Российская
Шахматная
Федерация
Скачать шахматы бесплатно
25 Июля 2011

ЧЕТЫРЕ НОЛЬ


Когда Петр Свидлер в ударе, он способен развеселить полтурнира. Что он и доказал лишний раз перед началом восьмого тура, начав с индийских товарищей.

Александр Грищук возглавил нашу команду в матче с Израилем

Ему противостоял Михаил Ройз

На второй доске встретились Илья Смирин и Ян Непомнящий

На третьей – Петр Свидлер и Евгений Постный

Герой матча Никита Витюгов прервал нашу печальную безвыигрышную серию

Экс-чемпионка мира Се Цзюнь и Евгений Бареев


Я попросил главного тренера сборной России рассказать, как нам удалось столь удачно провести матч престижа. Евгений уточнил:
– Нам надо провести два матча престижа. Как мы уже отмечали в прошлом репортаже, даже две наши яркие победы не гарантируют призового места. Поэтому накануне восьмого тура мы с ребятами, внимательно изучив таблицу, дружно выдохнули и решили просто доиграть турнир в свое удовольствие. Когда речь зашла о том, чтобы играть в свое удовольствие, выяснилось, что никто не желает уходить с поля, все пять человек внезапно захотели играть и попытаться забить «гол престижа». Тем не менее, волевым усилием мы назначили «крайнего», кто останется в запасе. Это произошло довольно быстро, а собрание получилось долгим. Обычно все старались побыстрее уйти и начать подготовку, а тут мы всерьез занялись теоретическим вопросом: чем отличается харакири от сеппуку.
Надо сказать, этот вопрос очень взволновал Яна за ужином, и мы плавно перенесли обсуждение на собрание команды. Искали случаи из истории японского спорта, думали о том, как нас встретят на родине. Решили, что встречать нас приедет большая делегация, но вынесут не традиционный хлеб-соль, а широкую красную подушечку, и на ней будет лежать кинжал для тренера. После совершения харакири друг покойного обязательно должен отрубить ему голову, и мы выбирали человека на эту роль. В итоге предложили сделать это Свидлеру.
Напоследок я рассказал историю о своем первом супертурнире. Надо сказать, ребята после каждого тура очень расстраивались, переживали, что опять не выиграли или даже проиграли. И так каждый день. А я им говорил: подождите, все переживания оставьте на потом, но это как-то не доходило, и все очень переживали неудачную игру, волновались. И вот я им рассказал, как в 1991 году играл в Тилбурге. Там было не 9 туров, как здесь, а 14 – восемь человек в два круга. Очень длинный турнир с участием Карпова, Каспарова, Шорта, Ананда, Тиммана, Корчного и Камского; они все тогда очень прилично играли. Я был очень напряженный, хотел сыграть как можно лучше, показать прекрасный результат. С самого открытия я начал думать о том, как буду обыгрывать своих соперников, как покажу свою состоятельность… И проиграл в первом туре. Я пришел домой и очень расстроился, потому что в этом турнире никак не хотел проигрывать. Потом я проиграл еще одну партию и снова расстроился. Потом сделал ничью и проиграл еще две партии, и каждый раз я расстраивался все больше, больше, больше… Наконец, в 13-м туре я проиграл восьмую партию, а перед заключительным туром Ананд, который тоже играл не очень хорошо, предложил мне ничью. И только в этот момент я понял: пожалуй, после первого тура я расстраивался немножко преждевременно! Надо было расстроиться только после 14-го тура за все сразу, а до этого спокойно играть – может быть, было бы меньше поводов для огорчения.
Эта история, по-моему, хорошо отражает наше состояние, то, как мы по ходу чемпионата переживали локальные неудачи. Перед восьмым туром переживать уже было нечего, все вопросы мы обсудили, посмеялись и спокойно разошлись. Мы выяснили, что для нас, скорее всего, уже не имеет значения, с каким счетом выигрывать, потому что если конкуренты выигрывают свои заключительные матчи, то мы не попадаем в тройку. Поэтому решили просто выиграть одну партию. Правда, в этот момент Грищук задал справедливый вопрос, на который никто не смог дать адекватного ответа. Все понимали: чтобы выиграть матч, надо как-то выиграть партию, но на вопрос: «как это сделать?» не смогли найти ответ, и каждый пошел додумывать его самостоятельно. В свою очередь, я предположил, что если вдруг кто-то у нас в команде выиграет, то появляется вероятность, что выиграют еще несколько человек. Очень важно выиграть одну партию! Но никто не понимал, как это сделать. Считали, что турнир не наш, здесь вряд ли удастся выиграть. На том и расстались.
Поскольку мы не знали, как выиграть, нам на помощь пришел соперник. Не могу сказать, что замена Сутовского на Ройза как-то повлияла на исход матча: у ребят из Израиля игра не клеится, они очень устали от постоянных поражений. Кроме того, после нашего матча стало совершенно очевидно, что у парня, играющего на 4-й доске, пока что совсем нет класса. Он проиграл Витюгову очень слабую партию. Прямо скажем, Никита тоже не блистал в дебюте, потому что первый раз в жизни на 1.е4 ответил 1…с6. Я высказал свое мнение, что во французской защите, если противник подготовлен и хочет сделать ничью, выиграть очень трудно. А так как Витюгов все-таки хотел выиграть, он нашел в себе силы поработать и разыграть защиту Каро-Канн. Игра с обеих сторон шла «вольная», потому что противник тоже решил творить, он никогда не играл систему с 3.е5. Поэтому дебют был разыгран не сильнейшим образом, а потом белые то ли пожертвовали, то ли зевнули качество. Набати явно не блистал.
Затем Свидлер неожиданно получил знакомую позицию – у него была партия на эту тему против Стеллвагена (Амстердам 2009). Они с Постным соревновались в компьютерных анализах, у Свидлера он оказался немножко лучше. Постный пытался усилить игру черных по партии Гашимов – Иванчук (Реджио Эмилиа 2011). Там не так просто получить игровую позицию, компьютер постоянно находит защиту. Свидлер то ли вспомнил, то ли придумал, но ему удалось получить игровую позицию, и противник ее не удержал. В этом варианте позиция у черных очень опасная, они должны делать ничью ход в ход. Если ход в ход сделать не удается, то в игре удержать ее очень сложно, потому что у белых далеко продвинутая проходная пешка. В итоге Свидлеру удалось сыграть цельную партию с какими-то дебютными откровениями.
На второй доске, как мне кажется, Смирин не обязан был проигрывать. Он не очень хорошо разыграл дебют, а потом, по-моему, немножко переоценил свою позицию. Кажется, он хотел выиграть у нашего лучшего шахматиста и недоглядел какие-то тактические нюансы. Свою пешечную структуру он испортил, короля раскрыл; активность фигур у него была серьезная, но проблема заключалась в долговременных слабостях. Мат он не поставил, а слабости потихоньку все пали. Отличная победа Непомнящего!
Грищук хорошо отреагировал на линию, которую не знал. Причем играл невероятно быстро. Обычно он оставлял себе от 5 до 15 минут, а тут довольно быстро получил лучший эндшпиль и, внешне не особо напрягаясь, довел партию до победы. Даже ни в одном серьезном цейтноте не побывал; наверное, ему было очень грустно.
Как и предполагалось, эта победа мало что меняет в нашей жизни, поскольку конкуренты сегодня без особого труда выиграли. Все, что было в наших руках, мы уже упустили, а рассчитывать на кого бы то ни было мы не привыкли. У России такая команда, что должна решать все сама; почему кто-то другой должен за нее это делать?



