28 Февраля 2013

История одного профсоюза


В последнее время шахматному читателю стало, безусловно, интереснее и комфортнее в интернетовском пространстве. Появилось множество сайтов, форумов, на которых ежедневно можно изучать различные статьи и материалы. Конечно, возрастание роли шахматных СМИ провело и к тому, что в рунете стали порой бушевать самые настоящие информационные войны. Самые яркие примеры — это шумиха вокруг нынешнего наставника женской сборной России и прошлого мужской, а сейчас «информационный фронт» проходит на линии противостояния интересов Европейского шахматного союза и Ассоциации шахматистов-профессионалов.

«Ну, какая может быть сила у электронных СМИ? – спросите вы. – Это же не телевиденье!» Приведу в ответ простой пример. Недавно ко мне подошел один гроссмейстер и посетовал, что в свое время не проголосовал за изменение системы розыгрыша чемпионата России, – по новому проекту вышедший в главный турнир участник гарантированно получал минимум 20-25 тысяч. «Я читал статьи в интернете и находился под впечатлением, что могу сделать ужасный шаг — нанести удар по боеспособности российских сборников, уничтожить престижное соревнование. Это было как гипноз. А теперь я понимаю, что просто лишил себя денег», – грустно заметил мой собеседник. Такие вот дела.

Но вернемся с ECU и ACP. Конечно, заявить, что Эмиль Сутовский — это ангел с мечом пылающим, а Сильвио Данаилов — враг свободных шахматистов, даже при том, что после 2006 года каждый российский болельщик косо смотрит на болгарского менеджера и организатора, было бы несколько опрометчиво. Несмотря на то, что ваш покорный слуга является членом Совета Ассоциации, постараюсь сохранять объективность.

Начнем с того, нужен ли вообще шахматистам профсоюз? Конечно, апелляция к тому факту, что спортивные профсоюзы есть почти во всех олимпийских видах спорта (причем не только международные, но и национальные), возможно, не совсем уместна — все-таки шахматы являются игрой со своей спецификой. Но любые исторические параллели всегда весьма интересны... Какой у нас самый знаменитый профсоюз? Конечно, могучий NHLPA, благодаря затяжным схваткам которого с североамериканской хоккейной лигой мы иногда имеем удовольствие видеть в родных стенах Евгения Малкина, Александра Овечкина и Илью Ковальчука. Но ведь хоккейный конгломерат профессионалов не всегда был таким мощным, и с чего все начиналось? Погружение в историю открыло любопытные подробности.

В конце 50-х годов прошлого столетия хоккей уже полностью покорил души болельщиков Северной Америки. Доходы владельцев клубов были огромны, но на зарплатах игроков это никак не отражалось. Хоккеист получал в среднем 8 тысяч долларов в год (тогда как школьный учитель зарабатывал 5,5), при этом вносил каждый сезон 900 из них для обеспечения будущей пенсии, скромной, как сами понимаете. Истинные доходы NHL тщательно скрывались, а любого игрока в случае получения серьезной травмы могли запросто выбросить на улицу без всякой компенсации. Во времена, когда сражались без шлемов, а на площадке царствовал «Кувалда из Филадельфии» Дейв Шульц, раз за разом отправляющий противников в госпиталь, это было обычным делом.

И в 1957 году пользующийся большим авторитетом у коллег игрок «Детройта», один из лучших игроков лиги Тэд Линдсей предпринял попытку создать профсоюз. По замыслу форварда, хоккеисты должны были выступить единым фронтом и заставить боссов клубов считаться с их правами. Но столь радужным мечтам не суждено было сбыться, — Линдсея предал один из коллег (увы, и в наши дни встречаются такие личности), сразу заложивший революционера хозяину «Ред Уингс» Джеку Адаму. Последний был взбешен, но, будучи умным человеком и хватким бизнесменом, сразу распознал опасность для своих потенциальных доходов.

Хозяева команд на дух не переносили друг друга, но перед лицом сплочения хоккеистов им пришлось действовать быстро и решительно. По неподтвержденным сведениям, именно в Детройте прошла неофициальная встреча властелинов «Большой Шестерки»: «Торонто Мэйпл Ливз», «Монреаль Канадиенс», «Детройт Ред Уингс», «Бостон Брюинс», «Нью-Йорк Рейнджерс» и «Чикаго Блэкхокс». Тэд Линдсей, безусловно, являлся Прометеем, но вскоре прилетел орел, чтобы клевать его печень... В командах была проведена соответствующая проработка, а глава несостоявшейся организации выгнан из суперклуба, после чего смог выступать только в команде-аутсайдере с зарплатой в пять раз меньше. Другие хоккеисты, испугавшись последствий и гнева своего начальства, не поддержали Тэда. По легенде, после одной из игр вратарь аутсайдера, за который выступал Линдсей, спросил новичка команды: «Зачем ты поднял голову? Ведь ты хорошо зарабатывал, не проще было молчать?» «Я не боюсь Адама, но мне действительно страшно при виде человеческой трусости», – гордо ответил Тэд Линдсей и прошествовал в раздевалку.


