моего племянника...



– Ну, в Москве-то можно найти секцию!



– Вот именно: можно найти! А хотелось бы, чтобы все было проще: зашел в интернет на сайт федерации и по ссылкам дошел до своей области, города, района. Чтобы всюду были спортивные секции и кружки при школах и т.п. Эта задача решается системно. Привлечение гроссмейстеров для популяризации шахмат – один важный момент, введение шахмат в школах – другой. Внедрить шахматы на телевидение очень сложно, но надо каким-то образом это делать. Регулярно публиковать в газетах шахматные колонки. Нужно делать все для того, чтобы внедрить шахматы в национальную жизнь. Говорят: у нас нет национальной идеи. А мне кажется, национальная идея – это формирование множества разных идей. Шахматы, на мой взгляд – это одна из национальных русских идей. Они подразумевают вдумчивость, спокойствие. У нас темно все время и снег идет. Что делать? Да в шахматы играть!



– Собираетесь ли возрождать шахматную прессу? Скажем, в Германии 10 шахматных журналов...



– ...А у нас один. Кстати, в регионах ситуация лучше. Например, в Иркутске выходят четыре шахматные газеты. Но на Высшей лиге зрителей было – ноль. Меня поражает: на турнирах – ноль зрителей! Я спрашивал организаторов: вы зачем турнир-то проводите? Они долго мялись, стеснялись, боялись, что вопрос провокационный, а потом ответили: «Илья Владиславович, но ведь этот турнир – в календаре». И что? Зачем он нужен?


Шахматистам хорошо: они играют в великолепных условиях, в прекрасном зале. Удобные кресла, тишина, покой. Человек творит и зарабатывает деньги. Хотя денег-то не особо зарабатывает. В Иркутск человек приезжает за 30 тысяч рублей, и если занимает место ниже 10-го, то выходит в ноль, отбивает расходы. Первые 10 зарабатывают, остальные нет.

– В Петербурге на женской Высшей лиге картина была еще печальнее: приз за 10-е место 10 тысяч рублей, далее по 500 рублей за пол-очка.



– Это кошмар, но это связано с тем, что сейчас бюджет федерации формируется только из спонсорских денег. Нам нужно привлекать рекламные деньги, а для этого необходимо повысить в стране интерес к шахматам. Обязательно надо широко задействовать интернет. Первое, что мы стали делать – создавать систему для обучения в сети. Почти все тренеры сосредоточены в крупных городах; они получат возможность прочитать в интернете лекцию, интерес в России и в мире к этому очевиден. Интернет сейчас в России активно развивается, надо это использовать.



– Вспомним Мемориал Таля, наш самый лучший турнир. Во время классической части зрителей немного, зато во время блица зал битком. Многие говорят, что гораздо удобнее наблюдать за партией с классическим контролем дома, через тот же интернет.



– А я, например, люблю вживую смотреть. Вы были на Мемориале Таля в прошлом году?



– Да.



– Поначалу зрителей туда просто не пускали. Меня это выводит из себя: зачем тратить сотни тысяч евро на турнир, если туда не пускают зрителей? Потом людей стали пускать. И во время последнего тура зал был забит! Интерес большой, и к классическим шахматам тоже. Конечно, посмотреть блиц-партию Карлсен – Ананд очень интересно. Кто-то любит блиц, кому-то больше по душе классика. Есть люди вдумчивые, которым интересно посидеть подумать вместе с гроссмейстерами. А мне, например, больше всего нравится рапид. Блиц – я не успеваю ничего посчитать, классика – иногда скучаю.


У всех разные предпочтения. В футбол играют ровно полтора часа, не будешь же 15 минут мяч гонять – нет такого формата. А у нас разные форматы, и надо этим пользоваться. Незачем говорить, что классика устарела и надо ее уничтожить. Не надо! Кто хочет – смотрит классику, кто хочет – блиц. Как только разрешили вход на Мемориал Таля, зал постепенно стал наполняться. Как можно говорить, что у нас нет зрительского интереса, если мы не занимаемся его формированием? У нас и к футболу нет зрительского интереса. Народная игра, ее бесконечно показывают по телевизору, а на матчи приходят 3-4 тысячи человек. Не так просто вытащить человека из дома. Чтобы получилось зрелище, действие должно быть красиво и интересно; нужны яркие комментаторы, а люди должны почувствовать себя хозяевами ситуации.
Кроме того, любители должны иметь возможность поиграть в одном зале с великими. Как, например, в Вейк-ан-Зее, где ты сидишь в одном зале с Крамником. Ради этого многие придут, сыграют в турнире, да еще и денег заплатят. Надо планомерно выстраивать наш вид спорта. А просто брать у спонсоров деньги и проводить Высшую лигу без зрителей –не вижу в этом никакого смысла.

– Правильно я понял, что уже в этом году во время Мемориала Таля и Суперфинала будут реализованы некоторые новые идеи?



– Идей у нас масса, надо их внедрять. Мы пока работаем всего 2-3 месяца. К сожалению, очень много сил отняла подготовка к Олимпиаде. Но оправдываться тем, что мы только начали, нельзя.


Прежде всего, на турниры будет свободный вход, это вообще не обсуждается. Попытаемся в выходной день организовать блицтурнир. Мы уже договорились с ВТБ, банк сейчас проводит отбор среди своих сотрудников. Они играют через интернет, и победитель получит возможность в выходной день сыграть блиц с участниками Мемориала Таля. Попытаемся что-то начать делать в этом году: провести нормальную пиар-кампанию, привлечь к шахматам внимание. Статьи, интервью, больше наружной рекламы. Надо создавать героев, как раньше; в общем, много всего предстоит сделать.

– В какие сроки будет проходить Мемориал Таля, и какой ожидается состав?



– Сроки те же, что и в прошлом году – с 4 по 18 ноября. Точно сыграют Крамник, Грищук, Карякин, Аронян, Гельфанд, Широв. К сожалению, отказались Иванчук и Ананд, Карлсен пока под вопросом. С несколькими шахматистами ведутся переговоры; будет, как и раньше, 10 участников. И чемпионат мира по блицу пройдет в том же формате: 22 участника в два круга. По-моему, формула очень удачная, хотелось бы ее затвердить.



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.