Тамир Набати прозевал «укол» d5-d4

Петр Свидлер и Александр Рязанцев

А вот что рассказал о своей партии Ян Непомнящий:
– Было настроение просто поиграть в шахматы, благо соперник выбрал не самый принципиальный вариант в Найдорфе. Ход 6.а4 считается достаточно плотным за белых, но и черным дает возможность играть. Я немножко схитрил в дебюте: пошел 7…h6, потом 10…Ng4 и не дал ему получить оптимальную расстановку – Nd2 и f3. Он не разобрался в нюансах, потерял много темпов и смешал несколько планов. Возможно, идея с 16.Nh4 неплоха при черном коне на с6, но при коне на d7 план с Nd5 явно теряет в силе. Вскоре мне удалось провести d6-d5, и я получил минимальный «плюсик». Затем начались осложнения, которые я не мог досчитать до конца, но ничья вечным шахом у меня, кажется, всегда была.
– Ты все время предлагал ему побить свои пешки с шахом. Нигде не проходило?
– Если 30.Qxf7+, то висела пешка на h3, а после 36.Rxg7+ Kh8 терялась ладья. Там у белых уже очень неприятная позиция. Может быть, я немножко выпустил: думал, что партия должна сразу заканчиваться, а она почему-то продолжалась, его ферзь пришел на d5, наладив подобие обороны. Поэтому я решил нападать на пешки, и они достаточно быстро «посыпались». Тяжело одновременно защищать и короля, и пешки, тем более, что черный король очень хорошо обеспечен, контригры нет. А в конце он еще зевнул 49…Qg3.

– Ян, на твой взгляд – почему несколько туров никому не удавалось «забить гол»?

