18 июня 2020

Лестница в небо

Гроссмейстер Сергей Карякин – в очерке пиар-директора ФШР Кирилла Зангалиса

Удача следует за великим человеком.
Наполеон Бонапарт

Москва – Нинбо 14 июля 2011

Мне очень сложно писать эту главу. Сергей Карякин — а кто он мне? Партнер? Подопечный? Начальник? Товарищ? Младший брат? Друзья мои, ответить на этот вопрос очень трудно. Наверное, для меня Сережа — это целая эпоха, а почему? Сейчас попробую вам рассказать. Хотя сделать это в рамках одной главы — задача почти невыполнимая. Когда-нибудь я напишу отдельную книгу. Но пока попробую показать вам настоящего Карякина, каким его знаю только я.

Итак, первый раз я услышал о нем в 2009 году, когда Сергей сменил украинское гражданство на российское. В «Советском спорте» была рубрика «Незнакомая звезда», и я написал заметку о вундеркинде со слов своего товарища, тогдашнего главного редактора журнала «64» Марка Глуховского.

В 2010-м я отправился на шахматную Олимпиаду в Ханты. Там новоиспеченный россиянин Карякин громил всех и вся на четвертой доске. А я, после того как он принес победу сборной в матче с Украиной, обыграв Пашу Эльянова, взял у него короткое интервью и сделал первую фотографию.

И вот наконец то июльское утро, которое перевернуло мою жизнь. В редакции меня вызвал к себе начальник Саша Зильберт.

— Кирюх, я тебе идею подкину, — сказал Саня. — Смотри, ты же помимо баскетбола стал за шахматы у нас отвечать. Я тут открыл состав России перед «командником» чемпионата мира, а вижу, что на первой доске у нас какой-то Карякин. Я про него почти ничего не знаю, да и читатель наш тоже. Ты бы сделал перед турниром с ним интервью. Тем более, что он у нас натурализованный.

— Да, делал уже очерк, — ответил я. — Сережа из Крыма, из Симферополя, уже год, как живет в Москве. Сейчас попытаюсь найти его телефон и поговорить. Вроде он парень скромный, без понтов, надеюсь, что не откажет.

Мы созвонились. Карякин оказался очень милым и вежливым молодым человеком. Мы записали беседу по скайпу, и, к нашему обоюдному счастью, у меня почему-то на уровне подсознания возникло необычайное чувство. Мне показалось, что я могу подружиться с этим интересным человеком, а потом я подумал, что этот парень обязательно станет чемпионом мира. Я не знаю, откуда пришло это озарение. Но с этого момента я не оставлял мысли, что это интервью случилось не просто так. И я бросился в атаку. Нет, нападением это назвать было нельзя, это было скорее типичное поведение Кирилла Зангалиса, когда он видит цель.

С учетом того, что я сам с детства очень любил шахматы, мне было интересно, как живет четвертый на тот момент гроссмейстер планеты. И я буквально не давал ему прохода в скайпе, засыпая вопросами 25 часов в сутки. Карякин терпеливо и вежливо отвечал, тратя на общение со мной кучу драгоценного времени. В результате он вместе со сборной России турнир провалил. И только спустя год воспитанный молодой человек признался, что я его сильно отвлекал, что у него есть негласное правило — не общаться ни с кем во время соревнований. И после этого мы договорились решать все бытовые проблемы в свободное для Сереги время.

Как мы начали сотрудничать?

— Тебе менеджер нужен?

— Ха, зачем?

— Будем искать спонсора и выстраивать твой личный бренд.

— Смеешься?! Кто только не брался за это дело, шахматы — незрелищный вид спорта, считают маркетологи крупных компаний, не дадут под это бюджет. А пресса пишет про нас только во время матчей за корону.

— А мы придумаем, как будет и интересно, и вкусно, а за корону ты обязательно сыграешь?

— Ну ты и фантазер, Кирилл, — засмеялся Серега. — Контракт, поединок за звание чемпиона. Это, конечно, я тоже себе представляю, но сейчас это мечты.

— Поверь мне, если мы подойдем к этому вопросу, как настоящие друзья, которые будут делать общее дело, если нас не испортят будущие деньги, если будет цель — то все получится. Я тебе обещаю.

— Ну а я тебе клянусь, что, если ты сделаешь свою работу, то и я тоже буду стараться трудиться так, чтобы тебе, спонсорам и тем, кто поверит в меня, никогда не было стыдно! Вот тебе моя рука, с этого момента мы неразлучны!

— Серега, я тоже тебя не подведу, даю слово!

