23 февраля 2012

Герой довоенных Олимпиад

 Владимир Петров - одна из самых загадочных и трагических фигур в истории шахмат. Его имя долгое время было вычеркнуто из шахматных книг и учебников. Его партии и факты биографии почти не известны общественности. А между тем, Петров сокрушал Алехина, Файна, Решевского, Болеславского и многих ведущих шахматистов прошлого, был победителем и призером ряда супертурниров, великолепно выступал на первой доске в шахматных Олимпиадах. Дмитрий Кряквин исследует карьеру первого латвийского гроссмейстера. Часть первая.



Он был первым латвийским гроссмейстером международного уровня. Я просто хочу сказать об уровне этого шахматиста, чтобы мы понимали, что это не просто латвийский гроссмейстер, местного, что называется, масштаба. Нет, это человек, который входил в мировую шахматную элиту.

Сергей Воронков (беседа о судьбе Владимира Петрова на сайте chess-news.ru)


В последнее время о Владимире Петрове стали писать и говорить все больше и больше. Имя его посмертно реабилитировано, о трагической судьбе звезды шахматной Латвии рассказывается в нескольких книгах (например, на русском языке «Лубянский гамбит» Сергея Гродзенского и «Звезда, погасшая до срока» вдовы шахматиста Галины Петровой-Матиса), в Юрмале усилиями Алексея Широва прошел великолепно организованный Мемориал Петрова, а на популярном ресурсе chess-news.ru недавно состоялась интересная беседа, в которой участвовали Широв, шахматный историк Сергей Воронков и внук латвийского гроссмейстера Владимир Дедков. Владимир Петров - самый сильный из репрессированных в СССР шахматистов. С блеском отыграв один из турниров военного периода 1942 года в Свердловске, Петров направлялся на следующее соревнование в Казань, но по доносу своих коллег-шахматистов был арестован и позднее осужден. Его карьера и жизнь прервались на пике взлета: Владимиру было немного за тридцать, и последние партии показывали, что тяготы войны не оказали губительного воздействия на его форму. Но история не знает сослагательного наклонения, и летом 1942 года Владимир Петров пропал. Позднее выяснилось, что латвийский шахматист скончался во время этапирования в лагерь, но точная дата и место смерти неизвестны до сих пор. О нем не вспоминали многие годы, так как Петров словно был чужим в чужой земле: для латышей - русский, для русских (особенно следователей) — латыш. Многого мы уже никогда не узнаем, слишком долгий срок прошел со времени этой трагедии. Но в качестве надгробного монумента остались партии Владимира Петрова, и это наследие прошлого никогда не потускнеет.


Идея написания данной статьи возникла у меня после длительного спора с одним моим другом, большим знатоком шахматной истории. Мой оппонент в наших прениях отстаивал точку зрения, что нам зачастую свойственно преувеличивать силу мастеров прошлого, особенно если последние являются нашими земляками, свойственно многое додумывать или домысливать. Вот, к примеру, Клаус Юнге, способный немецкий шахматист, погибший по время Второй Мировой войны. В какой-то момент начинается интерес к его творчеству, который сопровождается появлением многочисленных мифов и легенд. Вот уже и Алехина Юнге обыгрывал с большим счетом, да и систему Ботвинника разработал он же, а Патриарх просто позаимствовал анализы немца, впрочем, как и все остальные, да и останься он жив - быть ему шестым чемпионом мира, и разгромил бы он в матч-турнире советских шахматистов под ноль. А если статью пишет человек, терпевший лишения при советской власти, то этот рассказ обычно раскрашен в яркие, эмоциональные красно-черные краски. Ну или любой провинциальный мастер, хорошо игравший в прошлом веке: в глазах своих земляков он великий гений, мог выиграть чемпионат Союза, да вот остановила его зловещая рука Кремля, заставила проиграть в решающий момент ставленнику КГБ гроссмейстеру X. Немного употреблял, был крамолен, за это местный спорткомитет его не любил, на турниры за границу не пускали, в сборную РСФСР не брали, а так-то был талант не меньше карповского! Словом, задушили чемпиона мира в зародыше...


Вот и мои утверждения о таланте и силе Петрова были встречены с нескрываемым скепсисом. Сколько набрал в чемпионате СССР? «-1»? А сколько имелось в Союзе мастеров, которые были и в плюсе, да не стали гроссмейстерами? А быстрый мат в дебюте от Кереса помнишь, книгу «Университет Пауля Кереса» изучал? Сражаться против таких доводов можно было только фактами, и чтобы попытаться убедить своего недоверчивого собеседника, мне пришлось проанализировать десятки партий Владимира Петрова. Изучая книги и заметки о латвийском гроссмейстере, сразу замечаешь, что комментарии к его партиям часто поверхностны и коротки, и использовать их для аргументации силы Петрова сложно. Зачастую путаются даты и события. Нельзя винить в этом авторов. Безусловно, самое главное - донести до читателя страшную историю, случившуюся с одним из талантливейших шахматистов довоенного периода. Но я хочу изменить эту несправедливую ситуацию и поделиться с вами своими впечатлениями от исследований. Итак, дорогой читатель, в дорогу по творческому пути гроссмейстера Владимира Петрова!


Хочу на первую доску!

Владимир Петров стал заниматься шахматами в возрасте 11 лет и довольно быстро добился первых успехов. В 15 лет выиграл побочный турнир первого Латвийского конгресса, а через 2 года поделил 2-3 места в главном турнире. Его партии с латвийскими мастерами Матисоном и Апшениеком проходят в упорной борьбе, а в 1925 году Петров с блеском выигрывает чемпионат Риги: занимает первое место, обогнав ближайшего преследователя на 2 очка. После этих успехов молодого человека включили в состав сборной Латвии на Олимпиаду в Гааге (1928).

Юный Владимир Петров (фото из книги "Звезда, погасшая до срока")

Новичку команды не доверили высокую доску, он сражался на 3-й (не совсем понятно, почему в «Лубянском гамбите» указано, что он играл на второй?), и состав его соперников был весьма скромен, мастеров среди них было немного. Скромным оказался и итоговый результат - 8,5 из 16. Олимпиада состояла из 17 туров, и Петров отдыхал лишь один раз, после поражения от Стейнера. Единственным весомым достижением была победа над польским шахматистом Казимежем Макарчиком, одним из героев книги Евгения Гика «Веселые истории из жизни шахматистов». Команда Польши была довольно сильной, за нее выступали Акиба Рубинштейн и Савелий Тартаковер (который еще не переехал во Францию). В 1930 году поляки выиграют Олимпиаду, а позднее Макарчик станет мастером.


В. Петров — К. Макарчик

Гаага 1928

Латвия — Польша, 9 тур



Белые неудачно разыграли дебют и попали под атаку. Сейчас черные выигрывали качество и партию путем 19...f3 20.gxf3 Bh3, но этот несложный ресурс оказался незамеченным.

19...Rf8? 20.exf4 Rxf4 21.Nd4 Qg5?!

В анализе после партии партнеры нашли красивый вариант 21...e3!, и если 22.fxe3?, то 22...Nxe3! 23.Nxc6 Qg5! 24.Qe4 Bf5!с победой черных.

22.Qb3 Qe5?!

Опять проходило 22...e3 23.Nf3 (плохо 23.fxe3 Nxe3) 23...exf2+ 24.Kh1 (проигрывает 24.Rxf2 Rxf3) 24...Qe7 25.Rxf2 Bg4 с большим перевесом черных. Теперь же начинается игра на три результата.

23.Rcd1 Rb8 24.Qg3 Bd7 25.Bc4 Rbf8


Потихоньку Петров переиграл партнера, и после 26.Ne2 вынуждал переход в выгодное окончание. Однако последовало

26.Bxd5?

В ChessBase к этому ходу стоит восклицательный знак, просчет не только партнеров, но и комментатора.

