Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
6 Мая 2011

"Окончание должно быть выиграно, однако будь осторожен..."


За 15 минут до пуска часов.

Претендентов пока нет, а фотографы заранее занимают удобные позиции. У них за спинами – полупрозрачный экран, отделяющий игроков от зрителей. Из зала можно разглядеть гроссмейстеров (пусть и не очень четко), а в обратном направлении практически ничего не видно.

По обе стороны от сцены установлены большие экраны: на одном идет рансляция партий, на другой поступает видеокартинка с двух камер, расположенных в непосредственной близости от игроков.

В зал приходят люди в белых халатах. Как-никак, это спортивное состязание, и даже допинг-контроль тут предусмотрен. Чем мы хуже каких-нибудь атлетов?

По дороге к месту игры Александра Грищука приветствуют казанские гроссмейстеры Андрей Харлов (слева) и Сергей Рублевский. Сергей вместе с главным редактором «64» Марком Глуховским комментирует партии в прямом эфире. Чтобы послушать комментарии, достаточно перед входом в зрительный зал взять специальные наушники.

Азербайджанские гроссмейстеры Шахрияр Мамедьяров и Теймур Раджабов подбадривают друг друга.

Задумчивый Александр Грищук.

Сосредоточенный Веселин Топалов.

Теймур Раджабов и Владимир Крамник приветствуют друг друга, наклонив головы.

Шахрияр Мамедьяров и Борис Гельфанд.

Гата Камский.

"Шах" перед стартом.

Левон Аронян и Александр Грищук.

Раджабов и Крамник прислушиваются к шуму, доносящемуся из зрительного зала. Оказывается, туда пришли почетные гости, и Кирсан Илюмжинов спрашивает у зрителей, какой, по их мнению, надо сделать за Крамника первый ход. Зрители почти единодушно отвечают: Nf3!

Ах да, Крамник в первой партии играет черными… Минтимер Шаймиев на этой доске сделал сильнейший первый ход: е2-е4! Потом, правда, Теймур вернул королевскую пешку на место и сделал более привычный для себя ход 1.d4.

Дольше всего Шаймиев простоял рядом с Камским. Он даже показал американскому гроссмейстеру с татарскими корнями какое-то физкультурное движение, чем заинтриговал невозмутимого Топалова.

Затем официальные лица провели пресс-конференцию. Первый президент Татарстана признался, что симпатизирует одному из претендентов, но кому именно – откроет только после окончания матчей. «Могу сказать, что я открыто буду болеть за Алису Галлямову, – дипломатично ответил  Минтимер Шарипович. – Мы с ней земляки, с одного района». Кирсан Илюмжинов объявил, что Галлямова станет участницей следующего розыгрыша Гран-при среди женщин. Один из этапов Гран-при пройдет с 1 по 15 июня 2012 года в Казани.


Председатель Правления РШФ Илья Левитов рассказал, какие меры приняты  на матчах против читерства. Прежде всего, установлен защитный экран,  который мы уже видели. Шахматисты подвергаются строгому досмотру перед  входом в зал, а самовольный выход из игровой зоны приравнивается к поражению. Кроме того, в зале заглушаются все радиоволны.


Не хотелось мучить высоких гостей специфическими шахматными  проблемами, поэтому свой вопрос о «деле Феллера» я задал уже по окончании пресс-конференции помощнику президента ФИДЕ Берику Балгабаеву. Он считает, что ситуация далеко не однозначная.

Оказывается, Феллер еще до начала читерского скандала угрожал французской шахматной федерации опубликовать данные о финансовых нарушениях в этой организации, так что обвинения в его адрес можно рассматривать и как ответный ход. Французская шахматная федерация не  обращалась в ФИДЕ с просьбой о расследовании инцидента; тем не менее, на Президентском Совете, который состоится в начале июня, будет рассматриваться вопрос о читерстве в шахматах вообще и о «деле Феллера» в частности.


Главный арбитр матчей Игнасиус Леонг.

Алиса Галлямова под прицелом фото- и телекамер.

Минтимер Шаймиев приветствует испанского журналиста Леончо Гарсиа.

Минтимер Шарипович рассказал зарубежному гостю какую-то смешную историю про людей с широкими бровями и сам же рассмеялся от нахлынувших воспоминаний.

