Федерация
Шахмат
России
Скачать шахматы бесплатно
21 Июня 2019

Александра Горячкина: У меня очень многое зависит от мотивации

Победительница турнира претенденток ответила на вопросы Этери Кублашвили

– Александра, поздравляю с победой! Ты выиграла очень важный турнир, сейчас уже пришло какое-то осознание?

– Спасибо. Осознание пришло… У меня уже было несколько дней на это (улыбается). Просто я еще не в полной мере оценила масштаб.

– Давай пройдемся по турниру. Какой момент можешь назвать переломным, какие партии были самыми важными, самыми трудными?

– Мне кажется, что переломных моментов было несколько. Например, партия второго тура с Валей Гуниной. Не найди я красивый ход Nh4, или сделай Валя ничью еще раньше, то, возможно, турнир просто бы не заладился, и ничего не было бы. Также важной была партия с Наной Дзагнидзе, когда у меня было уже на пол-очка больше, и эта встреча как бы определяла ход борьбы. Ничья тоже была бы хорошим результатом, но мне еще удалось эту партию выиграть. Наверное, это два основных момента, а дальше более-менее стабильно все шло.



 

– Ты говорила, что после досрочной победы было трудно найти мотивацию, поэтому, наверное, и проиграла последнюю партию. 

– Здесь одно на другое накладывалось – и усталость, и потеря мотивации, и какое-то уже «нехотение» готовиться. Последние три-четыре партии я уже откровенно «доплывала», а остальные участницы были «в турнире», еще боролись. Поэтому так в итоге сложилось.

– Я очень удивилась, узнав, что когда ты уже зафиксировала победу в турнире, все равно вечером пошла готовиться. То есть для тебя главное все-таки обязательно сохранять этот вот тренировочный темп, да?

– Наверное, это было уже по привычке. Но подготовка уже была не такая, как обычно. После досрочной победы сидишь и думаешь: «А, нормально, и так сойдет».

– Ты выиграла турнир за два тура до конца, а потом был выходной день, и, насколько я знаю, вы ходили в цирк. Как-то еще праздновали?

– Мы просто расслабились и начали жить обычной жизнью, потому что турнир проходил так, что было не до нее. Тогда я первый раз включила телевизор и увидела шахматы в прямом эфире на «Матч ТВ» (проект «Армагеддон» - Э.К.), подумала: «Ну ничего себе». Я к тому времени уже месяц ничего не смотрела, отстала от жизни, а тут такой прогресс.

– Я недавно узнала, что у тебя есть аккаунт в Instagram. Наверняка, тебя какие-то люди поздравляли, поддерживали, а не только семья, которая здесь с тобой находится?

– Я не так активна в социальных сетях, как, например, Александра Костенюк или Сергей Карякин. Поэтому там меня поздравляют люди, которые все равно мне близки, с которыми мы очень давно и хорошо знакомы. Людей, скажем так, «с улицы» было довольно мало, но все равно и такие поздравления приходили. Гораздо больше здесь, в Казани, подходили и говорили: «Поздравляем, болеем, желаем удачи».

– Именно в игровой зоне, или уже на улице узнают?

– Нет, подбегают и на улице. Выходишь из какой-нибудь подворотни, и тебя за руку хватают: «А дайте автограф, пожалуйста, болеем за вас». Или идешь себе спокойно по улице и слышишь: «О, пошла, пошла». Думаю: «Ну, надеюсь, не мне». Оказывается, мне (смеется).

– Сейчас как ты сама думаешь, в чем заключается секрет твоего успеха? Все-таки выиграть такой турнир за два тура до финиша - это очень круто. Этому способствовало то, что ты занимаешься постоянно, или ты психологически более устойчива, чем другие, или, может быть, все-таки возраст: ты же самая молодая участница? 

– Тут, мне кажется, было влияние нескольких факторов. Занимаюсь я всегда, стабильно готовлюсь ко всем турнирам, здесь еще добавились сборы. Спасибо РШФ за то, что оплатили тренера и сборы перед турниром. Также надо учитывать то, что все было сделано в короткие сроки, потому что я попала сюда не как все, а гораздо позднее.


Александру поддерживает ее отец Юрий Горячкин

– Пока Хоу Ифань молчала, ты не знала, играешь ты или нет, так?