26...сxd5?

Ответная ошибка. Черные могли нагло съесть слона путем 26...Qxd5!, у белых две пешки под боем, а 27.Ne2 наталкивается на 27... Rxf2, и у черных остается «одна лишняя». После ошибки Макарчика Петров вынуждает размен ферзей в наивыгоднейшей редакции и сжимает позиционные клещи на горле партнера.

27.Ne2 R4f5 28.Qxe5 Rxe5 29.Nc3 Bc6 30.b4 Rd8 31.Rd4



31...Kg8 32.Rfd1 e3 33.fxe3 Rxe3 34.Nxd5 Bxd5 35.Rxd5 Rxd5 36.Rxd5, и белые технично реализовали лишнюю пешку. Партия неровная, но надо учесть, что Владимиру Петрову было всего 19, возраст по тем временам для шахмат младенческий, и это был для него первый выезд на такой крупный турнир. Вместе с тем страшно даже подумать, что мог высказать после такой игры члену польской команды великий Акиба.


Но через два года новичок латвийской команды очень здорово прибавил. На этот раз, вновь играя на 3-й доске, он уже выступал в роли хищника и набрал 11 из 17, играя без замен, хотя состав его соперников был намного сильнее - Винтер, Элисказес, Такач, Ландау, Ауэс, Штальберг, Тартаковер и сам Фрэнк Маршалл! Петров стартовал 4,5 из 5 и вновь выиграл важную партию в матче с Польшей. На этот раз от руки рижанина пал автор «Ультрасовременной шахматной партии».


С. Тартаковер — В. Петров

Гамбург 1930

Польша — Латвия, 3 тур



Гроссмейстер журналистики очень творчески разыграл дебют, и здесь напрашивается 10.Nxc6 bxc6 11.Bxf6 gxf6. Честно говоря, не совсем понимаю, почему эту позицию оценивали в пользу белых? Потому что они могут объявить шах в один ход? Думаю, что Петров был бы рад играть черными, уповая на потенциальную силу своих слонов. Скорее всего, белые должны продолжать 12.Nc3 (не страшно 12.Qg4+ Kh8 13.Qh4 Qd8 14.c4 f5 или 12.c4 d4) 12...Be7 13.Na4, потом с4, стараясь определить пешечную структуру в центре, но это борьба. Однако Савелий Григорьевич решил, что может временной жертвой коня отбросить черные фигуры, но забыл, что выигрыш ферзя не означает выигрыш партии. 10.Nc3?! Bxd4! 11.Na4?

А вот этот уже решающая ошибка. Нужно было отдать пешку 11.exd4 Qxd4 12.Na4, за которую у белых серьезная компенсация. Ферзевый фланг черных пока не развит, белые собираются подорвать центр путем c2-c4, а их конь после размена ферзей будет целить на с5.

11...Bxb2!

Петров смело жертвует ферзя за три фигуры и пешку, справедливо оценив, что компенсация черных более чем достаточна.

12.Nxb6 axb6 13.Rb1 Rxa2



14.c4

Ничего не меняет 14.Qd2 Be5, позиция белых абсолютно безнадежна. Их ферзь бессилен против армады черных фигур, которые толпой нападают на лагерь белых и начинают крушить беззащитные пешки и фигуры. Белая армия полностью парализована и ей остается только ждать своей участи.

14...Be5 15.Qc1 Ne4 16.Bxe4 dxe4 17.b4 Bf6 18.Qd1 Ne5 19.Qb3 Re2 20.Rbd1 Nf3+ 21.Kg2 Rb2 22.Qa4 Nd2, новые материальные потери неизбежны, и вскоре белые признали свое поражение. Первая печатная партия Владимира Петрова, получившая мировую известность.


Увы, развить успех Петрову не удалось, в шестом туре он на 17-м ходу получил мат от Маршалла и следом проиграл белыми в матче с Румынией. Но забойщик латвийской команды не пал духом, и ничьи с титулованными Штальбергом и Ауэсом помогли ему преодолеть кризис и выйти из пике. Петров побеждает белыми мастера Сало Ландау, и, несмотря на необязательный проигрыш в матче с Данией, финишной серией побед выходит на +5. Отличный результат! Иногда латвийский шахматист неудачно разыгрывал дебют, получал неприятные позиции, вероятно, сказывался недостаток опыта. Но позиционно Петров уже тогда играл очень грамотно, ослаблений не допускал и часто переигрывал партнеров на ровном месте! Он великолепно разыгрывал технические окончания, железной рукой доводя их до логического конца.


В. Петров — С. Ландау

Гамбург 1930

Латвия — Голландия, 11 тур



Противником Владимира Петрова в этой партии был голландский мастер Сало Ландау, известный теоретик, впоследствии секундант Александра Алехина в его матче против Макса Эйве. Судьба Ландау была не менее трагичной, чем латвийского шахматиста: в 1943 году он погиб в нацистских лагерях. А окончание встречи жертв сталинского и гитлеровского режимов стало учебным. Ладья белых активна, но наличие у противника сильного слона е6, властвующего над белыми полями, казалось бы, должно уберечь черных. Наверное, Ландау считал свою позицию безопасной и допустил грубую позиционную ошибку.

25...f4?

Черные снимают напряжение в центре и фактически отказываются от контригры по линии «d». А ведь очень сильным было 25...Rd7, угрожая путем f5-f4 выиграть фигуру.

26.Bf2 Bf6?

Ландау все еще не чувствует опасности. Не поздно было пойти на d7 ладьей или начать немедленное движение пешек на королевском фланге: 26...g5 27.Kf1 h5 28.b4 Rd7 29.Ke2 g4 30.hxg4 hxg4 31.Na4 Rc7 с идеей пойти g4-g3 и повести на h4 коня. Теперь план белых прост: король подходит в центр, конь через b6 идет на c4, слон переводится на c3, и черные гибнут от слабости пешек b7,e5 и поля d6.

27.Kf1 Nd7 28.Ra8 Nf8 29.Ra7! g5 30.b4 Ng6 31.Na4 Ne7 32.Nb6



Положение черных уже стало тяжелым, а размен коней, предпринятый голландцем, только ускоряет развязку.

32...Nc8 33.Nxc8 Bxc8 34.Nc4 Ke7 35.Ra8 Kd8 36.Rb8 Ke7 37.Nd6 Be6

Белые уже могут забрать пешку b7, но Петров не торопится, ведь пешка никуда не денется. Можно пока перевести слона на c3.

38.Be1 h5 39.Bc3 g4 40.hxg4 hxg4 41.Ke2 g3



Черные зафиксировали пешку g2 и готовы встретить взятие пешки 42.Nxb7 путем 42...Rc8 – меняются ладьи, и на пути к реализации материала белых ждет множество технических рифов. Поэтому белые сначала ставят небольшую ловушку. Попытка выиграть «малой кровью», как учил Капабланка.

42.Re8+ Kd7 43.Bb2 Bg7?

Верное 43...Bf7 вынуждало белых отступить ладьей и пытаться усилиться на ферзевом фланге. Подвести короля, надвинуть пешки. Теперь же черные гибнут мгновенно, после ухода ладьи у них нет защиты от разящего 44.Ne8!

44.Rb8 Ke7 45.Ne8 Bc4+ 46.Ke1 Rd7 47.Nxg7 Rd3 48.Nf5+ Ke6 49.Re8+ Kd7 50.Re7+ Kd8 51.Bxe5. Черные сдались. Техничная игра!