В 17.03 закончилась первая партия – Раджабов и Крамник разошлись миром. Владимир в своей неповторимой манере объяснил, что в первой партии надо разыграться, постараться войти в игру:

– Я избрал крепкий дебют; Теймур остановил свой выбор на довольно
редком продолжении 10.Be2, которое, однако, не без яда. Но я немножко анализировал этот вариант и нашел интересную идею 17…Be6!
Психологически такой ход трудно сделать, так как обычно слон сильнее коня, но здесь конкретно его бить невыгодно. А черные хотят поставить слона на d5, после чего у них вообще нет никаких проблем.
Заключительная позиция пустая, продолжать игру не было особого смысла.

 

Т. Раджабов – В. Крамник


1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nf3 d5 4.Nc3 Be7 5.Bg5 h6 6.Bh4 0-0 7.e3 Ne4 8.Bxe7 Qxe7 9.Rc1 c6 10.Be2 Nd7 11.0-0 Nxc3 12.Rxc3 dxc4 13.Rxc4 e5 14.Qc2 exd4 15.Nxd4 Nb6 16.Rc5 Rd8 17.Bf3 Be6

Image


18.Rc1 Bd5 19.a3 Nd7 20.Rc3 Nf6 21.Bxd5 Rxd5 22.Rc4 Re8 23.h3 Ne4 24.b4 a5 25.Rb1.
Ничья.


Раджабов признался, что после 17…Be6 он был расстроен, так как понял, что перевеса у белых нет. Он даже подумывал о том, чтобы сыграть  18.Kh1 и после 18…Bd5 допустить размен на f3 со сдвоением пешек, но решил так уж сильно не рисковать. Ведь в этом случае у черных есть простой план – перевести коня через d7 на е5 и атаковать ослабленный королевский фланг белых.


Комментатор соревнования гроссмейстер Сергей Рублевский любезно  согласился рассказать читателям нашего сайта «краткое содержание» сыгранных партий:


– У Раджабова с Крамником борьбы не получилось, Раджабов вообще никаких проблем не поставил. В конце даже, на мой взгляд, у черных  чуть приятнее, хотя, конечно, выжать что-либо из этой позиции невозможно.

На вопрос, почему он единственный из претендентов приехал в Казань без персонального тренера, азербайджанский шахматист ответил довольно неожиданно:


– Я просто хочу, чтобы мне здесь не мешали. В длинных матчах, наверное, хорошо запереть секунданта в номере, и пусть он готовит тебе дебют. А в коротких поединках не вижу такой необходимости.
Теймур добавил, что у него, конечно, есть помощники, но он не захотел привозить их в Казань, так что они помогают ему на дистанции.

Ваш корреспондент напомнил гроссмейстерам, что 5 мая, в день первого тура исполняется 100 лет со дня рождения Андре Арнольдовича Лилиенталя, и спросил, довелось ли им общаться с этим незаурядным  человеком. Вот что рассказал Владимир Крамник:

– Мы много общались с Андре Арнольдовичем, а однажды я даже встречал Новый год у него дома в Будапеште. В начале января мне предстояло играть матч в быстрые шахматы с Петером Леко, и по приглашению Лилиенталя я приехал немного раньше. Конечно, он был удивительный, очень душевный человек; таких людей редко встретишь вообще и в шахматном мире в частности.
В ту новогоднюю ночь Лилиенталь много рассказывал мне о своей жизни: о  кафе «Режанс», о блиц-матче с Алехиным, который он выиграл 3-1. 
Буквально вчера я вдруг вспомнил одну историю, которую мне то ли рассказал Лилиенталь, то ли я услышал ее на школе Ботвинника. Однажды Ботвинник пригласил Лилиенталя в качестве секунданта на один из турниров, где он отложил одну партию в ферзевом окончании. И попросил  секунданта ночью проанализировать отложенную. А Лилиенталь в молодости  вел разгульный образ жизни, и вместо глубокого анализа положил Ботвиннику под дверь записку такого примерно содержания: «Я думаю,  окончание должно быть выиграно, однако будь осторожен: в ферзевых  эндшпилях бывают различные финтифлюшки!».
Как известно, во время войны все родные Лилиенталя погибли в лагерях. Он прожил трудную жизнь, но сумел сохранить чистую детскую душу. Я для себя давно решил, что поеду к нему на столетний юбилей; к сожалению, он немного не дожил до этой даты. Светлая ему память!