Вы сейчас подумаете, что я все это сочинил. Что такие клятвы, истории бывают только в книжках про мушкетеров. Могу раскрыть один секрет. Мы работаем с Серегой уже больше восьми лет без всякого контракта, под честное слово. Отношения проверены большими деньгами, ни на одну копейку, никогда не было обмана ни с той, ни с другой стороны. Согласитесь, редкость даже для ближайших родственников.

Если бы меня попросили назвать одного из самых порядочнейших людей в мире, человека, который всегда держит слово, Карякин был бы одним из первых в этом списке. Хотя близкий круг всячески пытался отговорить Серегу от сотрудничества с подозрительным журналистом. Но Карякин показал, что у него есть стержень. Решение пожать мне руку было исключительно его.

В чем-то я везучий человек по жизни. Один дорогой мне человек — о нем я расскажу чуть позже — Глеб Петров был одним из учредителей крупной компании «Альпари». Как я уже говорил, нас связывает чудовищная личная трагедия. Я рассказал ему о своих планах, а он свел меня с директором по маркетингу Владом Ковальчуком, которому я и защищал проект «Вернуть шахматную корону в Россию».

— Кирилл, а ты уверен, что когда-то состоится матч Карлсен — Карякин, — подозрительно спросил меня Влад?

— Не могу дать голову на отсечение, но то, что Серега станет с нашей помощью брендом — обещаю, — пылко сказал я.

— А давайте для начала вы что-то серьезное выиграете, — хитро прищурился Ковальчук. Смотрю в календарь и вижу, что совсем скоро чемпионат мира по быстрым шахматам, там, кстати, как раз Карлсен главный фаворит. Обыграйте его — и я обещаю, что мы подпишем контракт.


Астана. Май 2012

— Это важный для тебя турнир! Ты должен поехать и всех порвать. Серега, я не хочу тебя накачивать, но сейчас или никогда…

— Конечно, я постараюсь, но там играют почти все сильнейшие. Ну что говорить, если в Казахстан летит Карлсен! Мне очень хочется его обыграть. Да и сам знаешь, что в рапид я «катаю» довольно неплохо. Так что лечу с отличным настроением, нужно постараться взять золото.

— Как ты мог опоздать на рейс? — звоню после первого игрового дня.

— Не я виноват, авиакомпания, — Карякин объясняет, почему прибыл в Астану так, что пришлось прямо по приезду из аэропорта садиться за доску. — Ну ничего, пока все идет хорошо. Я выиграл четыре партии из пяти, одна ничья.

После отличного первого дня (всего турнир состоял из 15 партий по 5 в день) Карякин не очень удачно провел второй и отстал от Карлсена за пять туров до конца на полтора очка.

— Держим кулаки, ты можешь! Выспался? — спрашиваю Карякина по скайпу.
— Все-таки сказались и перелет, и бешеная гонка. Ничего, у меня есть еще один день, и надеюсь, что сумею побороться, и попробую догнать Магнуса.
— Ты молоток, опять 4,5 из 5, а Магнус проиграл дважды. Ну вот ты и чемпион! Поздравляю.

— Я Иванчуку и Грищуку теперь по бутылке должен. Это они Магнуса убрали по очереди. Без них не помогли бы и мои победы. Так что им спасибо. Но и у самого неплохо получилось. Кубок такой тяжелый, не знаю, как его потащу в Дортмунд, мне же отсюда сразу на супертурнир в Германию.

— Звонили твои потенциальные спонсоры, ты впечатлил их своей игрой. Так что у меня для тебя сюрприз. Наш контракт в кармане. Двойной повод обмыть. Ждем из Дортмунда с золотом.

Карякин наставление выполнил. Он разделил первое место с Фабиано Каруаной.

Первый раз я узнал, какой он друг, когда у меня случился приступ подагры.

— Серый, я просто умираю, — пожаловался я ему по телефону. — Мне лететь в Афины, шагу не могу ступить. И супруга в командировке.

— Держись, сейчас я буду, только скажи, какое лекарство купить, — тут же вызвался Серега.

— Ты с ума сошел, ты же на сборах, брат, — я справлюсь!

— Я уже заказываю такси…

В итоге еле отговорил гроссмейстера, но на ус намотал. После этого было немало случаев, когда мы приходили друг другу на выручку в самых разных ситуациях.

Кирилл Зангалис, Сергей Карякин и Глеб Петров, Москва 2012


Ставангер. Май 2013

После того как Магнус Карлсен отобрал звание чемпиона мира у Вишванатана Ананда, в Норвегии начался настоящий шахматный бум. Спонсоры тут же решили забабахать супертурнир. Организаторы решили пригласить лучших из лучших.