Авторитет и сила игры Владимира Петрова поднялись столь высоко, что он стал оспаривать первую доску в команде Латвии. Конечно, это вызывало недовольство старшего поколения, в первую очередь лидера команды мастера Фрициса Апшениека. Петров очень хотел выступить на Олимпиаде 1931 года в Праге на первой доске, сыграть с Алехиным и другими сильнейшими гроссмейстерами, но был вынужден снова довольствоваться третьим номером в команде. И занял первое место на доске, набрав 11,5 из 16! Петров проиграл мастерам сэру Томасу и Рейфирджу, при ничьих с Нотебоомом, Пшепюркой и Кмохом, а из известных шахматистов обыграл только Горовица, но в третьем туре выиграл партию, в которой встретился до боли знакомый план!


Л. Хансен — В. Петров

Прага 1931

Норвегия — Латвия, 3 тур


 

Белые грозят накатом f3-f4-f5, поэтому реакция черных вполне ожидаема.

13... g5! 14.c3

Что теперь? Самый логичный и напрашивающийся план - a6-b5, потом Сс4 - стандартная сицилианская игра на ферзевом фланге. Но Петров идет своим путем.

14...Kh8

Спрашивается, зачем?

15.Nc1

Норвежский шахматист действует логично, ведет менять своего плохого коня с b3 на красавца коня e5.

15...Rg8! 16.Nd3 Qa5 17.Qe1 Rg7 18.Qf2 Rcg8!



Вот в чем дело! За двенадцать лет до рождения Роберта Фишера Владимир Петров проводит совершенно парадоксальное сдвоение ладей по закрытой линии «g» ( Сергей Шипов уточняет, что впервые такой прием провел Пол Морфи. Подробнее об этом рассказывается в книге гроссмейстера "The Complete Hedgehog")! Угрозы черных видны невооруженным глазом, и Хансену пришлось считать варианты.

19.g4!?

Логичный ход, сделанный с целью выключить черные ладьи из игры. Опасно забирать пешку a7 - 19.Nxe5 Bxe5 20.Bxa7 g4! 21.Qb6 gxf3 22.Bxf3 Qa4 23.Qxb7 Bc8 24.Qb6 Rxg2+ 25.Bxg2 Qxe4 26.Rf2 Bb7, и атака черных по большой диагонали должна решить партию.

19...h5 20.Bxe5

Заслуживало внимания 20.Nxe5!? Bxe5 21.Bxa7 hxg4 22.fxg4 Rh7 23.Bd4 f6 24.Bxe5 Qxe5 25.Qg3, у черных отличная компенсация, но пешка есть пешка.

20...Bxe5 21.Nxe5 Qxe5 22.Qg3?

Грубая ошибка, белые готовы на большие позиционные уступки, лишь бы избежать атаки соперника и перейти в окончание, но Петров только этого и ждет. Верно было 22.Qxa7 hxg4 23.fxg4 Rh7 (опасно 23...Qxe4 24.Bf3, может проиграться пешка b7) 24.Qd4 Rh4 25.Qxe5+ dxe5 26.Rf2 Kg7 27.Rg2 Rd8 со сложным окончанием, у черных опять же отличная компенсация за пешку.

22...Qxg3+ 23.hxg3 hxg4 24.fxg4 Rh7



На доске техническое окончание. Ввиду угрозы вторжения черных ладей по линии «h» белые вынуждены пропустить черного короля на e5, после чего им не устоять из-за многочисленных пешечных слабостей.

25.Kg2 Kg7 26.Rh1 Rxh1 27.Rxh1 Kf6 28.Rd1 Ke5 29.Bf3 Rc8 30.a3 a5 31.Kf2 b5 32.Rd4 Bb3!

Завершающий штрих. Последними двумя ходами Петров препятствует малейшей активности белых на ферзевом фланге, пешка b2 зафиксирована, и белые пехотинцы начинают падать как спелые груши.

33.Ke3 Rh8 34.Be2 Rh2 35.a4 bxa4 36.Rd2 Rh1 37.c4 e6 38.c5 dxc5 39.Rd7 Rb1 40.Ra7 Rxb2 41.Rxa5 Kd6 42.e5+ Kc6 43.Ra8 c4

Белые сдались. Отличная победа! Говорите, одиннадцатый чемпион мира проводил много времени, изучая партии мастеров прошлого?


Владимир продолжает стремительно усиливаться: в Третьем шахматном конгрессе Латвии он набирает в отборочной группе 13 из 13, а потом убедительно обыгрывает победителя второй группы Фейгина со счетом 5,5:2,5. Тем не менее, первый крупный турнир в Моравске Остраве (1933) закончился для Петрова неудачей. В круговом турнире из 12 человек принимали участие известные шахматисты Эрнст Грюнфельд (изобретатель популярной защиты), Василий Пирц (изобретатель чуть менее популярной защиты), Джозеф Рейфирдж, Эрих Элисказес, Ян Фолтыс и Лайош Стейнер. Порой латвийский шахматист (которому уже неофициально было присвоено звание мастера - тогда этот титул отражал не очки, пункты рейтинга, нормы, а авторитет шахматиста среди коллег и ценителей шахмат) играл неплохо, например, он долгое время очень тонко вел партию с Грюнфельдом. Но его подводила техника, и мешали тяжелые просчеты в цейтнотах.


К. Гилг — В. Петров

Моравска Острава 1933



Черные полностью переиграли противника, и после 32...Kxb4 Гилг наверняка бы сдался, но последовало

32...Ba2+?? 33.Qxa2

О ужас, конь связан!

33...Qxa2+ 34.Kxa2 Nc3+ 35.Kb2

Черные сдались. В итоге Петров набрал всего 5 из 11, что, конечно, было намного ниже его ожидаемого результата.


После этого Владимиру Петрову пришлось довольствоваться второй доской на Олимпийских играх 1933 года в Фолкстоне. Пока не первая, но уже и не третья! В книге вдовы гроссмейстера «Звезда, погасшая до срока» можно прочитать о том, что обстановка в латвийской команде не всегда была здоровой. Однажды, ввиду того, что капитан команды неверно рассчитал денежные средства, шахматистам перед последним туром пришлось ночевать на улице. Петров и Апшиниек публично критиковали друг друга и сваливали один на другого неудачи сборной. В Фолкестоне Петров стартовал 3 из 3, но в дальнейшем играл бледно, закончив соревнование с результатом 7,5 из 14. Хоть рижанин и обыграл Трейбала с Томасом при ничьей со Штольцем, но проиграл непривычно много партий. Причем не только Стейнеру, Элисказесу и такому тяжеловесу, как Ройбен Файн, но и куда менее известным шахматистам.

Вопрос о лидере шахматной Латвии оставался открытым. В 1934 году состоялся первый чемпионат страны, в котором Петров и Апшениек поделили первое место. По регламенту между ними должен был состояться дополнительный матч, но конкуренты пришли к джентльменскому соглашению: Фрицису отходил значительный денежный приз за первое место и титул чемпиона, а Петров получил право играть на будущей Олимпиаде на первой доске. С тех пор Владимир был лидером своей команды на всех Олимпиадах до вхождения Латвии в состав СССР, а последующие чемпионаты страны заканчивались его более чем убедительными победами! Хотя, конечно, случай с подобными переговорами уникален. Вы можете себе представить, чтобы перед тай-брейком за звание чемпиона России Непомнящий сказал Карякину: «Сереж, давай, чемпион - ты, но, чур, теперь на командниках я сижу выше тебя»?

Кто будет лидером шахматной Латвии? Очередная принципиальная схватка Петров - Апшениек (фото из книги "Лубянский гамбит")

В 1934 году в Риге происходит значительное событие: матч Шпильман – Петров. Знаменитый маэстро Рудольф Шпильман уже немолод (50 лет), и грандиозные шахматные успехи его молодости остались позади. Автора «Теории жертвы» преследовали провалы, он отчаянно пытался перейти на позиционные рельсы, учить теорию классических дебютов и даже в качестве покаяния опубликовал статью «У постели умирающего королевского гамбита». Но, увы, это помогало не всегда, и год спустя Шпильман неудачно выступит в Москве, проиграв партию Ботвиннику в 13 ходов! Словом, соперник был Петрову вполне по силам. И начало матча укрепило надежды местных болельщиков.


