13 июля 2020

Пирц или Уфимцев?

Важно не кто уронил слона на g7, а с какой идеей

Когда в детстве начинаешь изучать дебюты, юного поклонника игры сразу поражает палитра шахматных наименований. С ферзевым и королевским гамбитом все ясно сразу. Дебюты имени Грюнфельда, Рети, Нимцовича, Алехина названы в честь изобретателей. Английское начало, испанская, итальянская, русская и славянская партии, сицилианская и французская защиты, будапештский гамбит сразу дают географические наводки. А вот по поводу староиндийской, новоиндийской, Бенони и модерн-Бенони уже приходится копаться в исторических фактах, чтобы понять, почему же эти линии так окрестили?

Особое внимание обычно привлекают дебюты с двойным названием. Допустим, защита Каро-Канн или Пирца-Уфимцева. Строго говоря, в современном КК достаточно мало от вклада славных аналитиков Горацио Каро и Маркуса Канна, которые разрабатывали ход 1…с6 долгими берлинскими вечерами, а потом опубликовали анализ в журнале «Bruederschaft».

В этой истории меня больше всего удивляет название журнала! Теперь, если вы разработаете свой дебют, то обязательно отправляйте статью в «Крестьянку» или «Playboy». Вот, может быть, почему Каро-Канн занял такое прочное место в репертуаре ХосеРауля Капабланки? Возможно, будущий чемпион мира искал что-то совсем другое на глянцевых страницах, а тут бах – шахматы!

Что касается Пирца-Уфимцева, то тут создателям, югославскому гроссмейстеру Васе Пирцу и советскому мастеру Анатолию Гавриловичу Уфимцеву, пришлось годами самостоятельно отстаивать право своего детища называться полноценной защитой, несмотря на скептические реплики современников. При этом, если Каро и Канн были друзья не разлей вода, то Уфимцев и Пирц весьма ревниво относились к славе конкурентов.

«*** там Пирц! Моя защита!»–даже в очень приличном обществе повторял выдающийся аналитик из Костаная. 



Что касается Пирца, то будучи профессором, шахматным литератором и легко разговаривая на целом ряде европейских языков, он не мог позволить себе столь категоричную оценку.По воспоминаниям классиков XX века, размышления югослава преимущественно строились на доказательной основе: «Я с Болеславским тут на Олимпиаде вничью сыграл сразу после его финального матча претендентов, обыграл… (далее следовал ряд известных фамилий)! А все известные опубликованные партии Уфимцева – проигранные!»


С вопросом приоритета всегда было все очень сложно. Известно, что великий Пифагор узнал о любимой теореме всех школьников у египтян, а к тем, в свою очередь, знание о секретах гипотенуз с катетами пришло от вавилонян. Английские исследователи находили глиняные таблички на территории современного Ирана, где легендарное соотношение изображалось за много веков до греческих мыслителей. Что и говорить – мудрейшая нация. Только произошел в стране шахматный бум, как Фируза с Максудлу и Хадемальшарьех появились! Если бы еще не некоторые религиозные нюансы…

Однако Пифагор не только доработал выкладки, но и отлично все преподнес с точки зрения пиара – дал грандиозный пир, зарезав на столы для гостей сотню быков. И имя его отложилось в памяти поколений.

Часто откладывается на названиях и многолетний творческий спор Запада с Востоком. До сих пор спорят о том, кто же изобрел радио – Александр Попов или Гульельмо Маркони? В столь актуальной в наши дни обработке цифровых сигналов теорема Владимира Котельникова о непрерывных и дискретных сигналах носит у наших европейских и заокеанских коллег название Найквиста-Шеннона. Не обошел сей факт и черно-белую игру – волжский гамбит у нас и гамбит Бенко заграницей.

В теме нашего исследования ситуация оказалось следующей. Шахматная монография мастера Германа Фридштейна от 1980 года, напечатанная в издательстве «Физкультура и спорт», носила название «Защита Пирца-Уфимцева», а более ранний аналог, увидевший свет в 1970-м, носил на обложке только фамилию советского мастера. 





А перевод книги Фридштейна назвали на зарубежный манер!


Европейские же издатели единогласно признавали лишь право югославского гроссмейстера, хотя со временем от защиты Пирца по их терминологии «отпочковалась» так называемая современная защита, или защита Робача:g6,Bg7 и a6.



Давайте попробуем разобраться, а как же трактовали свой дебют Вася Пирц и Анатолий Уфимцев? И как складывался их боевой путь к признанию дебюта, до того, как Пирца-Уфимцева в Матче века (1970) применил Михаил Ботвинник, а спустя два года в поединке за мировую корону – Роберт Фишер. Все эти партии в солнечном Тбилиси внимательно изучал талантливый мальчик по имени Зураб Азмайпарашвили, со временем ставший новым молодым классиком дебюта и совершивший почти невозможное: грузинский шахматист в 1983 году на чемпионате СССР поверг в Пирце-Уфимцеве чемпиона мира Анатолия Карпова! К слову, выигравшего партию своей жизни в Багио у исторического соперника Виктора Корчного именно в дебюте с королевским фианкетто за черных.