Азербайджанские болельщики. Слева – главный тренер сборной этой республики гроссмейстер Владимир Тукмаков, рядом с ним – секундант Мамедьярова гроссмейстер Элизбар Убилава, за вторым монитором – гроссмейстер Рауф Мамедов.

В пресс-центре установлен большой экран, на котором можно наблюдать, что происходит на сцене.

Вторыми пришли к журналистам Борис Гельфанд и Шахрияр Мамедьяров.


Азербайджанский гроссмейстер не  скрывал своего разочарования:


– Мне кажется, в дебюте у меня был солидный перевес, я выиграл пешку,  но потом надо было точно играть, чтобы этот перевес сохранить. Не знаю, как я должен был играть и где ошибся, но уверен, что перевес у  меня был большой.

Борис Гельфанд немного иначе трактовал события:
– Конечно, после дебюта у меня была худшая позиция, приходилось всю партию обороняться. Мне кажется, я это неплохо делал; я тоже не видел, где конкретно проигрываю. Всю партию приходилось делать сильные защитительные ходы.


А вот мнение Сергея Рублевского:
– Мне кажется, на 17.Nc3 у Гельфанда принципиальный ответ был 17…Bg4, и сложно сказать, что там получалось. А дальше мне ход 22.а4 не  понравился, какой-то он слишком конкретный. Мне кажется, проще было 22.Ne2 или 22.Rd3, и получалось примерно то же самое, что и в партии,  но только еще оставались пешки «а», и у белых было бы больше шансов.
Еще после этого форсажа мне показался «кривым» ход 30.Kf1, после чего Мамедьярову пришлось ходить Rb1, и уже непонятно, как там развязаться, не потеряв пешку f2. Может быть, он переоценил этот эндшпиль? Там получается красивая позиция с конем на с5, но пешка «b» не двигается.
Очевидно, Шахрияр упустил свои шансы; как-никак, у него была лишняя  пешка. Но он  практически  даже не напал на черных; пронесся куда-то, все разменял, и все.

Ш. Мамедьяров – Б. Гельфанд


1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 a6 6.Be3 e5 7.Nf3 Be7 8.Bc4 O-O 9.O-O Nc6 10.Re1 b5 11.Bb3 Rb8 12.Bg5 Be6 13.Bxf6 Bxf6 14.Nd5 Bg5 15.Qd3 Bh6 16.Red1 Kh8 17.Nc3

 

Image

 


17...Qb6 18.Bxe6 fxe6 19.Qxd6 Nd4 20.Qxb6 Nxf3+ 21.gxf3 Rxb6


Image

 

22.a4


С. Рублевский: «Ход а4 выглядит как-то неубедительно. Но это мое мнение, я без компьютера смотрел. Может быть, окажется, что конкретно там все гениально до поры до времени. Однако пока что ощущение такое».


Б. Гельфанд: «Мне кажется, ход 22.а4 опасный ход, сильный».

На 22.Ne2 Борис собирался отвечать 22…Bg5 23.Kg2 b4, и у белых лишь небольшой перевес.

22...Kg8 23.axb5 axb5 24.Ra5 b4 25.Rb5 Rfb8 26.Rxb6 Rxb6 27.Ne2 Rc6 28.c3 bxc3 29.Nxc3 Bg5 30.Kf1 Rb6 31.Rb1 Be7 32.Ke2 Rb8 33.Kd3 Bc5 34.Na4 Bxf2 35.b4 Ra8 36.Nc5 Kf7 37.Kc4 Ke7 38.Rd1 Bd4 39.Nb3.

Ничья.
< br>


Гата Камский рассмешил журналистов самым кратким резюме за день: «Интересная была партия, потом перешли в эндшпиль».

Веселин Топалов то снимал, то надевал обручальное кольцо. Просто скучал, или это что-то там означает по Фрейду? Потом Веселин настолько тонко и протяжно произнес короткое слово «Да…», что зал  снова расхохотался. Между тем, Топалов закончил свою мысль: «Я не видел хода 20.Nа4. После этого, видимо, надо жертвовать качество, иначе могли быть некоторые проблемы. А так получилась крепость, у черных всегда есть компенсация».


Слово нашему эксперту Сергею Рублевскому:
– Мне очень понравилось, как до поры до времени играл Камский, блестяще просто. Интересно было бы, если бы Топалов в ответ на новинку 7.а5 сыграл бы 7…Nxа5. А после 7…е6 8.Nхс6, я считаю, у белых получше, пешка на а5 при этой структуре играет важную роль.