Р. Шпильман — В. Петров

Рига 1934 (1)




Австрийский мастер ярко играл стартовую партию и полностью переманеврировал хозяина поля. Мало того, что у белых лишняя пешка е6, так у черных еще полностью выключенный из игры слон f8 – фактически, у белых лишняя фигура в игре. Впрочем, черные уповают на свои контратаку по большой диагонали в начавшемся обоюдном цейтноте.

33.Qh5

Проще всего было сыграть 33.Rf1 Rd2 34.e4 Rc2 35.Qh5: угрозы черных отражены, их позиция критическая. Но Шпильман демонстрирует, что не верит в реальность ответных угроз черных. Зря...

33...Rd2! 34.Bxg6?

Еще не поздно было выменять активную ладью соперника 34.Rb2! Rxb2 35.Bxb2 Ne5 36.Qe2, и у белых все шансы на выигрыш. Теперь Петров на флажке проводит красивую комбинацию.

34...Rxg2+ 35.Kf1 Bf3 36.Qf5?

Последняя ошибка. Можно было отвлечь черного ферзя 36.Rc8 Qxc8 37.Qxf3 Ra2 38.Be4 с головоломной позицией. Теперь черные побеждают форсировано.



36...Rxg6! 37.Qxg6 Be2+

Оказывается, что слона нельзя брать из-за мата в два хода, и черный ферзь вторгается в белый лагерь.

38.Ke1 Qf3! 39.Qf5 Qxe3 40.Bc1 Qg1+ 41.Nf1 Bg4!

Изящный заключительный штрих, мат или потеря ферзя неизбежны, и Петров повел в счете 1:0.


К сожалению, сохранились записи далеко не всех партий этого противостояния. В дальнейшем Шпильман перехватил инициативу, сначала отыгрался, а после 6-й партии вышел вперед 3,5:2,5. В седьмой партии матч мог закончиться досрочно, но именитый гость не увидел возможность остаться с лишней фигурой, а затем преждевременно прекратил борьбу в окончании. И при счете 4:3 у Петрова остался один шанс - выиграть последнюю партию. Но, получив перспективное окончание, Владимир заиграл неуверенно и позволил сопернику ускользнуть.


В. Петров — Р. Шпильман

Рига 1934 (8)



У белых ясный позиционный перевес. Их мощный конь стесняет позицию черных, ладьи активны, а пешечная структура способствует потенциальной атаке пешечного меньшинства. Единственная возможная игра для черных - это попытаться провести e6-e5. Поэтому классическим рецептом для белых в такой позиции является 31.f4!, потом Кf3, и теперь, когда активные возможности черных ограничены, готовить пешечный прорыв на одном из флангов. Но Петров дернулся и просмотрел отличный ответ противника.

31.b4?! b5! 32.Kf2 Nc4

Конь черных попадает на с4, причем белым надо еще защитить пешку e3, и они не успевают атаковать пешечные слабости соперника на ферзевом фланге.

33.a4

Ничего не дает 33.Rd3 Nb2 34.Rb3 Nc4 35.f4 f6, черные все равно проведут e6-e5.

33...Nb2 34.Rd2 Nxa4 35.Nxa4?!

Небольшие шансы на успех сохраняло 35.Nb3 e5 36.Rxc6, но расстроенный латвиец принимает решение прекратить борьбу.

35...bxa4 36.Ra2 e5 37.dxe5 Rxe5 38.Rxc6 a5 со скорой ничьей. Шпильман в упорной борьбе выиграл матч. Конечно, набрать 3,5 очка из 8 в матче с гроссмейстером, который в 20-е бесспорно входил в десятку лучших игроков мира, было неплохим результатом. Но Петров явно мечтал о большем!

Петров с супругой гуляют по улицам довоенной Риги ("Звезда, погасшая до срока")


Первые встречи с элитой

На Олимпиаде 1935 года в Варшаве Владимир Петров был первой доской, лидером и капитаном сборной Латвии одновременно. Впервые он играл в состязании, где его противниками являлись сплошь звезды мировых шахмат: Пауль Керес, Сало Флор, Ройбен Файн, Александр Алехин плюс еще десяток сильных мастеров. В итоге лидер латвийцев набрал 10,5 из 19, играя без замен. Соратники Петрова сочли это блестящим результатом: еще бы, «+2» фактически в супертурнире! И вдохновленные его успехом латыши заняли 9-е место, что было великолепным достижением для прибалтийских шахматистов. Но сам Петров в письме жене весьма критично отозвался о своем выступлении, говорил, что должен был набрать больше, сетовал на обидный проигрыш Кересу и на то, что отклонил ничейное предложение Файна.

В. Петров — Р. Файн

Варшава 1935

Латвия — США, 8 тур



Где-то в этот момент американский гроссмейстер, всегда умевший тонко чувствовать опасность, предложил ничью. Петров совершенно справедливо отказался, но его дальнейшая игра была далека от идеала.

18.b4?!

Урок партии со Шпильманом не пошел впрок, и Владимир сильно ослабляет поле с4, что полностью компенсирует изолятор черных. Кроме стандартного для таких случаев 18.Qe2 Nd6 19.Bb1 в распоряжении белых была красивая комбинация 18.Bf5! Nf6 (проигрывает 18...Nd6 19.Nxd5! Bxd5 20.Bxc8 Rxc8 21.Nf5 Nxf5 22.Rxd5) 19.Nxe6 fxe6 20.Nxd5 Nxd5 21.Rxd5 Rxf5 (21...exd5 22.Bxc8 Rxc8 23.b4) 22.Rxf5 exf5 23.b4 f4 24.bxc5 fxe3 25.Qb3+, оставаясь с лишней пешкой.

18...Na4!

Ройбен Файн делает точный выбор, ему не столь важен размен белопольного слона соперника, как попадание конем на заветное поле с4! Вероятно, Петров рассчитывал на 18...Nxd3? 19.Qxd3 Nd6 20.Nb3 Nc4 21.Nxd5 Bxd5 22.Qxd5 Nxa3 23.Nc5 с доминацией белых фигур.

19.Qd2 Nxc3 20.Rxc3 Nd6 21.Nb3

Белым следовало терпеть раздражающего их черного коня: 21.Rdc1! Nc4 22.Qd1, постепенно готовя операцию по его ликвидации. Петров решает вопрос кардинально и получает хуже.

21...Nc4 22.Bxc4 dxc4 23.Nd4 Qf6 24.Qe2 Rfd8



Позиция черных очень хороша. У них сильная, защищенная проходная на с4, их слон, который еще недавно влачил жалкое существование, скоро будет властвовать над позицией. Белым нужно было срочно строить белопольные баррикады на королевском фланге - f3,h3, а после резкого

25.f4? Bd5 26.Rd2 Be4

Файн легко реализовал свой перевес.

На старте Петров отлично обыграл Микенаса ("Звезда, погасшая до срока")

Общественность действительно сочла результат Петрова большим успехом. Ну и что, что проиграл Алехину, Файну и Флору? Фактически они наряду с Эйве, Капабланкой, Ботвинником, Ласкером и Решевским были тогда сильнейшими гроссмейстерами мира, играли очень сильно даже с современной точки зрения, и в глазах любителей шахмат 30-х годов были просто непобедимы. А 19-летний Пауль Керес стал открытием Олимпиады и сразу вошел в элиту мировых шахмат. С остальными лучшими шахматистами Петров набрал «+6»!