Можно добавить, что благодаря новинке Евгения Васюкова Корчной самого Фишера побеждал в защите Пирца-Уфимцева

К сожалению, далеко не все поединки советских турниров попадали в базу, что как раз и обусловило приведенную выше фразу Пирца. ChessBase предлагает нам всего 111 партий Уфимцева, большинство из которых он играл в союзных полуфиналах и финалах, Спартакиадах, где напротив сидели могучие гроссмейстеры Смыслов, Керес, Болеславский, Толуш, Суэтин. А десятки выигранных партий Анатолия Гавриловича у сильных советских мастеров можно отыскать разве что в архивах. Для сравнения – нам известно более 1000 партий Пирца. Он ведь жил в стране «Информатора»!

Итак, Анатолий Уфимцев.

1) Любил начинать с d6, g6, Bg7 или даже 1…g6, пытаясь избежать тем самым некоторых порядков ходов и расстановок за белых. С идеей при случае связать коня f3 слоном с g4, а потом выскочить ферзем на b6. В некоторых случая дело сводилось к перестановке ходов, но иногда Уфимцев подолгу задерживал королевского коня на g8, стремясь завязать бой на ферзевом фланге.

2) Ориентировался на план контригры с с6-b5. При этом очень любил спровоцировать соперника на е4-е5, после отступить конем на е8, и потом пытался подорвать белый центр. Например, Эстрин – Уфимцев, 1949

1.e4 d6 2.d4 g6 3.Nf3 Bg7 4.Bc4 Nf6 5.Nc3 0–0 6.0–0 c6 7.e5 Ne8 8.h3 b5 9.Bb3 a5, и в итоге черные выиграли.  

3) В поздние годы Анатолий Гаврилович питал пристрастие к несколько сомнительной схеме 1.e4 d6 2.d4 Nf6 3.Nc3 c6 4.f4 Qa5 5.Bd3 e5 6.Nf3 Bg4, которую не боялся применять даже с Паулем Кересом.  Кстати, многие земляки Уфимцева продолжают играть так и по сей день. В Казахстане даже распространено название "Костанайский вариант". 

А что мы можем сказать о Васе Пирце?  

1) Многократный чемпион Югославии начинал партию исключительно ходами 1.e4 d6 2.d4 Nf6 3.Nc3 g6 без всяких экспериментов.  

2) Его дебютная концепция заключалась в создании фигурного давления на центр белых. Применяя и план Уфимцева с с6-b5, Пирц зачастую предпочитал связки ходов Nc6,Bg4 и во многих схемах атаковал центр белых путем с7-с5.  

3) Любопытно, что Исаак Болеславский, много игравший с обоими изобретателями, считал, что название «защита Пирца-Уфимцева» просто концептуально неверно. Уфимцев трактовал дебют в стиле варианта дракона, накапливая силы для атаки на ферзевом фланге, и по большей части либо ставил мат, либо получал его сам. Пирцже разыгрывал защиту на позиционной основе, и во встречах с сильными шахматистами подчас стремился к надежности.  

Вот хороший пример на эту тему. Авербах – Пирц, 1969. 1.d4 d6 2.e4 Nf6 3.Nc3 g6 4.Nf3 Bg7 5.Be2 0–0 6.0–0 Bg4 7.Be3 Nbd7 8.a4 c6 9.Re1 e5 10.dxe5 dxe5 11.Nd2 Bxe2 12.Qxe2 Qe7 13.f3 Nc5 14.Qc4 Ne6 15.Nb3 Rfd8 16.Red1 Rxd1+ 17.Rxd1 a6 18.Nb1 Rd8 19.Rxd8+ Qxd8, и даже Юрий Львович с его ювелирной эндшпильной техникой ничего не смог тут поделать – ничья!  

Полистав партии, не могу не согласиться с оценкой Исаака Ефремовича. Действительно, взгляды на дебют Уфимцева и Пирца порой не совпадали кардинально.  

Конечно, исторически Анатолию Гавриловичу не повезло, что одновременно с ним защиту стал применять известный шахматист, игрок югославской олимпийской сборной, достойно сражавшийся с Капабланкой, Алехиным и Эйве. Позднее известный публицист, да и вообще очень располагающая к себе, видная личность. Судьба Уфимцева, чей отец Гаврила УфиНцев, видный шахматный организатор Омска был репрессирован за свое кадетское прошлое, сложилась намного сложнее. Но это не помешало ему стать известным шахматистом, побеждать за доской Смыслова, Петросяна, Флора и Котова.  

Анатолия Гавриловича нет с нами уже ровно 20 лет, жизнь же Васи Пирца прервалась летом 1980 года. Это тоже круглая дата и хороший повод вспомнить тех героев шахматной доски, которые много лет тому назад не побоялись бросить вызов существующим, незыблемым канонам. Чьим бы из их имен ни называли ныне дебюты шахматные авторы.

    Фото chessbase.com, из архива шахматистов Костаная

Командный чемпионат России