Персона Дня   -  18 СЕНТЯБРЯ 2021

ЮРИЙ САХАРОВ

ЮРИЙ САХАРОВ

Юрий Николаевич Сахаров родился 18 сентября 1922 года в в селе Власовка Шахтинского района Ростовской области. В семье Сахарова было много военных, его предки носили фамилию Захария, но во время войны с турками прадед Юрия взял в плен османского пашу и получил «облагороженную» фамилию. 

Сахаров быстро выбился в число лучших шахматистов города, тренируясь у известного наставника Апполинария Гаевского, побеждал в чемпионате области и города. В 1940 году Юрий Сахаров окончил десятилетку в Сталино, но в институт не поступил. Местный военкомат поначалу намеревался определить его в летную школу, но когда открылось, что он сын «врага народа» (отцу припомнили дворянское прошлое и расстреляли в 1938 году), в зачислении отказали. Пришлось устроиться разнорабочим на хлебозавод, а позднее перейти в местную шахматную секцию, где Юрий и проработал до начала войны.

"При мобилизации дважды призывался на рытье окопов... Но оба раза в результате стремительного наступления немцев и разброда в рядах отступающей Красной Армии, мобилизованные оказывались предоставленными самим себе, и Сахаров возвращался домой в Сталино. Возвратившись вторично, он обнаружил, что военкомат уже эвакуировался, а немцы еще не пришли. Да и вряд ли Юрий горел желанием положить жизнь за советскую власть после того, что она сделала с его отцом... Оставшись в оккупации, Сахаров с матерью, чтобы выжить, вынуждены были постепенно распродавать свои вещи или менять их на продукты питания. Правда, на какое-то время Аполлинарий Гаевский, работавший при немецкой оккупации директором школы, устроил его к себе в школу секретарем (что позволило обзавестись продуктовой карточкой), но этот период оказался непродолжительным. К весне 1942 года материальное положение стало крайне тяжелым, и в апреле, посоветовавшись с матерью, Сахаров решил выехать на работу в Германию" (Н.Фузик)

Сахаров в Гермении работал на шахте "Анна-3" в г. Альсдорфе. Город был освобожден американцами, и Юрия перевели в Бельгию на вспомогательные работы. 

После войны Юрий поселился в Киеве, где женился и стал учиться заочно в университете, одновременно – работать. Трудился в Укрспорткомитете в должности инспектора (шахматисты его именовали «Пан Инспектор») – управлял делами шахматам и еще четырех видов спорта, параллельно выступал в турнирах. Весной 1951 года в полуфинале чемпионата СССР во Львове Сахаров взял чистое первое место и выполнил норматив мастера спорта.

Но звание Юрий Сахаров не получил и в чемпионате СССР не выступил. Последовали донос, арест, обвинение. В материалах дела фигурировало, что Сахарова опознала женщина, которую допрашивали в гестапо. Срок шахматист начал отбывать в печально знаменитом Озерлаге на строительстве Братской ГЭС, куда его отправили пересылкой через "не менее знаменитый" Владимирский централ. 

«От версии, будто он сотрудничал с оккупантами, Сахаров отбился. Тогда прокурор поставил вопрос ребром: «А почему вы не вступили в партизанский отряд?» Судил трибунал за закрытыми дверями. Дали 25 лет – за то, как потом говорил, что в течение нескольких месяцев воевал с фашистами в армии США (напомню, что 1951 год – это разгар корейской войны, где СССР и США противостояли друг другу). “Если это преступление, – сказал он на суде после приговора в своем последнем слове, – то я отказываюсь в дальнейшем понимать русский язык и буду говорить только на украинском, пока не отменят приговор”. Понятно, что это заявление не облегчило его участи

В 1956 реабилитирован, начал работать руководителем клуба Дворца пионеров. Ему присвоили звание мастера. Через некоторое время его избрали в состав федерации шахмат Украины. Были возражения: «Сахаров же «сидел», про него говорят, что был переводчиком в гестапо, и прочее». Выбрали после свидетельства шахматного активиста полковника милиции Петра Диденко: «Я лично пересматривал в компетентных органах его дело – оно кристально чистое» (Е. Лазарев).

Действительно, Сахаров был переводчиком у начальника шахты в Германии, но к гестапо не имел никакого отношения. Однако в версии Лазарева донос, возможно, оказался лишь спусковым крючком перед подготовленными репрессиями в отношении шахматиста.