Владимиру Петрову что-то увлеченно говорит юный Мигель Найдорф ("Звезда, погасшая до срока")

Латвийский маэстро сразу же получает приглашение на звездное соревнование в Подебрады (1936 год). В Чехословакию прибыли Александр Алехин, который стремился восстановить свою форму перед матчем-реваншем с Эйве, Ян Фолтыс, Василий Пирц, Гидеон Штальберг, Эрих Элисказес, Лайош Стейнер, Карел Опоченский, Карел Трейбал, сэр Джордж Томас и... Вера Менчик (выступившая вполне достойно - 7 из 17). Организаторы возлагали большие надежды на звезду шахматной Чехословакии Сало Флора, и Флор занял первое место с 13 очками, на пол-очка впереди Алехина.


Победители шли очень ровно, между собой сыграли вничью и всю дистанцию дышали друг другу в затылок. Алехин очень хотел занять первое место, но очередного Сан-Ремо не получилось. Многие соперники оказывали ему упорное сопротивление, и хотя экс-чемпион мира шел по дистанции без поражений, ничьих в его активе было тоже предостаточно. Перед последним туром преследователь Флора еще мог зацепиться за дележ первого места, для этого ему нужно было по заказу выиграть белыми. Пьющему исключительно коровье молоко Алехину? По заказу? Белыми? Но на пути оказался упорный Владимир Петров.


А. Алехин — В. Петров

Подебрады 1936

17 тур



Алехин энергично принялся за дело, и уже ходу к 15-му на доске возникла позиция, к которой вполне применим книжный штамп «остальное - дело техники». Но латвийский шахматист по обыкновению играл очень цепко и построил на доске подобие крепости. В обеденный перерыв экс-чемпион не нашел сильнейшего плана, пропустил тычок на ферзевом фланге, начал менять фигуры и уже было смирился с ничьей... Как вдруг Петров заиграл на победу! Пара неточностей, и неожиданно великий шахматист оказался на краю пропасти.

57.Bg6

Поскольку сразу проигрывает 57.g5+ Ke7 и шах на с4, ход белых вынужден. Скорее всего, Алехин считал, что переход в ничейное ладейное окончание неизбежен, но черный король имеет возможность убежать через поле d8.

57...Ke7! 58.Rb7+

Печальная необходимость, так как плохо 58.Bxf5 Bc4+ 59.Kd1 e3.

58...Kd8 59.Rb8+ Kc7 60.Re8 Bc4+ 61.Kd2

В случае 61.Kf2 Rf3+ 62.Kg2 (не выручает 62.Kg1 e3) 62...fxg4 63.Rxe4 Bf1+! 64.Kg1 Bd3 65.Re7+ Kd8 66.Rxg7 Bxg6 67.Rxg6 Rxf4 черные легко выигрывают. Экс-чемпион пробует иной шанс, но теперь проходная «g» бежит в ферзи.

61...Rd3+ 62.Kc2 fxg4 63.Rxe4 g3 64.Re7+

Мало что меняет 64.Re5 Rf3 65.Rg5 Bf1.

64...Rd7 65.Re5 g2 66.Rg5 Bd5



Фантастика! Черная пешка в шаге от поля превращения, и для победы Петрову остается перебросить ладью ей на помощь! Но это был 17-й тур тяжелейшего турнира. Партия затягивалась, и это был не тот случай, когда Эйве дипломатично предложил ничью, чтобы организаторы смогли провести закрытие. Латвийский мастер жаждал скальпа Алехина, а экс-чемпион собрал последние силы и сумел создать черным технические сложности.

67.Kc3 Bf3 68.Bd3 g6

Проще всего было жесткое 68...Kd8!, и ладья вторгается в лагерь белых через линию «a». Петров отдает пешку, чтобы вторгнуться через линию «h», но Алехин находит тактический шанс, мешающий этому плану.

69.Rxg6 Rd6 70.Rg7+ Kb6



71.f5 Bd5!

Оказывается, нет 71...Rh6? 72.Kd2 Rh1 73.f6 g1Q? ввиду 74.Rxg1 Rxg1 75.f7, и в ферзи проходит белая пешка! Растерявшись и испытывая недостаток времени, Петров начинает топтаться на месте, а ведь до выигрыша все еще было рукой подать!

72.Be2 Bc6

Легко побеждало 72...Rd8! 73.Rg6+ Kc7 74.Bxb5 Rg8, но такое ощущение, что Владимир забыл про восьмую горизонталь...

73.Bd3 Rd7

И вновь ничего не дает 73...Rh6 74.Kd4 Rh1 75.f6

74.Rg6 Rh7?

Черные последний раз могли сыграть 74...Rd6, отбросить белую ладью, поставить слона на d5 и повести свою ладью на g8. Теперь счастливый Алехин жертвует качество и съедает пешку g2 - на доске ничья!

75.Rxc6+ Kxc6 76.Be4+ Kd6 77.Bxg2 Rc7+ 78.Kb3 Rc1

Уже ничего не дает 78...Re7 79.Bf1 Kc6 80.Bd3, черные прикованы к пешке b5 и не могут усилить позицию.

79.Be4

Ничья. Владимир Петров на равных сражался с грозным Александром Алехиным, в тот момент возвратившим себе былую форму, и если бы это был не последний тур изматывающего марафона, то вполне мог найти несложный выигрыш.


Несмотря на ряд отличных партий, Петров финишировал в середине таблицы - 8,5 из 17. В этом турнире он, наконец, обыграл Стейнера, коему до этой партии уступал регулярно, сумел сделать ряд ничьих с призерами, но поражения на финише от игроков, уступающих ему в классе (Скаличка и Пеликан), не позволили занять более высокого места.

В Викепедии почему-то лишены гражданства немец Курт Рихтер и Вера Менчик, которая представляла Англию


В 1936 году в Мюнхене прошла неофициальная шахматная Олимпиада. Германия в тот момент не входила в ФИДЕ (точнее, была исключена ввиду преследования евреев-шахматистов), но жаждала провести крупнейшее шахматное состязание. В итоге на конгрессе ФИДЕ было принято решение, что турнир Олимпиадой не считается, а каждая страна сама принимает решение - ехать ли в нацистскую Германию или не ехать. Некоторые ведущие шахматные державы отказались (США, Англия), но на турнир съехались 22 команды, правда, некоторые в ослабленном составе (например, Франция без Алехина). Первая доска хоть и была послабее, чем в Варшаве, но ее состав оказался отнюдь не проходным: Микенас, Рихтер, Рейфирдж, Александреску, Стейнер, Штальберг, Пирц, Элисказес и, конечно, Керес!

Неофициальная Олимпиада в Мюнхене

Петров, как обычно, был забойщиком своей команды и набрал 13,5 из 20. Но угнаться за лидером эстонской команды ему не удалось: Пауль Керес «наколотил» на целых два очка больше! Гонка лидеров была довольно упорной, но латвиец допустил ряд досадных промахов, которые позволили Кересу уйти в отрыв. Петров грубо зевнул Пирцу, потом проиграл подавляющую позицию Роми, а на финише не вышел из дебюта с Рихтером (немцы на домашней Олимпиаде выступили хорошо и заняли 3-е место). Тем не менее, все могло сложиться иначе, если бы не концовка личной встречи.


В. Петров — П. Керес

Мюнхен 1930

Латвия — Эстония, 8 тур


Белые угодили с дебюта в партер, остались без пешки, но Керес неосторожно оставил противнику двух слонов, и Петров сумел упереться. Пытаясь выжать из позиции больше, чем она того заслуживала, эстонский шахматист перегнул палку, и для того, чтобы остановить проходную соперника, поддержанную разбушевавшимися «бивнями», ему пришлось отдать фигуру. И здесь произошло странное — Владимир принял ничью! Может, ему показалось, что в случае похода за пешкой f5 черные успевают оперативно обменять свою проходную на слона? Но нет: 57.Kf2 Kg4 (плохо и 57...Kg6 58.Ke3 Kf7 59.Kd4 Ke6 60.Kc5) 58.Ke3 Kg3 59.Ba5 Kg4 60.Be1! Kh3 61.Kd4 Kg2 62.Ke5 Kf1 63.Bb4 e3 64.Kxf5 e2 65.Ke4 e1Q+ 66.Bxe1 Kxe1 67.f5 b4 68.Kd4! Белый король ловит пешку b5, а белая проходная идет в ферзи, и белые выигрывают. Ведь можно было исполнить на доске хотя бы несколько ходов, а на ничью всегда можно согласиться? Загадка. Но «+7» на первой доске есть «+7»! Успехи Владимира Петрова резко подняли популярность шахмат в Латвии. И в 1937-м происходит знаменательное событие — на грязевом курорте в Кемери проходит первый латвийский супертурнир!