Карякин выигрывает блиц-жеребьевку, обогнав Карлсена, затем побеждает подряд четыре раза в стартовых турах. В пятом — напротив него Магнус. Сергей получает очень перспективную позицию. Кажется, что он сейчас опять выиграет, и это будет триумф на норвежской земле. Но желание победить было слишком велико, и он перегибает палку. Там, где уже нужно было соскочить на ничью, он продолжает играть на победу и собственными руками разрушает свои бастионы…

— Что же произошло в той партии?

— Да то, что случилось, то случилось, — вспоминает Сергей. — Принял ряд неправильных решений и все испортил. И ведь не надо было так жестко действовать. Ну, ничья и ничья. Больше половины турнира было бы позади, а у меня всего пол-очка потеряно.

— Переживал?

— Страшно! В номере хотелось все разнести. Хорошо, что со мной был самой дорогой человек — супруга Галия. Но и она сначала не могла меня успокоить. Я просто лег на кровать и не хотел ничего делать и никого видеть. Думал, ну как же так, я же могу его обыграть! Что же со мной происходит, мне что — с шахматами завязать? Но я быстро отогнал эти мысли. Мы пошли на прогулку, и вскоре я уже размышлял о следующей партии с Анандом, где мне предстояло защищаться черными.

— Устоял ты тогда с трудом?

— Психологически было сложно. Но мне удалось сделать ничью в тяжелом положении. Это был очень принципиальный поединок, я немного выдохнул. И в итоге занял первое место. Это было важно для меня. Победить в таком турнире с участием Карлсена, на его земле — дорогого стоит. Тем более что вскоре в Норвегии должен был пройти Кубок мира, и мне необходимо было выходить в финал, чтобы попасть в турнир претендентов. На этот раз я очень хотел туда ворваться! Чувствовал, что созрел для больших свершений.

Как сейчас мало ценится настоящая традиционная крепкая семья. Сколько разводов мы видим среди своих друзей. Серега нашел свое главное счастье. Галия — огромный залог его успеха. Вы знаете, сколько раз мы ругались с ней, нет — не по поводу процентов за контракты или гонораров. Нет! Когда Серега играл плохо, я рвал и метал и весь гнев спускал на супругу. Вы знаете, я завидовал ему. Если бы все жены так любили своих мужей и так защищали их…

— Он мало работает? — воплю я Галие.

— Кирюша, ты на сборах был, сам видел? — парирует Наилевна.

— Он опять приехал на интервью без паспорта, еле пропустили в Останкино, когда Сережа будет собраннее?

— Его все внимание за доской, над бытом и имиджем мы работаем. Спокойно, всему свое время.

— Галия, он очень плохо вчера играл!

— Завтра будет блестяще, — парирует супруга. — Сережа самый лучший. Во всем.

Я злился и завидовал. Злился, потому что хотел дисциплины и результата. Завидовал, потому что именно так, на мой взгляд, должна относиться жена к мужу.

Нет, все же для меня он идеал семьянина. Смотрю на его пацанов Лешку и Мишку, особенно сейчас, в пандемию, и вижу, как им хорошо с отцом. Галия, наверное, мечтает, чтобы шахматы оставались в онлайне. Думаю, что и Серега не против, только вот жажда борьбы не позволит ему сидеть на одном месте. Ведь, как ни крути, все только начинается.


Баку. Октябрь 2015

Про этот турнир можно и нужно снимать кино. То, что Карякин устроил в Баку, не передать словами. Я уезжал в столицу Азербайджана в тот момент, когда Сергей мог вылететь из соревнований. Во втором круге он проиграл первую партию Онищуку, и должен был побеждать по заказу. Когда я приземлился в аэропорту имени Гейдара Алиева, в моем телефоне не работал мобильный интернет. Никто из друзей не брал трубку, чтобы сообщить мне результат партии. Я домчался до гостиницы, влетел в холл и первым, кого увидел, — улыбающегося Карякина. Сразу все понял.

— Ты выиграл, да?

— Выиграл!

— Как довел до такого?

— Спорт!

— Я уже собирался назад лететь с тобой.

— Не дождешься, я еще Кубок мира выиграю.

— Уверен?

— Да!

— Почему?

— Просто уверен. Это опять последний шанс попасть в претенденты, и теперь даже Крамник не поможет, только я сам. Рейтинг уже не тот (13-й в мире на тот момент).

