Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
15 Мая 2011

Приближаемся к шашкам


На выходные в Казань приехал председатель Наблюдательного совета РШФ Аркадий Дворкович. Перед началом очередного тура Аркадий Владимирович поднялся на сцену и поприветствовал гроссмейстеров.

За минуту до старта: Камский застыл, Гельфанд внимательно смотрит из -под очков.

Здравствуй, русская партия!

Отвечая однажды на прямой вопрос читателей сайта www.crestbook.com, Грищук признался, что считает сильнейшим возражением на русскую партию ход 3.Nxe5. Сегодня Александру представился случай проверить свою теорию в поединке с лучшим знатоком этого дебюта.

Борис Гельфанд четвертый раз в Казани выходит в систему Найдорфа. А ведь тоже одно время почти полностью перешел на русскую.

Первый сюрприз: Гата Камский отвел коня на b3.

Что это за ход такой – 8.h3?

Тем временем в пресс-центре секундант Камского гроссмейстер Эмиль Сутовский о чем-то оживленно беседовал с вице-президентом ФИДЕ Израилем Гельфером. Кажется, беседа велась на иврите. Мне очень понравился этот язык: собеседники говорили одновременно, при этом активно помогая себе руками!

Довольно скоро к журналистам пришли Грищук и Крамник.
Александр Грищук:
– Очередная «очень интересная» партия; Володя, наверное, хода полтора сделал. Хотя моя позиция выглядит лучше, и я после хода 21…с6 отказался от ничьей, но придумать за белых тут ничего невозможно. Черные могут ладьи менять, а могут, наверное, и не менять. Позиция примерно равная, и я, имея времени на час меньше, предложил ничью. Но даже если бы времени было поровну, не думаю, что у белых есть хоть какие-то шансы на выигрыш.

Владимир Крамник:
– Этот вариант был очень популярен года три-четыре назад, и я его серьезно готовил к матчу на первенство мира с Анандом. Плюс я ожидал, что он тут может случиться, потому что один из секундантов Саши, Этьен Бакро недавно так играл с Ван Юэ, и Петя Свидлер тоже так играл. Так что я более-менее освежил в памяти анализы.
Кажется, 15…Re7 – это новинка. На самом деле, позиция достаточно ядовитая, она не такая простая, как кажется. У нас немало времени ушло на то, чтобы отработать четкий путь к уравнению. Думаю, Re7 – хороший ход, который держится на конкретных вариантах; там могут возникнуть ладейные эндшпиля, тоже ничейные. Суть позиции в том, что как только черные успевают сыграть h6 и перевести коня на f6, то у белых уже нет никаких реальных идей игры на выигрыш. Единственный план – провести g4-g5, но, во-первых, это трудно осуществить, а во-вторых, не факт, что это так уж хорошо, потому что белые могут раскрыться. На всякий случай, я играл очень аккуратно. Например, я пошел 23…Qd7; ход необязательный, я его сделал просто для того, чтобы g4 никогда уже не было. Я предложил ничью после 21…с6, потому что там, на мой взгляд, особо нечего играть. Понятно, что Саше хотелось еще немножко что-то попробовать, но там реально нечего пробовать, позиция совершенно «бетонная». Она не просто равная, а, по сути, ничейная. Поэтому мы решили бессмысленно силы не тратить.

Александр Грищук:
– Я хотел бы добавить (об этом мало кто знает), что вариант с 8.Nc3 придумали мы с Володей, кажется, в 2002 году, и я был чуть ли не первый, кто так сыграл. Противником был Гельфанд, Боря отреагировал очень оригинально – 8…f5, и хотя получил хорошую позицию, в дальнейшем проиграл. Потом постепенно вариант стал очень популярен. Кстати, я сам его с тех пор ни разу не играл.
(Судя по Мегабазе, ход 8.Nc3 встречался еще в 70-е годы, так играли Кавалек, Адорьян, Балашов. Поэтому правильнее, наверное, говорить о возрождении варианта – В.Б.)
Журналист Юрий Васильев задал вопрос не в бровь, а в глаз:
– Саша, один комментатор написал, будто ты двумя руками за то, чтобы классику отменить и играть только в быстрые шахматы. Это так?
– Я думаю, мы вообще сейчас присутствуем при похоронах классических шахмат. Две результативные партии из 21-й (22-я тоже закончилась вничью – В.Б.); в шашках примерно такая же результативность. С одной стороны, это сильно разочаровывает – все время играть такие скучные партии, но с другой стороны – может быть, мы правое дело делаем.
 