– Мне говорили, что, скорее всего, да, я играю, но пока не прислали контракт, полной ясности не было. А здесь уже способствовал хороший старт, после которого появилась уверенность в себе. Также у меня хорошая поддержка. Все эти факторы складывались, складывались, и игра, что называется, пошла. Я не рассчитывала на такой морально «легкий» турнир, потому что физически он был тяжелый из-за длительности, а психологически настраивалась на то, что все будет гораздо тяжелее, что будет интрига…

– До последнего тура?

– Ну не до последнего, но примерно с десятого по тринадцатый тур. Я думала, что этот отрезок будет самым важным, и именно там надо выкладываться, а до этого идешь ни шатко ни валко, сильно не портишь, а на финише уже смотришь, потому что там будет все решаться. Я на это настраивалась, играла в свои шахматы. То есть я считала, что одна конкретная партия ничего не решает, потому что турнир длинный, но как-то все шло, шло, а потом после десятого тура смотрю в таблицу и думаю: если я завтра не упаду замертво под стол, то в более-менее адекватном состоянии догнать, а тем более перегнать меня, уже невозможно.

– В 12-й партии тебе достаточно было ничьей, но позиция с Тань Чжунъи у тебя была довольно опасная. О турнирном положении во время этой партии не думала в таком смысле, что «вот мне достаточно ничьей, а позиция плохая, что делать?» 

– Опять же это был не последний тур, когда тебе нужно кровь из носу сделать ничью. Я прекрасно понимала, что впереди у меня есть еще две партии, есть белый цвет, что уж как-нибудь я эту победу отфиксирую. Вопрос лишь: в этом туре или в следующем. Так что мандража не было. Но, конечно, я и ей не хотела проигрывать… После дебюта меня не прибили сразу, а потом я считала, что у меня более-менее адекватная позиция, которую можно удержать: так оно и вышло. А в конце даже выиграно стало.




– Ты сказала про сборы. Насколько я знаю, на них ты работала с Евгением Мирошниченко, а здесь занималась с Константином Ландой. Какова заслуга тренеров в твоем успехе?

– Конкретно перед этим турниром также были сборы с Ландой, а до этого - с Мирошниченко, плюс-минус четыре рабочих дня. Но Евгений мне помогал и до этого, мы эпизодически работали примерно целый год. На турнирах я была сама по себе, потому что он ведет активную комментаторскую деятельность, и у нас не всегда совпадали графики. В Казани он тоже комментировал. Учитывая то, сколько мы тут работали с Константином, я вижу, что на таком турнире совмещать комментаторство и тренерство просто невозможно.

Что касается роли тренеров, то я не сбрасываю со счетов свои заслуги, но определенно, без этой работы успеха не было бы.

– Ты всегда в предыдущих интервью говорила, что денежным призом у вас обычно мама распоряжается. Сейчас то же самое будет? Все-таки приз здесь гораздо больше, чем обычно…

– У нас каждый в семье занимается тем, что лучше умеет: я вот умею играть в шахматы, а мама умеет хорошо считать и что-то с этим делать. Но опять же нельзя сказать, что я прям все ей отдаю. Все, что я захочу, у меня есть, просто я не распоряжаюсь очень большими суммами.

– Глобальными.

– Да, глобальными. Но у меня есть карточка, на которой каким-то мистическим образом всегда есть деньги. Однако после каких-то больших покупок мне сразу мама звонит и спрашивает: «Это ты? Или мы сейчас блокируем карту быстро» (смеется).




– Безопасность на первом месте, это верно. Сейчас ты выходишь на матч с Цзюй ВэньцзюньТыс ней уже играла в турнирах?

– По-моему, только в быстрые и блиц на чемпионате мира. Хотя был еще турнир Анатолия Карпова в Кап-д’Агде, когда я была совсем маленькая. Мне было 13 лет, если не ошибаюсь.

– Пока рано говорить про создание какого-то психологического портрета твоей будущей соперницы? 

– Я, если честно, об этом пока не думаю, мне просто хочется хотя бы «выдохнуть». Сейчас я в состоянии только ходить, а на что-то другое сил у меня не хватает. Это как последняя партия: у тебя уже нет сил к ней готовиться, ты можешь только прийти и играть.