Я обнял его и сказал, что верю, а он проходил одного соперника за другим, проходил на зубах, защищая очень тяжелые позиции, выигрывая там, где выиграть, казалось, нельзя. В полуфинале пришлось опять отыгрываться по заказу, на этот раз в быстрых шахматах. Казалось, что блестяще проводивший турнир Павел Эльянов своего не упустит. Но Сергей опять нашел в себе силы. Вот он — выход в финал и путевка в турнир претендентов, но уже хотелось большего, хотелось победы в финале. Петр Свидлер, который уже владел Кубком мира, повел в матче из четырех партий — 2-0. Шансы взять трофей — минимальные. То, что было потом, описывалось уже десятки раз: 2-2 и победа на тай-брейке. 14 результативных поединков в финале. Это фантастика!

— Как тебе это удалось?

— Ты знаешь, а Петра уже начали поздравлять. Я никогда и ни с кем не общаюсь во время турнира. И правильно делаю! Это отвлекает, знаю, что Свидлера многие окрестили победителем заранее. А я искал свой шанс.

— Но ведь в третьей партии у тебя было безнадежно?

— Опять звезды, Петя как-то ошибся, а 2-1 - это другой счет, и мне катать беленькими.

— Спал ночью той?

— Очень крепко, у меня в порядке с нервами, понимал, что нужны силы. И я их в себе нашел.

— Невероятная победа?

— До сих пор сам не могу поверить, что сделал это…

Отмечали мы с Сергеем песнями и плясками. Было очень весело, собрали друзей и пели до упаду. Думаю, что караоке-бар, в котором обмывался кубок, нас запомнил навсегда…

А вы знаете, почему он побеждает там, когда другие уже опускаются на колени? У него железная воля и очень доброе сердце. Сергей невероятно открытый. Он верующий человек и всегда прощает тех, кто пишет про него гадости, сплетничает, обвиняет. А завистников за это время у Карякина появилось очень много. Рекламные контракты, победы в турнирах, да еще и ситуация с Крымом. Это был лакомый кусок для нападок и провокаций. Но Серега держался, так же как за доской в финале Кубка мира — несгибаемо.

Но зато, когда мне звонил ребенок с ДЦП и просил осуществить месту и сразиться в интернете с Карякиным, то гроссмейстер сразу же дал согласие, несмотря на занятость и напряженный график. Знаете, сколько шахматистов на его месте не нашли бы для этого свободной минуты. Я видел глаза того счастливого мальчишки. И я был горд за своего подопечного, друга, соратника.


Москва. Март 2016

Кандидатский форум. Заключительный тур. Сергею достаточно сделать ничью в партии с Каруаной. Принципиальнейший соперник, который бросил в бой черные фигуры без оглядки на собственного короля. Американцу удалось получить игровую позицию, и партия идет на три результата. В это время все остальные участники уже завершили борьбу. На сцене два «К», за ними в Норвегии следит третий «К». Зрительский зал переполнен. В ВИП-ложе яблоку негде упасть, и оттуда за участниками можно наблюдать из-за стекла. В этот момент у меня разрывается мобильный, на турнир в самый ответственный момент пришел известный спортивный журналист Алексей Лебедев. Он просит спуститься за ним и проводить внутрь…

Когда мы поднялись на четвертый этаж «Телеграфа», ко мне подлетел доцент юрфака МГУ, президент шахматного клуба того же юрфака Александр Корнеев.

— Серега выигрывает! — завопил он.

Я захотел его убить, потому что, посмотрев на оценку компьютера, увидел, что только жертва ладьи дает эту победу. Вы вдумайтесь, жертва ладьи!! И это когда приближается цейтнот, это в момент, когда решается если не все, то очень многое в твоей жизни. Так и проиграть легко, а Саша орет, что дело в шляпе!..

— Если он созрел для матча с Карлсеном, он так пойдет, — шепнул мне президент Российской шахматной федерации Андрей Филатов. — Если нет — не готов…

Во всем здании не слышно даже нашего дыхания…

На меня внимательно смотрит мой товарищ, детский шахматный тренер из Баку, просто хороший человек Теймур Салаев. Именно Теймур еще до Кубка мира мне сказал, что Карякин обязательно выиграет трофей, именно он после 0-2 от Свидлера успокаивал и говорил, что Сереге суждено взять этот Кубок. По ходу турнира претендентов, начиная с первого дня, он твердил, что Карякин выйдет на матч, что другого не дано, что его шестое чувство никогда не подводит. Тима сказал мне в эту секунду: «Смотри, сейчас Серега сделает это»…

…Карякин покачался в кресле, почесал затылок, глубоко вздохнул и… отдал ладью! А через пару минут соперник был в матовой сети…

Я бросился в зал с победным криком, которому бы позавидовали даже самые голосистые команчи. Я не мог поверить, что Сергей сделал это. Сделал, выдержав столько насмешек, столько ненависти и зависти. Тот лозунг, который был придуман в начале нашего сотрудничества, — «Вернем шахматную корону в Россию», кем только не был высмеян, особенно после того казанского чемпионата страны, где в 2014-м Карякин занял последнее место.