Турнир жизни

Состав соревнования в Кемери был просто грандиозен. В Латвию приехали пять будущих участников АВРО-турнира 1938 года, который должен был считаться турниром претендентов — Алехин, Керес, Флор, Файн, Решевский! Да еще вдобавок Стейнер, Штальберг, Тартаковер, Рельштаб, Микенас, Ландау. Местным участникам (кроме Петрова, конечно) было тяжело играть в таком сильном турнире, но Апшениек, хоть и закончил соревнование в минусе, сделал ничьи с Флором, Кересом и Алехиным. В этом заключалась микрофора Владимира Петрова, так как он хорошо знал своих коллег по команде и уже привычно обыграл их под ноль. Но турнир Петров начал с досадного поражения от Решевского.


С. Решевский — В. Петров

Кемери 1937

1 тур


Почему-то в «Лубянском гамбите» указывается, что эта партия оказалась решающей в турнире. В какой-то мере так и есть, поскольку играли два будущих победителя. Но ведь впереди была еще дистанция в 16 туров... Петров отлично переиграл соперника в остром разветвлении «мерана», и до победы было подать рукой. Увы, партии с Решевским часто развивались по одному сценарию, и латвийский шахматист раз за разом проигрывал подавляющие позиции. Несмотря на то, что его американский оппонент был правоверным иудеем, за доской это был далеко не самый корректный шахматист. В своих постоянных цейтнотах бывший вундеркинд бил по часам, клал голову на доску, чтобы посмотреть, сколько у него осталось на циферблате, мешая сопернику думать, в худшей позиции мог каждый ход предлагать ничью, да еще и по нескольку раз. При этом всем Решевский играл в цейтноте очень сильно, хорошо считал короткие варианты, легко замечал эффектную тактику и после первого контроля регулярно оказывался победителем. Не стал исключением и этот случай.

35...Kh6??

Выигрывали простые ходы 35...d2 или 35...Qe7, но самым эффектным было указанное Эйве 35...Bd2! 36.Kh1 (ведет к безнадежному окончанию без двух пешек 36.Rc6 Be3+ 37.Qxe3 Rxe3 38.Rxe6 fxe6 39.Rd1 Kf6 - поспешно 39...e5 40.Rd2! - 40.Kf2 Re2+ 41.Kf3 Rxb2 42.Rxd3 Rxa2 43.Rb3 Ra5) 36...Be3 37.Qc3 b4 38.Qc6 Qxc6 39.Rxc6 Bc5 40.g3 d2 с выигрышем. На свою беду Петров нашел другой «путь» к победе и в спешке не заметил, что теряет ладью. На часах Решевского привычно были секунды, но...

36.Qxb4 Qxc8 37.Qf4+! Rg5 38.h4 Qc5+ 39.Kh1

Черные сдались, так как контрольный ход белых очевиден и неотразим.


На Владимира эта неудача подействовала очень сильно, и в следующих двух турах он был неузнаваем. Из рук вон плохо разыграл дебют с Тартаковером и чудом уцелел благодаря неточностям противника, а в третьем туре не реализовал большой перевес в партии против Озола, который в итоге набрал всего 3,5 очка. Перелом начался в четвертом туре, в партии против Штальберга.


В. Петров — Г. Штальберг

Кемери 1937

4 тур



Петров очень аккуратно разыграл дебют, стремясь исключить всякий риск во встрече с сильным соперником. Ферзи разменяны, на доске разноцветные слоны, но позиция таит в себе еще много подводных камней. Сейчас черные могли сыграть 17...Bd4 18.dxc6 Rac8 19.c7 Rd7 20.Bg4 Rdxc7 21.Nc3 Rd8 22.Nb5, и дело идет к ничьей. Но Штальберг, очевидно, принимая во внимание неудачный старт Петрова, стремится к большему. Он жертвует пешку и вторгается ладьей на второй ряд.

17...Nd7!? 18.dxc6 bxc6 19.Bg4 Bb6 20.Rxc6 Nf6 21.Bf3 Rd2



Кажется, что белым несдобровать. Слон черных очень силен, лишняя пешка не чувствуется, а черная ладья а8 только и ждет, как попасть на d4. Но белые демонстрируют хладнокровие и бросают вперед пешки ферзевого фланга.

22.a4 Rad8?

Штальберг считает, что контругрозы белых несерьезны, и попадает в полосу затруднений. Следовало сделать точный профилактический ход 22...Rb8!, после 23.b4 Rd4 24.a5 Bd8 25.Ne3 Rdxb4 26.Nc4 R4b5 на доске равенство.

23.b4 R8d4?

Последняя ошибка. После 23...Ra2! 24.a5 Bd4 25.Ne3 Bxe3 26.fxe3 Rb8 27.Rc4! (ничего не дает 27.Rb1 Rxa5 или 27.Rc5 Rxb4 28.Rxe5 Rba4 29.Re7 Kf8! (проигрывает 29...Rxa5 30.e5) 30.Rxa7 Rxa5 черным еще надо поработать за ничью. Теперь же слон черных отбрасывается на d8, а белый конь с решающим эффектом входит в игру.

24.Rc8+ Kh7 25.a5 Bd8 26.Ne3!



Выясняется, что взятие обеих белых пешек ведет к материальным потерям, но что делать черным? В отчаянии Штальберг отдал качество, но это привело к немедленному краху.

26...Rxb4 27.Nd5 Rxd5 28.exd5 Bxa5 29.Rd1 Rb2 30.Kf1 Bb6 31.Be2 Ne4 32.Rc6 Bd4 33.d6 Nf6 34.Rc7 Rb6 35.Rxd4 exd4 36.Bd3+ g6 37.Rxf7+. Черные сдались.


После этой победы Петров преобразился и одержал еще две победы - над Беком и Рельштабом. После шести туров лидировал Решевский с 5,5 очками, а на чистом втором месте сенсационно был Апшениек - 4,5. Петров, Флор, Тартаковер и Алехин имели 4 очка, а Файн и Керес начали неудачно — всего по 3. Думаю, во многом в рывке Владимира решающую роль сыграл отличный старт его исторического латвийского соперника. «Как, он обгонит меня в супертурнире на родной земле?» И Петров развил ураганный темп. Сначала в партии с ним еле спасся Керес, потом рижанин обыграл черными Хазенфуса, а потом настал день реванша с Файном.

В. ПетровР. Файн

Кемери 1937

9 тур



Существует шаблон, что Петров белыми - это закрытые дебюты, в первую очередь каталонское начало. Рижанин был шахматистом куда более разносторонним, он, конечно, начинал партию ходом королевской пешкой реже, чем ферзевой, но когда в репертуаре соперника был опасный неклассический дебют типа защиты Алехина, то Владимир считал своим долгом его опровергнуть. В партиях с Файном и Флором он сыграет 1.e2-e4, и его титулованные партнеры, начавшие партию ходом королевского коня, с треском проиграют ему дебютную дуэль. Американец, однако, дальше играл очень изобретательно и уже почти уравнял.

27.Rb1?!

Петров начинает заманчивую комбинацию, но она оказывается с изъяном. Нужно было исключить освобождающее b7-b5 путем 27.a4!, и после 27... Ne3 28.Rb1 N5c4 29.Bxc4 Nxc4 30.Bc7 у белых значительные шансы на успех.