Александр Овечкин с бронзовой фигуркой хоккеиста, положившего себя на алтарь профсоюзного движения

Мечта игрока Детройта реализовалась только 10 лет спустя – NHLPA была создана при помощи известного адвоката из Торонто Алана Иглсона. Конечно, это была не совсем та организация, о которой мечтал Линдсей, — Иглсон был настоящей акулой политики. Он олицетворял надежды игроков, но одновременно находился в дружеских отношениях с хозяевами клубов. Его звездный час настал, когда в Северной Америке появилась вторая сила — предприниматель Гэри Дэвидсон создал ВХА (Всемирная хоккейная ассоциация; позднее ее ждала та же судьба, что и ПША в шахматах). Для привлечения СМИ к новому проекту Дэвидсону пришлось переманить из НХЛ нескольких звезд первой величины, в том числе Бобби Халла, которому был предложен солидный контракт. И Алан Иглсон блестяще использовал возникшую конкуренцию двух лиг — он выдвигал все новые и новые требования по улучшению быта хоккеистов, увеличению их доходов (не оставляя в накладе и собственную фигуру), а две бьющиеся за первенство лиги не могли отказать его настойчивым требованиям. Конечно, Иглсон не строил из себя принципиального человека — утром он мог пить кофе на яхте владельца ВХА, а уже вечером кататься на лошадях с первым лицом НХЛ. Позднее, лет 20 спустя расследование найдет в его действиях факты коррупции, и адвокат получит полтора года тюрьмы, но в 70-е Алан Иглсон сделал для хоккеистов больше, чем кто-либо когда-либо: нашел средства на приз Лестера Пирсона (назван по имени премьер-министра Канады — позднее награда была названа в честь Тэда Линдсея) лучшему игроку сезона, способствовал росту гонораров, обеспечил социальную защиту хоккеистов, стал духовным отцом Суперсерии-72. И при этом он устраивал руководство лиги и клубов, те знали — при их друге Иглсоне забастовки или локаута никогда не будет!


Очередное интервью Алана Иглсона


Ситуация резко изменилась в конце 80-х годов. Профсоюз уже являлся мощнейшей организацией, а каждый игрок NHL с самого раннего детства привыкал к мысли, что NHLPA — его отец и брат одновременно. И после свержения Иглсона, вскрытия фактов «игры на две стороны» ассоциация вышла на тропу войны! 90-е и 2000-е стали ареной многочисленных схваток между профсоюзом и лигой: забастовки, локауты, тяжбы, дискуссии по подписанию коллективного соглашения, информационные войны. Конечно, ресурсы NHLPA были меньше, нежели у хозяев команд — и газеты печатали карикатуры, на которых лидеры руководящего органа профсоюза изображались в весьма непристойных положениях на мешках с членскими взносами... Но профсоюз выстоял и до сих пор является одной из самых авторитетных и известных организаций в Канаде и США.

* * *

Увы, приходится признать, что в своем развитии шахматы отстают от ряда лидирующих спортивных дисциплин. Мы сейчас учимся делать все с нуля: показывать видеотрансляции, интересно комментировать эту самую картинку, бороться за аудиторию и т.п., но пока находимся в начале этого решительного марш-броска. Конечно, важным элементом спортивной культуры является и «дух спортивного профсоюза». В нашей игре он был создан 10 лет назад, после скандального личного чемпионата Европы 2003. История во многом повторяется: заработки большинства игроков невелики, а вот доходы от многих официальных международных соревнований огромны и непрозрачны — взять те же детские и взрослые чемпионаты Европы. Взносы, трансферы, гостиницы по цене, значительно превышающей номинальную, — сумасшедшие деньги, сумма которых существенно выше предоставляемого призового фонда. А в детских турнирах и призов-то нет... Занятно, что в этом году ECU увеличила отчисления в свой карман из призового фонда — 25% вместо 20%. Также внезапно в положении задним числом возник польский налог в 10%, но после возмущения профсоюза целостность первоначального основополагающего документа была возвращена.

Конечно, сейчас профсоюз добился локальной победы, убедив ФИДЕ принять решение о минимальном призовом фонде в чемпионате Европы – 150 тыс. евро у мужчин и 75 у женщин, независимо от отчислений в казну ECU (повышения минимальной планки произошли и на других континентах). Вернули рейтинг Барону и Сафарли, пострадавшим в результате абсурдного решения арбитра, а также добились прогресса еще по ряду важных пунктов. Однако противоборствующая сторона не сдастся, так что решающие битвы, безусловно, еще впереди. И тут самым главным фактором с точки зрения исторического развития и прогресса станет то, чью жизненную позицию выбирают шахматисты: Тэда Линдсея или вратаря команды-аутсайдера?