Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
21 Ноября 2013

Юрий Дохоян: С прицелом на будущее

Старший тренер мужской сборной России подвел итоги чемпионата Европы в беседе с Владимиром Барским

– Юрий, как складывался турнир для нашей команды, какие выводы Вы сделали как тренер?

– Турнир складывался непросто. Вообще, и на чемпионате Европы, и на идущем следом командном чемпионате мира одна из основных моих задач – посмотреть в деле максимально возможное число кандидатов в сборную, чтобы определить оптимальный состав на Олимпиаду 2014 года.

– Главная цель – Олимпиада?

– Да, это всегда главная цель, а единственная возможность увидеть шахматистов в деле – это как раз чемпионаты Европы и мира. С точки зрения подготовки к Олимпиаде это единственные серьезные соревнования, в которых можно варьировать состав и дать возможность каждому достойному претенденту на место в основной команде отличиться. Поэтому, например, на чемпионат Европы я пригласил Дмитрия Андрейкина, который пока ни разу не играл за сборную. Также в сборной под моим началом еще не выступали Петр Свидлер и Саша Морозевич, как и Никита Витюгов и Ян Непомнящий, которых я пригласил на чемпионат мира.

Безусловно, это достаточно рискованный план, и мы должны с пониманием отнестись к тому, что поначалу команда, возможно, не будет выступать максимально эффективно. В принципе, я понимаю, кто должен составлять костяк сборной, но надо каждому претенденту на попадание в, скажем так, команду моей мечты дать шанс проявить себя в командных соревнованиях. Хорошо, что сейчас у нас и чемпионат Европы, и чемпионат мира, а в прошлом году была только Олимпиада, и невозможно было сделать выбор. Тогда как сейчас задействованы все кандидаты, плюс есть еще Дмитрий Яковенко, блестяще выступивший в Стамбуле. Он себя уже показал с самой лучшей стороны, поэтому всегда будет одним из кандидатов в сборную. А сейчас в определенной мере идет просмотр игроков, и мне самому очень интересно.

Юрий Дохоян и Александр Грищук

Примерно то же самое я делал, когда возглавил женскую сборную. Вспомните, например, дрезденскую Олимпиаду 2008 года: тогда результат тоже оказался неоднозначным, и состав команды менялся... Прежде чем появилась та сборная России, которая стала выигрывать всё подряд, состав претерпевал очень серьезные изменения. Но нужно всех кандидатов проверить в деле, именно в командных турнирах, ведь между личными и командными соревнованиями разница огромнейшая, причем у мужчин она еще больше, чем у женщин. Требуются несколько иные качества, даже другой стиль, иная степень ответственности – в общем, много всего, что отличало бы лучшую команду мира. Поэтому я посчитал необходимым предоставить шанс практически всем, чтобы потом уже сделать объективный и честный выбор.

– В итоге Вы определите костяк сборной, с которым будете дальше работать?

– Да, именно так.

– И что показал этот чемпионат?

– Для меня открытием турнира, безусловно, стал Петр Свидлер. Я очень рад, что нам удалось достаточно быстро найти общий язык, и он показал, на мой взгляд, блестящую игру. Не надо забывать, что в последнее время у Пети не ладилась игра за сборную.

– Поэтому его не взяли в Стамбул?

– В данный момент я не хотел бы это обсуждать. Свидлер сам признавал, что у него были определенные проблемы, чрезмерная ответственность давила на него. Для меня было очень важно понять, сможем ли мы работать вместе. Ведь тренер – это человек, который помогает шахматисту раскрыться, сгладить некоторые недостатки, противоречия, эмоции, мешающие в игре. Я увидел очень талантливого, сильного шахматиста, и нам, в принципе, удалось сгладить излишнюю эмоциональность, которая где-то мешала Пете.

– Он единственный отыграл все девять партий, да?

– Да. И хотя перед этим у него тоже было несколько турниров с небольшими перерывами, здесь он играл очень хорошо, причем я думаю, что мог бы сыграть еще лучше. У Свидлера очень высокий потенциал! Я рад, что именно в моей команде состоялось, можно сказать, его возвращение, поскольку в течение нескольких лет его результаты в командных соревнованиях не радовали ни тренеров, ни его самого.