27...b5! 28.cxb6 Rxd6 29.b7 Nc6


Белые пожертвовали фигуру, но ее немедленное возвращение ведет только к ничьей. Петров продолжает изыскивать ресурсы, переступая при этом границу безопасности.

30.c4

Плохо было 30.Rd1 Rd7 31.Bxa6 Nf6 32.Rxd7 Nxd7 33.Bb5 Ndb8, и черный король приближается к белым пешкам.

30...Ne3 31.Rb6?

Не давало больше равенства 31.c5 Rd2 (проигрывает 31...Rd1 32.Rxd1 Nxd1 33.Bxa6 Nc3 34.a4 Kf8 35.Bb5 Nb8 36.c6 Nd5 37.a5 Nc7 38.a6 Ncxa6 39.Bxa6 Nxc6 40.Kf2 Ke7 41.Bc4) 32.Re1 (в варианте 32.Rb6 Nb8 33.c6 Rc2 черные успевают уничтожить белые пешки) 32...Nf5. Петров подбрасывает новые поленья в огонь, но поначалу Файн реагирует верно.

31...Rd1! 32.Kf2 Rxf1+! 33.Kxe3 Nb8

Из множества ходов и вариантов Ройбен Файн находит единственную тропку, ведущую не только к ничьей, но и перевесу! Оказывается, что, несмотря на пассивные позиции коня и короля черных, белые не в силах нанести смертельный удар!

34.Rd6 Re1+ 35.Kd4

Альтернатива35.Kd2 тоже ведет к безрадостному ладейному окончанию: 35...Re8 36.c5 Kg7 37.c6 Re7 38.Kc3 Rc7 39.Kd4 Nxc6+ 40.Rxc6 Rxb7; белые съедают пешку a6, но черная ладья проникает на второй ряд.



Теперь 35...Kg7! заставило бы белых искать спасения в тяжелом ладейном окончании после 36. с5 Rb1 37. с6 Nxc6 с переходом к указанному выше варианту, но утомленный сложной борьбой и находящийся в сильном цейтноте Файн решает вести короля к пешкам и просматривает изящный маневр белой ладьи.

35...Kf8? 36.Rd8+ Re8 37.Rc8!

Таким образом белые выигрывают важный темп и успевают стать королем на d6!

37...Ke7 38.Kd5 Rd8+ 39.Rxd8 Kxd8 40.Kd6

Черные сдались, так как белые пешки неудержимы. Упорство Петрова принесло свои плоды!


Дальше Владимир обыграл Берга, сыграл вничью со Стейнером, а в 12-м туре в принципиальной дуэли обыграл Апшенеика, который начал движение в нижнюю часть турнирной таблицы. В это время Решевский проиграл Алехину, но продолжал лидировать - 10 из 12. Петров вышел на второе место - 9 очков. Дальше располагались Флор (8,5), Керес, Алехин (по 8), Стейнер, Тартаковер ( по 7), Микенас, Файн, Апшениек (все по 6,5), Штальберг (6).


Следующим противником Петрова стал Александр Алехин. Это был фактически последний крупный турнир экс-чемпиона перед матчем-реваншем с Эйве. Алехин до этого проиграл Микенасу, сделал ряд лишних ничьих, в том числе не обыграл Бека. Конечно, для подтверждения своего реноме и продолжения борьбы за первое место ему очень нужна была победа над латвийцем, но Петров аккуратно сыграл белыми «на отсушку». Алехин бился как лев, но не смог получить больше, чем ничейный слоновый эндшпиль, пусть и с лишней пешкой.

Александр Алехин и Владимир Петров на турнире в Кемери ("Звезда, Погасшая до срока")

Опасный соперник был пройден, но в следующем туре Петрова ожидало гораздо более тяжелое испытание в поединке с Микенасом.


В. МикенасВ. Петров

Кемери 1937

14 тур




Владас Микенас долгое время был лидером литовских шахматистов. Обладая огромным тактическим дарованием, он был опасен для любого сильного мастера или гроссмейстера, к примеру, его итоговый счет с Алехиным оказался равным. Позднее Владас Ионович стал известным арбитром и судил один из матчей Карпова с Каспаровым. Большая тройка прибалтийских шахматистов (Керес, Петров, Микенас) находилась в дружеских отношениях, но их встречи между собой протекали очень остро и, как правило, завершались пролитием крови.

Петров классически разыграл дебют, решил проблему белопольного слона, но орлиный взгляд его соперника разглядел возможность устроить на доске небольшую бурю.

14.Nxd7! Rxd7 15.Bxf6 Bxf6?

Петров очень любил двух слонов (как и любые другие статические преимущества) и ради них готов отдать пешку, но сильнее было 15...gxf6! 16.dxc5 (ничего не дает наскок16.Qg4+ Kh8 17.Qh5 f5 18.Qxf7 cxd4) 16...Rxd1 17.cxb6 Rxc1! 18.Rxc1 Rc8, уравнивая, и если 19.Rd1, то 19... Bxa3.

16.dxc5?!

Строго говоря, сильнее 16.Qh5 g6 17.Qxc5 Qxc5 18.dxc5. Но разве Микенас затевал все это ради вымучивания скучного окончания?

16...Qc6 17.Qg4 Qxc5



18.Na4!?

Очень хитрый ход! Другой возможностью было 18.Ne4 Qe7 19.Nc5 Bxb2 20.Rc2 Bxa3 (проигрывает 20...Rc7 21.Nxb7 Rxc2 22.Bxc2 Rc8 23.Qe4 f5 24.Qd3 Qxb7 25.Qb3) 21.Nxd7 Qxd7 22.Rd1 Qe7 23.Rcd2 Bc6; на доске сложная позиция, и у черных отличная компенсация за качество. И Микенас ставит очень хитрую ловушку. После хода конем на а4 черные могут тоже сыграть 18...Qe7 19.Nb6 и убить на b2, получая позицию, сходную с указанным выше вариантом . Но ведь можно, ничего не жертвуя, просто отступить на a7? Тут и скрывалась западня!

18...Qa7? 19.Nc5 Rc7

Проигрывает 19...Re7 20.Nxb7 Rxb7 21.Be4 Bxb2 22.Qf3. Петров считал, что сможет спасти качество за счет слабости первой горизонтали, но просмотрел коварный удар.

20.Nxe6!

Расчет черных был на 20.Nxb7 Rxc1 21.Rxc1 Qxb7 22.Be4 Rc8 с равенством.

20...Rxc1 21.Rxc1 Qb6

Оказывается, что после 21...fxe6 22.Qxe6+ Kh8 23.Qf5 Kg8 24.Rc7 белые матуют. Приходится отдавать пешку, и после 22.Ng5 Микенас энергично доводит партию до яркой победы. Надо сказать, что Петров частенько играл неуверенно, когда с ним с дебюта играли на мат. Особенно отчетливо это выражалось в поединках с Кересом (и не менее отчетливо - с Элисказесом), и Владимир рассказывал жене, что побаивается Пауля...


Петров с 9,5 очками откатился на 3-е место. Впереди были Решевский - 10,5 из 14 (уступил Рельштабу) и Флор - 10 очков. Чешский шахматист был в своей стихии - выкосил под ноль хвост и сделал все ничьи с приличными шахматистами. Сзади шли Алехин, Керес (по 9), Стейнер (8,5), Тартаковер (8). Файн с 7,5 очками делил 8-е место с Микенасом и Апшениеком (по 7,5).