– У многих шахматистов есть чемпионские амбиции с детства: они приходят в шахматный кружок, видят там портреты чемпионов и чемпионок и хотят тоже рядом «висеть». У тебя когда-нибудь было такое?

– Амбиции у меня всегда были. Мы переехали в Салехард из маленького города Орска, а там с финансированием всегда было трудно. Когда мы ездили на детские чемпионаты мира, Европы, мне так говорили: «Если ты ничего не занимаешь, то это твой последний турнир, потому что денег нет». Хочешь не хочешь, в таких условиях ты должен показывать результат, если есть амбиции и желание. Поэтому у меня всегда, с раннего детства на чемпионатах мира, Европы и других важных турнирах есть такой настрой.

– То есть у тебя уже с ранних лет выработался такой спортивный характер, который помогает тебе выигрывать «по заказу».

– У меня еще очень многое зависит от мотивации. Не знаю, это хорошее качество или нет, но я очень собираюсь к каким-то важным турнирам, опять же с детских лет. Тогда могло год ничего не идти, а потом играется чемпионат мира какой-нибудь до двадцати лет, а тебе четырнадцать, и ты думаешь: «Медалей-то нет, надо выигрывать». 

– И выигрываешь?

– Да, выигрываю, а что делать?




– Сейчас ты поедешь отдыхать, насколько я знаю, к бабушке с дедушкой. И как долго не будешь брать в руки в шахматы?

– Я не могу надолго дистанцироваться от них, потому что мне всегда интересно посмотреть, как я играла, как я потом это комментировала, что я там сказанула и так далее. К тому же были параллельно турниры, их тоже надо посмотреть.

– Ставангер опять-таки.

– Да. К тому же надо посмотреть, что там было на «Матч ТВ». Потому что, как я уже сказала, на месяц я просто выпала из обычной жизни. 

– Ты не даешь интервью во время турнира. Идея в том, чтобы максимально концентрироваться и не отвлекаться ни на что? 

– Я бы сказала, что это мне морально тяжело, потому что можно что-то не то сказать и потом крутить это в голове. А зачем мне такое? Я же не сама себе враг, чтобы лишние проблемы придумывать. Поэтому всего, что необязательно, я стараюсь избегать, не перерабатывать.

– То есть если этого нет в контракте, то сорри?

– Да. 

– Чтобы еще портрет твой дополнить, интересно узнать про твои увлечения «нешахматные». Например, какие у тебя любимые фильмы, музыка, книги, виды спорта? 

– Опять же сложно говорить про увлечения, когда ты на месяц просто выпала из всего…

– Но в целом…

– В целом, я человек разный – сегодня мне нравится одно, завтра другое, я не зацикливаюсь на чем-то одном. Фильмы смотрю разные. Вот последнее, что я посмотрела, это был фильм «Гонка», основанный на реальных событиях. Там показана борьба между двумя сильными гонщиками. 

– Видимо, тебе это близко по характеру, да? 

– Да, как-то перед этим турниром я старалась больше фильмы смотреть про спорт. 

Что касается чтения, то сложно выделить что-то одно. Музыка опять же разная, не зацикливаюсь на чем-то. Вот моя сестра, например, все песни наизусть знает, смотрит музыкальный канал и все комментирует (смеется).

– Сестра у тебя тоже занимается шахматами.

– Да, она во время этого турнира играла на этапе Детского Кубка России – Мемориале Нежметдинова. Лидировала, но проиграла последнюю партию и заняла второе место. 

– Как ты считаешь, у нее есть будущее в шахматах? 

– Будущее-то точно есть, вопрос лишь в том, хочет она или нет. Потому что с тем багажом, который есть у меня, ее будущее легко представить, вопрос лишь в желании. 


С сестрой Оксаной 

– Каков твой план после отдыха? Где еще будешь играть в этом году, условно, до ноября? 

– Мы ждали конца этого турнира, чтобы просто оценить, что делать дальше. После выхода на матч надо думать. В другом случае была бы совсем другая ситуация, потому что пришлось бы играть все подряд. А сейчас надо план составлять и выбирать турниры. 

– Под матч?

– Да, конечно. 

– Александра, спасибо за беседу и удачи!

- Спасибо.  


Фотографии Этери Кублашвили



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.
Положения
21.10.2019