Помню, в 2007 году, когда женская сборная России впервые стала чемпионом Европы, за мужскую сборную играли Петя Свидлер и Саша Морозевич, и они показали очень высокие результаты. Как сказал мне сам Петр, это был чуть ли не последний турнир, когда ему удалось реализовать себя в формате сборной, а его последующие результаты оставляли желать лучшего. Нынешний чемпионат показал, что мы можем и будем работать вместе, и я очень рад, что такой шахматист будет у меня в команде.

– Прекрасно! Что можете сказать о других игроках?

– Все люди, которых я приглашаю в команду, очень мне интересны, особенно те, кого вижу впервые. Особенно интересно было посмотреть на Дмитрия Андрейкина. Что я могу сказать? Человек выиграл решающую партию в последнем туре. Это уникальный шахматист, который в последние год-полтора показывает блестящие результаты в практической игре, при этом обладая весьма скромными, с точки зрения элитных шахматистов, теоретическими познаниями. Дима – чистый практик, и это редкое явление в современных российских шахматах. Он просто хорошо играет; в решающий момент он вышел на борьбу и победил Владислава Ткачева. А ведь Ткачев выступал очень здорово, у него был чуть ли не лучший результат среди французских гроссмейстеров. Для нашей сборной это был решающий момент, и партия получилась очень содержательной. Андрейкин выбрал непритязательный дебют, но очень хорошо ему знакомый, и дальше он играл изобретательно, сочно. Конечно, такие моменты мы берем на заметку!

– Как оцениваете общий уровень турнира?

– Конкуренция очень высокая, и она постоянно растет. Например, предыдущий чемпионат Европы выиграла сборная Германии, а сейчас она смотрелась достаточно блекло, зато неожиданно ярко заиграли другие команды, в первую очередь – сборная Франции. Бакро, Вашье-Лаграв – они очень сильные гроссмейстеры, да к тому же, как показал Кубок мира, заметно прибавившие в последнее время. И дальше там классные шахматисты, тот же Ткачев. Мощно выступали команды Армении и Азербайджана.

– Но у Армении нет такой длинной «скамейки», как у России…

– Нет, и это в чем-то минус, а в чем-то плюс. Вот ты создал команду, от турнира к турниру меняются максимум 1-2 человека, а значит, командный дух сохраняется. Ребята уже понимают, что им делать, как себя вести, как относиться к каждой партии. Командная «химия» не вырабатывается в коллективе, который каждый раз обновляется на 60-80 процентов. Поэтому необходимо оставлять костяк сборной и время от времени добавлять «молодую кровь», чтобы она быстро впитала правила игры. Эти правила должны быть очень жесткими, так как командные соревнования, особенно у мужчин, выигрываются во многом за счет силы духа. Либо надо очень существенно превосходить соперников в чисто шахматной составляющей, но такого у мужчин нет, все сейчас играю примерно в одну силу. Так что другие компоненты очень важны. Например, способность в решающий момент играть на выигрыш – как белыми, так и черными, удержать из последних сил тяжелую, безнадежную позицию, и так далее.

– Ну, спасение безнадежных позиций мы не раз наблюдали!

– Да, да. А когда эти качества уже наработаны, тогда и шахматная составляющая приобретает большее значение. Иначе в командных соревнованиях очень трудно чего-то добиться... Это примерно то же самое, что и матч на первенство мира, когда один из соперников не выдерживает постоянного напряжения и ломается.

Впереди у нас командный чемпионат мира, там состав соперников более ровный. Поэтому особое значение приобретает способность выдерживать удары, не падать духом после отдельных неудач. В современных шахматах это неизбежно, очень трудно выигрывать всё подряд, поэтому порой подстерегают какие-то неудачи. Мы, например, совершенно невероятным образом проиграли Турции...

– А что случилось в том злосчастном матче?

– Конечно, не буду раскрывать все карты, но я, естественно, проанализировал матч и рассказал ребятам, что было сделано неправильно, как следовало себя вести, и думаю, что в дальнейшем нам это помогло. Команда заиграла по-другому, поскольку оказалось, что для многих какие-то элементарные, на мой взгляд, вещи были непонятны; иногда мне даже казалось странным, что всё это надо проговаривать, объяснять…