Мне кажется,  принципиальное возражение за черных – это 7…g6 и Bg7, и позиция совершенно неясная. Но это дело вкуса. Может быть, Топалов не любит сицилианскую со слоном на g7, поэтому сыграл то, что ему нравится.
Началась тактическая перепалка. Мне показалось, что Топалов издалека не видел 20.Nа4, и потом уже ничего исправить не мог, должен был перейти в эндшпиль, с виду тяжелый. Жертва качества вынужденная, потому что иначе совсем плохо. В этот момент где-то на протяжении 4-х  ходов Камский явно мог сыграть сильнее, хотя, может быть, и не  выигрывал. Видно было, Гата не знает, что ему делать с лишним качеством; в итоге у черных оказалась полная компенсация. Возможно, белые зря сыграли 23.b4. А в конце только Топалов мог бы играть на выигрыш, но и за него плана усиления позиции не видно: Камский как-то закрепился после 33.h4, и у черных не получается продвинуться.


Г. Камский – В. Топалов
1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 a6 6.a4 Nc6 7.a5


Image

 

7...e6 8.Nxc6 bxc6 9.Bd3 Be7 10.0-0 c5 11.Bf4 Qc7 12.Qe2 Bb7 13.e5 Qc6 14.f3 Nh5 15.Bd2 c4 16.Bxc4 dxe5 17.b3 Rd8 18.Rad1 Qc5+ 19.Kh1 Nf4

 

Image

 

20.Na4 Nxe2 21.Nxc5 Bxc5 22.Bxe2 Ke7 23.b4 Rxd2 24.Rxd2 Bxb4 25.Rd3 Bd5 26.Rb1 Bxa5 27.Ra3 Bd2 28.Rxa6 Rc8 29.Ra7+ Kf6 30.Bd3 Be3 31.Ra4 h5 32.Rab4 Rc3 33.h4 g6 34.Kh2 Kg7 35.Ra4 f5 36.Re1 Bc5 37.Re2 Kf6 38.Re1 Bf2


Image

 

39.Re2 Bc5 40.Re1 Bf2 41.Re2 Bc5. Ничья.

Последней заканчивался поединок Аронян – Грищук. Где-то в конце пятого часа игры я попросил Сергея Рублевского поделиться своими впечатлениями:
– С дебюта казалось, что черные должны более четко уравнять, позиция  должна быть ничейной. Но четкого пути к равенству не было видно, а  буквально через 4 хода мне Сашина позиция совсем перестала нравиться.
Левон стабилизировался, и стало уже 50 на 50: то ли проиграно, то ли
нет. Изначально казалось, что черные должны быстрее поменять слонов. Не знаю как, но, по идее, эта позиция не должна проигрываться. На данный момент у черных тяжелая позиция, скорее даже проигранная, но борьба еще остается.


В районе 61-го хода в пресс-центр заглянул Петр Свидлер и поделился с вашим корреспондентом своими впечатлениями:


– Такой хорошей позиции у нас не было уже ходов 35! Конечно, по-хорошему игра давно должна была закончиться. То, что партия продолжается – это уже бонус!

В этот момент очень в тему в пресс-центре зазвучала песня «Show must go on!» Грищук продолжил свою фантастически изворотливую защиту и спустя шесть с половиной часов после начала игры добрался-таки до ничейного пешечного эндшпиля.

Несмотря на поздний час, оба гроссмейстера пришли на пресс-конференцию. Несмотря на упущенный выигрыш, Аронян не изменил 
своей привычке подтрунивать над самим собой. Помните, у Есенина:
«Казаться улыбчивым и простым – самое высокое в мире искусство».


Левон начал свой рассказ по-английски, но затем по просьбам трудящихся перешел на русский:


– Мне кажется, была интересная теоретическая дуэль, я при подготовке ход 20…Bg4 не расценивал как главный. Замысел очень интересный: черные  надеются сделать ничью за счет своей активности. Мне кажется, потом я испортил позицию, она была близка к ничьей. Затем черные ошиблись ходом 28...Rc8. В дальнейшем у меня была, конечно, абсолютно выигранная позиция, которую я умело свел к ничьей.