Мне удалось первым пробиться к Сереге, мы обнялись и долго молча стояли за кулисами, а потом вышли к народу…

— Ты помнишь еще то мгновение?
— А то! Может быть, я его никогда не забуду, — улыбается претендент на корону, — разве что будут более сильные эмоции.

— Об этом пока не будем…

— Да, я могу сказать, что впервые в жизни в ту ночь я не смог заснуть, обычно делаю это в любой ситуации, а тут не удалось.

— Сейчас я провожаю тебя на твой заключительный сбор перед матчем с Карлсеном. На тебя опять никто не ставит, в тебя опять верят только самые близкие.

— Ну и хорошо, — пожимает плечами Сергей. — Может, оно и к лучшему. Знаешь, так же никто не верил, что Алехин может победить Капабланку…


Нью-Йорк. Ноябрь 2016

Это в любом случае была победа. Перед матчем ставки на Серегу были один к десяти. Если бы в десятой партии он все-таки справился и нашел один ход конем, то, скорее всего, мир бы узнал нового чемпиона. Но Карлсен сравнял счет. Черт побери, великий Магнус, которому пророчили досрочную победу, еле отыгрался в основное время. Что пережил я, как менеджер и болельщик в Америке, не описать словами. Я смотрел на тот пятилетний путь, который мы прошли, и понимал, что почти все мечты сбылись. Просто все! Серега проиграл только в шахматных пенальти. Но и поражение он тогда принял достойно, а на Родину вернулся героем.


К тому времени я уже бросил пить, а он напился, напился так, что с утра ему было жутко плохо. Мы ехали перезаключать контракт с «Альпари», а перед заходом в офис спонсора Сереге стало плохо. Его рвало дальше, чем он видел. Организм отвергал вчерашний алкоголь, потому что Карякин в принципе не злоупотребляет.

Он посмотрел на меня грустными глазами и сказал: «Завтра мне вылетать на чемпионат мира по блицу, если мне кто-то скажет, что я его выиграю, меня вытошнит еще раз».

Он победил в личной встрече Магнуса и стал лучшим на планете по молниеносной игре. Серьезное утешение за бой в Нью-Йорке. Вот только все равно, последняя и главная вершина сидит в нас занозой. Во мне точно, а вот Серега, думаю, соберется еще на один рывок…

А пока он в очередной раз показал, какой он друг, и милосердный человек. Не будь его звонка знакомому олигарху, не получил бы денег на лечение гроссмейстер Александр Халифман. Именно Серега помог спасти жизнь чемпиону мира по нокаут-системе. Об этом до сих пор никто не знает, кроме самого Александра Валерьевича, но я уже имею право раскрыть тайну.

В нас швыряют камнями, когда мы поворачиваемся спиной, но улыбаются в лицо. Своих настоящих друзей мы, поверьте, хорошо знаем и рады им. А вот злопыхателям, которые сейчас с кривой улыбкой читают эти строки — отдельное спасибо. Без них Серега бы не был так крут и не являлся бы тем брендом, тем обеспеченным и знаменитым человеком, кем он является сейчас…

Сергей Карякин на приеме у президента России Владимира Путина

***

Был еще один турнир претендентов и дележ второго места с Шахрияром Мамедьяровым, было еще несколько удачных блиц-турниров, была золотая медаль на командном чемпионате мира. Но сейчас Карякину нужна перезагрузка. Он это заявил 12 января на своем тридцатилетии. Знаю, что сейчас он занялся собой, как никогда, ни грамма лишнего веса, постоянные занятия и новые цели. Вернее, цель одна, та, что не взята в Нью-Йорке. В него мало кто верит. Но у него есть его Родина, которую он безумно любит, у него есть семья, за которую он готов отдать все, и у него есть друг, который всегда подставит плечо.

Я благодарен судьбе за то интервью в 2011 году. Я благодарен Сереге за тот крутой путь, по которому мы шли и идем вместе. Я сегодня раз десять слушал «Led Zeppelin». Слушал их самую знаменитую песню «Stairway to Heaven». Так вот я не побоюсь сказать, что Карякин стал для меня своеобразной «лестницей в небо», он делает меня лучше, честнее и чище, он сделал меня богаче, популярнее и мудрее. Надеюсь, что я отвечаю ему взаимностью. Ведь мы до сих пор заложники того добровольного рукопожатия. И оно по-прежнему крепко.

Текст публикуется в авторской редакции.

Командный чемпионат России