Очевидно, Грищук имел в виду, что своими бесконечными (и часто – бесконфликтными) ничьими претенденты демонстрируют абсурдность длинного контроля. Однако с этой точкой зрения не согласился Владимир Крамник:
– Я лично «за» классические шахматы, но это правда, что из-за компьютеров нам стало тяжело. Как мы говорили после первой партии, со временем надо ввести, возможно, какие-то маленькие изменения в правила. Думаю, в турнирах ситуация пока нормальная, потому что там не такая цельная подготовка, и соперника можно где-то подловить. В матчах, конечно, намного тяжелее. Но все равно, я думаю, еще не вечер! Вчера у нас была сложная партия, сегодня Камский и Гельфанд тоже очень интересно играют, какие-то новинки придумывают. Но, конечно, такая проблема есть – получить белыми преимущество.
В то же время, Крамник пообещал, что постарается в 4-й партии, где у него белые фигуры, завязать серьезную борьбу.
Я напомнил Грищуку, как он накануне спешил на хоккей, и поинтересовался:
– До конца досмотрели матч?
– До конца, но, конечно, было не очень интересно. Напомнило один футбольный матч. Там команда ведет 3-0 на восемьдесят какой-то минуте, а комментатор говорит: «Это довольно серьезная заявка на победу!»
Пресс-атташе матчей, вице-президент ФИДЕ Борис Кутин попросил гроссмейстеров кратко повторить их рассказ о партии для англоязычной аудитории. Грищук вздохнул и послушно начал:
– It was a very boring game, and Vladimir was very well prepared and equalized…

Давайте все же посмотрим эту «boring game».

А. Грищук – В. Крамник
1.e4 e5 2.Nf3 Nf6 3.Nxe5 d6 4.Nf3 Nxe4 5.d4 d5 6.Bd3 Nc6 7.0-0 Be7 8.Nc3 Nxc3 9.bxc3 Bg4 10.Re1 0-0 11.Bf4 Bd6 12.Bxd6 Bxf3 13.Qxf3 Qxd6 14.Re3 Rae8 15.Rae1

gris-kram1.jpg

15...Re7 16.Rxe7 Nxe7 17.h4 Rd8 18.c4 b6 19.c3 h6 20.cxd5 Nxd5 21.Bc4 c6 22.Re5 Nf6 23.Qf4 Qd7 24.g3 Kf8 25.Bb3. Ничья.

 


Борис Гельфанд, Борис Кутин и Гата Камский. Как видите, в пресс-центре есть даже демонстрационная доска, но к ней пока еще никто не подходил.

Рассказ о партии по традиции начал игравший белыми, то есть Гата Камский. В какой-то момент его прервал Сергей Рублевский и указал ход 38...Qh5!, после которого черные выигрывают. Камский начал было изыскивать ресурсы за белых, Рублевский возражал, а Гельфанд не дал дискуссии разгореться: – Потом как-нибудь обсудите, уже время позднее!

Борис Гельфанд:
– У меня была неприятная позиция, белые развили сильную инициативу. Где-то под цейтнот ситуация переменилась; такое ощущение, что черные могли выиграть. Дело закончилось чуть лучшим для меня эндшпилем, но выиграть было трудно.
Я напомнил Борису, что почти 20 лет назад, в 1992 году в Москве в Доме Союзов проходил Мемориал Алехина, где он поделил первое место с Анандом (Камский тоже был среди участников). И поинтересовался:
– Вы не испытываете ностальгию по тем временам? Может быть, тогда было интереснее играть в шахматы, чем сейчас? Я задаю этот вопрос, потому что сегодня на первой пресс-конференции вновь зашла речь о ничейной смерти шахмат.
Васильев уточнил:
– Грищук сказал, что мы присутствуем на похоронах классических шахмат.
Борис в ответ только рассмеялся:

– Ну, это он говорит с того момента, как в шахматы начал играть! Сегодняшний день не исключение. Ностальгия – а смысл? Может быть, надо разработчикам программы «Chess Base» вчинить иск за разрушение шахмат? Или запретить создателям «Рыбки» и «Фрица» работать, наказать их? Это бесполезно, просто разговоры.