"С легкой руки Лазарева как-то незаметно распространилось представление, что Сахаров после войны наладил свою жизнь, но вдруг по чьему-то случайному доносу всё пошло под откос. Нет! Под него «копали» долго и упорно. Тросман в своих воспоминаниях пишет, причем, со слов Сахарова: «...его восхождение было остановлено нашими "доблестными" органами, которые задолго до этого завели на него дело». Материалы дела полностью это подтверждают – среди протоколов допросов свидетелей много таких, которые проводились еще задолго до ареста; самый ранний из них датирован 2 декабря 1946 года, причем уже тогда свидетеля расспрашивают не более и не менее, как о «предательской и пособнической деятельности» Сахарова" (Н.Фузик)


Очень непросто обстояло дело и с реабилитацией. 

"Так, в еще одной жалобе на имя Генерального прокурора СССР он пишет: «Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 17.09, я подлежу амнистии, однако, по состоянию на 9 ноября 1955 года, по моему делу местными органами не вынесено никакого решения. Более того, администрацией лагеря 9 ноября мне устно объявлено, что амнистия меня не касается...

Лед был сломан в следующем году, когда наконец после принятия соответствующих решений в низших инстанциях (Киевской военной прокуратуре, Прокуратуре УССР) в Верховный суд СССР был внесен протест Генерального прокурора СССР о смягчении приговора. 25 июня 1956 года Пленум Верховного Суда рассмотрел этот протест и вынес вердикт. В первом его абзаце содержалось постановление снизить меру наказания до 10 лет заключения в ИТЛ (исправительно-трудовых лагерях), а во втором - освободить по амнистии и считать не имеющим судимости и поражения в правах. Но когда послание об этом решении добралось до места заключения (лишь к началу октября), Сахарова оно не застало – еще 10 августа он был освобожден одной из многочисленных созданных на местах (по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1956 года) комиссий по пересмотру дел репрессированных, «как необоснованно осужденный» с припиской «считать несудимым».». (Н.Фузик)


После освобождения и реабилитации Юрий Сахаров добился значительных успехов: дважды выиграл чемпионат Украины, неоднократно выходил в финалы чемпионатов СССР, трижды побеждал в чемпионате Киева, выигрывал первенство «Авангарда», где работал тренером. Дважды включался в состав сборной СССР на матч с югославами.

Вскоре Сахарову поручили заботу об украинских юношах, которые под его началом неоднократно выигрывали командные чемпионаты СССР. Однако снова вмешались закулисные силы, и мастера сняли с поста старшего тренера юношеской команды. После победы во втором чемпионате Украины Юрию позволили выехать на международный турнир в Болгарии, где Сахаров победил и завоевал балл международного мастера, но далее до конца жизни украинец оставался «невыездным» – сказывался шлейф ареста и обвинения… Исключением оказался лишь коротенький выезд в Краков с командой Киева. 

К счастью, Виктор Карт привлек Юрия Сахарова к работе со взрослой командой Украины, которая под руководством звездного тандема сразу отличилась на Спартакиаде народов СССР. Сахаров тренировал Леонида Штейна, Лидию Семенову, Берту Вайсберг, Алексея Косикова, Елену Седину. Обладая образным мышлением, знаменитый тренер очень интересно рассказывал воспитанникам о разнице между слоном и конем, сравнивая их с троллейбусом и автобусом. На ленинградском межзональном турнире (1973) Сахаров был секундантом у именитого гроссмейстера Геннадия Кузьмина.

Во второй половине 60-х Сахаров увлекся игрой по переписке, стал международным мастером ИКЧФ и дважды победил в заочных Олимпиадах, играя за сборную СССР.  Стал первым мастером ИКЧФ на Украине (1971). Последний серьезный успех Сахарова в игре за доской – победа в чемпионате профсоюзов СССР в 1971 г. Ничто не предвещало последовавшей трагедии…

«На рассвете 26 сентября 1981 года те, кто вышел на перрон в Буче, железнодорожной станции вблизи Киева, ужаснулись: поблизости от одного из путей лежал окровавленный, совершенно растерзанный труп пожилого человека.

Расследование выявило, что это был гражданин Сахаров Юрий Николаевич, 1922 года рождения, старший тренер по шахматам Центрального Совета спортобщества "Авангард". Накануне он электричкой выехал сюда из Киева, чтобы на своей даче провести выходной в кругу семьи. Но напрасно ждали его жена и дети..." (Е.Лазарев)

"Впоследствии Владимир Пак, не один год собиравший материалы о самом выдающемся шахматисте-дончанине, обращался с запросом по этой трагедии в республиканское МВД, но следствием так и не было точно установлено, что это было – несчастный случай или Сахарова сбросили с поезда?» (В.Нейштадт).

В память о трагически погибшем тренере и мастере многие годы проводятся очные и заочные Мемориалы Сахарова. Исследованием жизненного пути Юрия Сахарова занимался шахматный историк Николай Фузик, написавший книгу о мастере.