Александр Грищук:
– 28…Rc8 – это, безусловно, просто зевок. На 29.Ne3 я собирался пойти 29…Ne6 и не заметил, что после 30.Nd5 не успеваю побить слона конем из-за 31.Nb6, и я теряю качество. Это был первый переломный момент, после которого партия пошла под откос. У белых осталась лишняя пешка, которая была из дебюта, но вся компенсация постепенно стала исчезать, пока она не исчезла настолько, что у белых, помимо лишней пешки, стала и позиция лучше. Ну, а потом мне как-то стало везти, везти… Коневой эндшпиль носит этюдный характер. Думаю, 67…h4 – это лучший шанс, потому что белые хотят пойти Nc5, и мне нужно поле f4, чтобы была вилка с d5. И потом ничья получилась.


Л.Аронян:
– Мне сказал Сергей Мовсесян, что вместо 69.Nc5 ход 69.Ne5 с очень сильной идеей Nf3, может быть, все еще выигрывал. У меня стало уже меньше времени, чем у соперника, и на секундах я уже ляпнул Nc5.

А. Грищук:
– Наверняка Мовсесян посмотрел в компьютер. Нет, не смотрел? Компьютер здесь по 10 раз и ничью за черных сделает, и по 10 раз за белых выиграет. Тут ошибки неизбежны.

Л. Аронян – А. Грищук
1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.Nc3 d5 4.cxd5 Nxd5 5.e4 Nxc3 6.bxc3 Bg7 7.Bc4 c5 8.Ne2 Nc6 9.Be3 0-0 10.0-0 b6 11.dxc5 Qc7 12.Nd4 Ne5 13.Nb5 Qb8 14.Be2 bxc5 15.f4 Ng4 16.Bxc5 a6 17.Na3 Qc7 18.Bd4 e5 19.fxe5 Nxe5 20.Qc1 Bg4

 

Image

 

21.Bxg4 Nxg4 22.Qf4 Qxf4 23.Rxf4 Ne5 24.Rb1 Rad8 25.Nc2 Nd3 26.Rff1 Rd7 27.Rfd1 Nf4 28.Kf2 Rc8 29.Ne3 h5 30.Rb6 Ne6 31.Bxg7 Rxd1 32.Nxd1 Kxg7 33.Ke3 Nc5 34.Rd6 a5 35.c4 a4 36.Kd4 Ne6+ 37.Kc3 Rb8 38.Rd5 Nf4 39.Rd2 Ne6 40.Rb2 Rd8 41.Nf2 a3 42.Rd2 Rb8 43.Nd3 Rb1 44.c5 Kf6 45.c6 Ke7 46.Nb4 Rc1+ 47.Kb3 Nc5+ 48.Kxa3 Nxe4 49.Rd4 Nd6 50.Ka4 Ke6 51.Ka5  Rc5+ 52.Ka6 g5 53.a4 Ke5 54.Rd2 Rc4 55.Ka5 f5 56.Rc2 Kd4 57.Rd2+ Ke5  58.Nd3+ Kf6 59.Kb6 Nc8+ 60.Kb7 Nd6+ 61.Kc7 Ne4 62.Ra2 Nc3 63.Rb2 Nxa4 64.Rb4 Rxb4 65.Nxb4 Nc5

 

Image


66.Kb6 Ne6 67.Nd3 h4 68.h3 Ke7 69.Nc5 Nxc5 70.Kxc5 Kd8

 

 

Согласились на ничью, оставив за кадром такой несложный уже вариант: 71.Kd6 g4 72.Ke5 Kc7 73.Kxf5 gxh3 74.gxh3 Kxc6 75.Kg4 Kd6 76.Kxh4 Ke7 77.Kg5 Kf8, и король успевает в спасительный угол.

Сергей Рублевский:
– Грищук блестяще защищался! Наверно, вместо 66.Kb6 Аронян выигрывал путем 66.Kd6 или 66.Nd3, но Грищук умудрился на секундах поднять ход 67…h4, после чего я уже, честно говоря, не видел выигрыш за белых.
Конечно, надо было вместо 68.h3 ходить 68.с7, но не факт, что там выиграно. Надо сказать, Грищук защищался блестяще; почти до самого
конца у Ароняна было выиграно, но как конкретно, чтобы в два хода –
трудно сказать. 

– Вы компьютер принципиально не используете при  комментировании?
– Принципиально. А зачем его использовать? При желании компьютерный  анализ можно посмотреть на сайте у Сергея Шипова. Благодаря тому, что мы не используем компьютер, мы львиную часть ходов угадываем!


Петр Свидлер и Сергей Рублевский: все хорошо, что хорошо кончается!


← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.