В 15-м туре Петров технично обыграл в окончании Ландау, Флор сыграл вничью со Штальбергом, и теперь они оба отставали на очко от Решевского, а на хвосте у преследователей висели Керес с Алехиным. В 16-м туре Решевский мог утратить лидерство: американец получил тяжелое окончание со Штальбергом и спасся лишь чудом. Петров и Флор снова выиграли, и ситуация перед последним туром марафона оказалась весьма напряженной: 1. Решевский - 12, 2-3. Флор, Петров - 11,5, 4-5. Керес, Алехин - 11. Лидер играл черными с финским мастером Беком, Алехин встречался черными с Бергом, Керес белыми с Фейгиным, а Петрову и Флору предстоял междоусобный поединок.


Нервы потенциальных призеров были накалены до предела, Алехин и Керес ужасно разыграли дебют и ходу к 25-му смело могли сдаваться! Решевский принял ответственное решение играть черными на победу и разыграл защиту Алехина (которая встречалась в турнире много раз - веяние моды! Дерзкая идея Алехина покорила сердца ведущих шахматистов). Финн выступал в турнире довольно неудачно, но здесь собрался и развил страшную инициативу, стало очевидно, что Решевский несет материальные потери. И в этот момент у Петрова появился шикарный шанс единолично выиграть такой турнир! Вот она, подлинно решающая битва при Кемери!


В. ПетровС. Флор

Кемери 1937

17 тур


Удивительно, но обычно играющий вторым номером Флор тоже предпринял попытку игры на выигрыш. Он вместо привычного Каро-Канна разыграл защиту Алехина, очевидно, рассчитывая, что Петров повторит обоюдоострый вариант четырех пешек, который рижанин играл с Файном. Но Владимир оказался превосходно готов, избрал на этот раз 5.exd6, и вскоре чехословацкий гроссмейстер оказался в партере. Позиция черных беспросветна. Один из их коней замурован на ферзевом фланге, другого вот-вот попросят с f5, а слон f8 уныло упирается в свои пешки. Положение Флора не облегчит и размен всех ладей, беды черных всерьез и надолго.

19.Rae1 a6

Не улучшает положения 19...f6 20.Bf4 g5 21.Bh2 Rxe1 22.Rxe1 Re8 23.Ne4, у белых в игре на пару фигур больше, их мощь сконцентрирована на пункте d6, грозит g2-g4. Флор принимает единственно возможное в этой позиции решение: он провоцирует движение пешки «g» сразу, чтобы потом попытаться вызвать упрощения на королевском фланге.

20.g4

Можно было просто усилить позицию путем 20.Ne4, но разве может быть плох ход, заставляющий неприятельского коня стать на край доски?

20...Nh6

Никуда не годится 20...Ne7 21.Bf4 Rad8 22.Ne4 Nec8, теперь уже два черных коня будут заперты на ферзевом.

21.Qf4 f5!?

Ладьи разменять не удается, после 21...Rxe1 22.Rxe1 Re8 23.Rxe8 Qxe8 24.Ne4 грозят удары на d6 и h6. Теперь перед белыми конкретная задача.


22.Bxh6!?

Петров видит возможность перейти в выгодное окончание. Но у белых в игре лишние фигуры, и для решающей атаки надо просто собрать свои силы в кулак 22.Nh4! Kh7 [ход королем самый упорный, ведет к проигранному эндшпилю 22...fxg4 23.Ne4 Nf7 24.hxg4 Ne5 25.Qg3 Qxg4 26.Qxg4 Nxg4 27.Nxg6 Ne5 28.Nxe5 dxe5 (28...Rxe5 29.Bf4) 29.Re3, а после 22...Rxe1 23.Rxe1 Re8 24.Rxe8 Qxe8 25.gxf5 Nxf5 (не выручает 25...Qe1+ 26.Kg2 Qxc3 27.fxg6 Nd7 28.Bxh6) 26.Ne4 с огромным перевесом] 23.Kh2 fxg4 24.Ne4, и угрозы белых сильны. Но решение Петрова пока ничего не портит.

22...gxh6 23.gxf5 Qxf5 24.Qxf5

Точнее 24.Qg3! Kg7 25.Nh4 Qg5 26.Qxg5 hxg5 27.Nf3 Kh6 28.Kh2, и это окончание белые должны выиграть сравнительно легко.

24...gxf5 25.Ne2 Nd7

Проигрывает пешку или качество 25...Re4 26.Ng3 Rf4 27.Re3 Kf7 28.Rfe1 a5 29.Nh5.


26.Nf4?

Самая большая загадка в партии! Почему белые просто не забрали пешку 26.Ng3 f4 27.Nh5? Теперь Флор активизирует свои легкие фигуры и уже вправе надеяться на соскок.

26...Bg7 27.Ne6?!

Хорошо было 27.Nh4 Re4 28.Rxe4 fxe4 29.Ne6 Be5 30.Re1 Nf6 31.f4 exf3 32.Kf2, второй белый конь вторгнется на f5, сохраняя за белыми устойчивое давление. Теперь черные берут под контроль поле h4, и партия выравнивается.

27...Bf6! 28.Kh2 Kf7 29.Kg3 Be5+! 30.Nxe5+ Nxe5 31.f4 Nd7


Флор в очередной раз проявил себя блестящим защитником и вытащил абсолютно безнадежную позицию! Очевидно, Петров считал, что теперь чехословацкий гроссмейстер будет через f8 разменивать последнюю пару легких фигур, но не угадал ход мыслей своего соперника. Конь е6 уже не опасен, Флор может «обтекать» его и вести своего скакуна на e4.

32.Kh4?!

К равенству приводило 32.Kf3 Nf6 33.Rg1 Rg8. Петров хотел бы разменяться на f8 и пойти королем вперед, но...

32...Nf6! 33.Rg1 Rg8 34.Rg3? Rxg3 35.Kxg3 Rg8+ 36.Kh2 Ne4


Очевидно, что позиция черных уже лучше. Белый конь выключен из игры, а в распоряжении Флора есть прорыв b7-b5. Конечно, сейчас верно было поставить ладью на e2, пойти a4, но это все равно не решило бы всех проблем. И Петров допускает ошибку, которая… спасает партию.

37.Rg1? Rxg1 38.Kxg1 Ke7?

Перед контролем Флор не решился на острое 38...b5!, но черные темп в темп успевали ослабить белую цепь и не допустить движение пешки «а»: 39.Nc7 (плохо и 39.cxb5 axb5 40.a4 c4) 39...bxc4 40.bxc4 Nd2 41.Nxa6 Nxc4 42.Nc7 Nb6 с победой в коневом окончании, так черный король идет на d7. Теперь белые ускользают!

39.Kg2 Nc3 40.Ng7! Kf6

Слишком рискованно для черных 40...Nxa2 41.Nxf5+ Kd7 42.Nxh6 Nc1 43.h4 Nxb3 44.Nf5, поэтому Флор принимает мудрое решение повторять ходы.

41.Ne8+ Ke7. Ничья!


Алехину и Кересу удается спасти свои партии, а вот Бек неумолим и точен - Решевский бьется до последнего патрона, но, в конце концов, капитулирует. И в итоге Флор, Петров и Решевский с 12 очками оказываются на пьедестале. Владимир Петров упустил превосходный шанс. Выиграй он последнюю партию - занял бы чистое первое место, причем в решающей схватке оказался бы повержен гроссмейстер, с которым Алехин собирался играть матч на первенство мира! Несомненно, после такого успеха Петров получил бы приглашение на АВРО-турнир. Но увы...

Счастливый Владимир Петров награждается на закрытии турнира ("Звезда, погасшая до срока")

Однако для шахматной Латвии это был просто феерический успех. Местный шахматист играет на равных с шахматными небожителями. Блестящий результат Владимира Петрова восхищает шахматный мир, о нем регулярно пишет пресса, в которой с 1937 года его именуют не иначе, как «гроссмейстер Владимир Петров»!

В таблице, приведенной в Википедии, кроется маленькая ошибка. Конечно, Петров сыграл вничью с Озолом


Продолжение следует.


Кубок мира ФИДЕ 2021