С другой стороны, что мы видели? У сборной Армении в первом же туре случилась осечка, Азербайджан поначалу тоже выступал не слишком уверенно. Мимолетное расслабление, что-то где-то не сложилось – и всё, начинаются потери... Конечно, мы не имели права проигрывать Турции и Армении; ничья – куда ни шло, что-то не получилось, да; но проигрывать было нельзя. К сожалению, эти поражения не позволили нам показать более высокий результат. Хотя это, наверное, неизбежное следствие проверки состава, поскольку у всех разная теоретическая подготовка, разные предпочтения при выборе схем, и так далее. Одно дело, когда ты играешь за себя, в опене или даже в сильном круговике, и совсем другое, когда выступаешь за команду. Совершенно разные требования! Иногда надо обязательно выйти на борьбу, а у человека нет для этого ресурсов: ну, не предполагает его теоретическая подготовка, его постановка дебюта борьбу за перевес черными. Это совершенно нормальная ситуация, очень часто в турнирах это и не требуется, а в командных соревнованиях нередко бывает необходимо. Так что есть и такие нюансы...

Кроме того, тренерский коллектив знакомится с проблемами своих потенциальных подопечных. Сейчас, повторюсь, создается некий «шорт-лист» сборной, которая в дальнейшем будет совершенствоваться. Единственный минус – поскольку командных соревнований практически нет, приходится «обкатывать» состав в боевых условиях. Совмещать несовместимое: с одной стороны, от нас ждут высоких результатов, а с другой стороны, требуется посмотреть всех игроков. У меня примерно то же самое было с женской сборной, поэтому ситуация мне понятна; но у мужчин она гораздо сложнее, так как конкуренция намного выше. Кто основные соперники у наших женщин на европейском первенстве? Сборные Украины, Грузии и Польши. А у мужчин команд пять-семь минимум; посмотрите, у Венгрии Юдит Полгар играла на четвертой доске!

– Успех Азербайджана не стал неожиданностью? Ведь за них не играл Вугар Гашимов, а Теймур Раджабов переживает кризис?

– Всё относительно. У Раджабова хоть и был кризис, но он по-прежнему очень силен, а Мамедьяров в последнее время заметно прибавил – не случайно он вышел в турнир претендентов. Менее опытные ребята, Сафарали, Мамедов и Гусейнов, учатся у своих товарищей. Со сборной работают хорошие тренеры, и руководство прикладывает серьезные усилия, чтобы помочь команде. К тому же нельзя сказать, что Азербайджан блеснул впервые, они ведь уже были чемпионами Европы в 2009 году.

Думаю, что и у нас неизбежно количество перейдет в качество. Мы помним, что на предыдущих чемпионатах Европы и мира сборная России играла крайне неудачно, так что сейчас эксперимент с составом необходим. Конечно, «бронза» – это не то, о чем мы втайне мечтали, но турнир складывался таким образом, что третье место – это максимум, на что мы могли рассчитывать. При шести досках расклад был бы совсем иным, тогда как четырех сильных игроков могут выставить многие страны. А впереди чемпионат мира, и там состав будет еще более ровным и сильным.

– Много работы было у тренерской бригады?

– Да, мы постоянно созванивались, варианты и по «Skype», и по почте туда-сюда летали! Мои помощники, Саша Мотылев и Володя Поткин, по ночам практически не спали; я часто уходил от них далеко за полночь, а они еще продолжали работали. Определенные дебютные удачи у нас были, но я думаю, пусть лучше выскажутся игроки, понравилась им помощь тренеров или не понравилась.

– Но Вы удовлетворены работой своих помощников?

– Конечно, потому что Саша и Володя ответственные люди и, я считаю, очень хорошо работают. Естественно, хочется уже бороться за медали другой ценности, но при данных обстоятельствах, думаю, наше выступление следует признать успешным. Своей тренерской удачей считаю то, что мне удалось очень хорошо поработать с Петей Свидлером, и он проявил себя с самой лучшей стороны. Подобные моменты для меня зачастую гораздо важнее, чем медали. Важнее для будущего.

– Остается только пожелать вам удачи на чемпионате мира!

– Перерыв между турнирами минимальный, но состав нашей команды почти полностью изменится, остается только Саша Грищук. Надеюсь, в Анталии у нас всё сложится, хотя Никиту Витюгова и Яна Непомнящего я пока в деле не видел. Жду старта с нетерпением и надеюсь, что мы найдем общий язык, а тренерская бригада поможет шахматистам максимально эффективно себя раскрыть. В этом и заключается основная задача тренера. Поживем – увидим, как говорится!

На закрытии чемпионата Европы в Варшаве: Александр Мотылев, Владимир Поткин, Александр Морозевич, Евгений Томашевский, Дмитрий Андрейкин, Юрий Дохоян, Петр Свидлер и Александр Грищцк



← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.
?>