Видно, что Гельфанд не любит витать в облаках, абстрактные проблемы не слишком его занимают. Он тщательно готовится, избирает острые дебюты, борется в каждой партии и всеми своими делами доказывает неисчерпаемость шахмат.

Когда гроссмейстеры собирались уже вставать из-за стола, Эмиль Сутовский из зала обратился к своему подопечному:
– Можно вопрос от болельщика? Как вам пришел в голову ход 29.Qh1?
Все рассмеялись, и пресс-конференция закончилась.

Г. Камский – Б. Гельфанд
1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 a6 6.Be3 e5 7.Nb3 Be7 8.h3


kam-gel.jpg

8...Be6 9.Qf3 Nbd7 10.g4 h6 11.0-0-0 Rc8 12.Nd5 Bxd5 13.exd5 Nb6 14.h4 Qc7 15.c3 Nbxd5 16.Bd2 Nb6 17.g5 Nfd7 18.gxh6 gxh6 19.Kb1 Qc6 20.Qh3 d5 21.Be2 Nc4 22.Bc1 Nf6 23.Rhe1 Qe6 24.Qh2 Qf5+ 25.Ka1 Kf8 26.f3 Bd6 27.Qg1 Bb8 28.Bd3 Qh5

kam-gel1.jpg

29.Qh1?
После 29.Bxc4! dxc4 30.Na5 черным плохо.
29...Ba7 30.Qh3 Re8 31.Bxc4 dxc4 32.Na5 e4 33.Nxc4 Qxf3 34.Qh2 Ng4 35.Qc7 Bf2 36.Rf1 e3 37.Bxe3 Nxe3 38.Ne5 Qf5?
Правильно было 38...Qh5! 39.Nd7+ Kg7, и после 40.Rg1+ Bxg1 41.Rxg1+ Ng4 42.Qf4 f5 черные побеждают.
39.Qc5+ Kg7 40.Qxe3 Rxe5 41.Qxf2 Qxf2 42.Rxf2 Rhe8
kam-gel2.jpg

 

43.Rg1+ Kf8 44.Kb1 Re2 45.Rf4 R8e4 46.Rgf1 Re1+ 47.Kc2 R4e2+ 48.Kb3 Rxf1 49.Rxf1 Kg7 50.Rf4 Re6 51.a4 Kg6 52.Kc4 f5 53.a5 Kf6 54.Kd3 Re7. Ничья.

Итоги дня подводит наш эксперт, гроссмейстер Сергей Рублевский:
– В партии Крамника мы ничего нового не увидели. Может быть, 15…Re7 – это какое-то уточнение, но позиции такого типа уже встречались. У белых легкий перевес, главным образом за счет того, что черным не так просто ввести в игру коня с6. Белые владеют линией «е», и без помощи коня прогнать оттуда ладью невозможно. Но когда конь попал на d5 (а если бы белые не менялись на d5, то после Kf8 и Ng8 конь пришел бы на f6), у черных уже не было проблем. У белых красивая позиция, но не более того. Поэтому ничья – закономерный результат.
– Грищук сегодня завел разговор о смерти классических шахмат. А может, дело в том, что у Крамника дебютный репертуар отработан лучше, и Александр никак не может озадачить своего соперника?
– О смерти классических шахмат говорят уже давно, но посмотрите на вторую сегодняшнюю партию: сначала белые могли выиграть, потом черные. Ошибаются же сплошь и рядом! Надо только завязать игру, а дальше люди не могут играть безошибочно. У Камского по сравнению с остальными, можно сказать, вообще нет репертуара, и тем не менее у него все партии проходят весело, в борьбе. Он иногда выпускает выигрыш, иногда через проигрыш проходит, но, глядя на партии Камского, о ничейной смерти можно забыть!
Конечно, можно чуть-чуть изменить правила, как предлагал Крамник: скажем, делать рокировку после 10-го хода. Теорию убрали – и все, ничейной смерти нет. Как раз с появлением компьютеров стало ясно, что люди очень серьезно и часто ошибаются. Шахматы – игра ничейная, но ничейная смерть возможна только при идеальной игре. Люди же ошибаются сплошь и рядом, через ход! Ну, если не ошибаются, но уж точно делают не сильнейшие ходы. Так о какой ничейной смерти можно говорить? Просто нужно получать какую-то игру, немножко убрать теорию.
– И все-таки, если бы у соперника Крамника уровень дебютной подготовки был бы такой же высокий, как у него?
– Я скажу так: Крамник сам себе белым цветом в русской партии может поставить очень много проблем! У него идей достаточно. Если кто-то не может поставить проблем в русской, то не потому, что там везде ничья, а потому, что анализирует хуже.
Конечно, роль подготовки очень велика. Если не готов, то не только Крамнику, но и любому шахматисту, который проанализировал позицию с компьютером, крайне трудно создать проблемы.
Современные шахматы утомительны тем, что подготовка отнимает львиную долю времени: все эти дебюты бесконечные, компьютеры… Турнир в ад превращается: только сыграл партию – и снова идешь готовиться! Хочешь удивить противника, он хочет удивить тебя, а в итоге – бесконечная гонка вооружений! Вот что противно. Что касается ничейной смерти… Век назад про нее уже говорили, но я ее не вижу. Люди по-прежнему ошибаются.
Посмотрите сегодняшнюю партию Камский – Гельфанд. Пожалуйста, на 8-м ходу новинка. Ну, не совсем новинка, но очень редкий ход, я такой вообще не видел. Наверное, ход не слишком опасный, однако возникла свежая позиция, белый ферзь пошел на f3. Вначале вообще было непонятно: зачем? Оказалось, белые при любом раскладе хотят сыграть Nd5, после чего ферзь на f3 заиграет. Борис, конечно, главный специалист в этих позициях, ему виднее, но вообще 10…h6 – очень ответственный ход. Если белым удастся провести h4 и g5, то у черных проблемы с королем останутся до конца партии. В принципе, так и получилось. Гата, как и намечал, сыграл 12.Nd5, и после размена на d5 ферзь f3 заиграл, белые провели h4 и g5. Борис красиво забрал пешку d5: не проходило 16.Rxd5 из-за 16…Qc6! Это неожиданный ресурс, в сицилианской защите редко «свистит» большая диагональ! При этом было видно, что после 16.Bd2 Борису не нравится его позиция. Если 16…е4, то 17.Qg2, и у черных уже не получается никакой игры; тут же следует g4-g5, после чего пешка отыгрывается, и у белых все плюсы налицо: два слона, вскрытая позиция и плохой король у соперника. Черный король должен «пастись» где-то в районе поля f8, и нет шансов, что ладья h8 войдет в игру.
Но потом Гата заиграл странно. Вместо прямой игры он делал какие-то вкрадчивые ходы ферзем, один ход 29.Qh1? чего стоит!
– Может быть, хотел загнать Гельфанда в цейтнот?
– Он действовал по методу Топалова: тот играл подобным образом с Камским в 4-й партии. Здесь ведь контроль без добавления. Такое впечатление, что Камский сознательно делал не сильнейшие ходы, лишь бы не дать противнику думать за свое время. Ясно, что Борис 29.Qh1 не рассматривал, когда есть прямой ход 29.Bxc4 – кстати, очень сильный. Потом ферзь заскакивал на b6, и там у белых явный перевес. Однако тактика Камского не сработала. Борис разобрался и ходом 38…Qh5 (вместо 38…Qf5) просто выигрывал. Тогда у белых не было бы этого финта – 39.Qc5+ и 40.Qxe3.
Надо все-таки признать: когда у тебя остается 50 секунд на три хода, пойти ферзем на f5 очень хочется, ведь там грозит спертый мат с шахами! Отказаться от этого, если не видишь ничего конкретного, просто невозможно! Это и спасло Гату. А в ладейнике, наверное, черным сложно было что-либо сделать. Там была возможность устроить пешечные гонки, но посчитать их до конца было невозможно. Борис оценил их последствия как неясные и предпочел зафиксировать ничью.




← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.