– Все очень старались и очень хотели победить, но… Не знаю, можно ли это назвать «нефартом»; «нефарт» – это все-таки про одну партию, но и систематической проблемой назвать это язык не поворачивается. Действительно, в двух решающих матчах с Украиной и Китаем мы имели подавляющие позиции. Я упустил выигрыш в позиции с оценкой примерно «+4». У черных остается ферзь на h6, и я мог сыграть h4-h5; не пытаться вытеснить ферзя, а, наоборот, его там оставить. Потом Rf4, g4, привожу ферзя на f3 и готовлю g4-g5. Либо можно было сдвоить ладьи по линии «h» и побить на h7: отдать две ладьи за ферзя и пешку, после чего позиция тоже совершенно выигранная. Правда, там предстояло еще немало технической возни, но черные играют без слона, и у них слабость на а5. Но после того, как я зевнул ход 22…Rxe3!, а он не последовал, я решил, что худшее в этой партии для меня уже позади. Я выбирал между ходами 22.Rf5 и 22.Kg2 и сделал ход ладьей, после чего удар на е3 давал ничью. Когда я это заметил, то очень расстроился. Вместо этого последовало 22…а5? Это была первая тактическая тонкость, а вторая меня еще поджидала – 25…Re5! Я считал, что нельзя ставить ладью на f7, чтобы сохранить ферзю пути к отступлению, а он своего ферзя совсем замуровал. Самое обидное, что я потом заново сумел практически выиграть эту партию в эндшпиле – 48.е5 вело к совершенно выигранной позиции, и я это видел, хотя, может быть, не досчитывал до конца выигрыш в ладейнике. Вместо этого сделал совершенно необъяснимый ход 48.Rb2?, просто зевнул пешку е4. Повезло, что нашлось 49.Kf3 и 50.Rxb5, я сразу не проиграл. Перенапрягся. Может быть, немножко давила ответственность, потому что нужно выигрывать.
– На всех она давила?
– Да. Никита тоже упустил неплохие шансы в эндшпиле с Моисеенко. И с Китаем ситуация получилась не очень приятная. Я достаточно быстро закончил партию вничью, Саша Грищук тоже. У Свидлера с дебюта было плюс-минус в столбик, близко к подавляющему перевесу, оставалось только несильно, но точно ударить по воротам. До какого-то момента он все делал правильно. А противник Сергея ничего не получил по дебюту, потом зевнул идею с ловлей слона и вынужден был отдать пешку. Может быть, из командных соображений следовало не обострять позицию и все разменять, но партия не моя, виднее тому, кто ее играл. Карякин играл очень сильно, однако один неточный ход – и позиция стала неясная, есть такая особенность у этого дебюта. Обидно, что в обоюдном цейтноте Сергей не нашел выигрывающую идею с Qg5. Петр в цейтноте тоже перемудрил и получил не самый удачный из возможных «разноцветов», а потом еще зевнул размен ладей.
Я пересказал то, что все и так видели. Это трудно как-то объяснить. Такое стечение обстоятельств. Я первый год играю за основную сборную, и у меня, наверное, присутствует какое-то волнение. Петр – многоопытный спортсмен, многократный чемпион, в том числе олимпийский, но, как говорится, и  на старуху бывает проруха... Мы были очень расстроены упущенными победами. Но командные соревнования тем и отличаются, что очень большую роль начинает играть человеческий фактор: смотришь на доску соседа и переживаешь.

И. Смирин – Я. Непомнящий
Сицилианская защита B90

1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 a6 6.a4 e5 7.Nf3 h6 8.a5 Be6 9.Be3 Nbd7 10.Be2 Ng4

Image

11.Bd2 Rc8 12.0–0 Ngf6 13.Re1 Be7 14.Bf1 0–0 15.h3 Qc7 16.Nh4 Nc5 17.g3 Rfd8 18.Qe2

Image

18...d5 19.exd5 Nxd5 20.Nxd5 Rxd5 21.Bg2 Rdd8 22.Bc3 e4 23.Bxe4 Nxe4 24.Qxe4 Bc5

Image

25.Nf5 Bxf5 26.Qxf5 Qxg3+ 27.Kf1 Qh2 28.Qf3 Bd4 29.Re7 Bxc3 30.bxc3 Rf8 31.Rd1 Rc6

Image

32.Rd4 Re6 33.Rxb7 Rf6 34.Qg2 Qe5 35.Rg4 Re8 36.Rb1 g6 37.c4 Qxa5 38.Qd5 Qa2 39.Qd1 h5 40.Rd4 Qa5 41.Qd3 Qe5 42.Kg1 Qg5+ 43.Qg3 Qf5 44.Rd2 Kh7 45.Rbd1 Rc8 46.Qc3 Qf4 47.Qd4 Qg5+ 48.Kf1 Rf3 49.Qd5

Image

49...Qg3. Белые сдались.


Я. Непомнящий – З. Ефименко
Image

22.Rf5 a5
22...Rxe3! 23.dxe3 Qxe3+ 24.Kg2 Qd2+ 25.Kh3 Bg1=
23.Kg2 Rf7 24.Rh4 Qg6 25.Qf4

Image

25…Re5 26.Rhh5 Rxf5 27.Rxf5 Re7 28.g4 Qe8 29.g5 fxg5 30.Rxg5 Rf7 31.Qg4 Qd7 32.Qxd7 Rxd7 33.Bc3 Rf7 34.Rg4 Kf8 35.b4 axb4 36.Rxb4 Ke8 37.a4 Kd7 38.Rb2 Kc8 39.d4 g6 40.h3 Rf5 41.a5 Ba7 42.e4 Rf4 43.Re2 Kd7 44.Bd2 Rf8 45.Be3 Re8 46.Bf2 b6 47.a6 b5

Image

48.Rb2 Rxe4 49.Kf3 Re8 50.Rxb5 Bb6 51.Rb3 Kc8 52.Be3 Kb8 53.Ra3 Ka7 54.h4 Rf8+ 55.Ke4 Rf1 56.Ra4 Rh1 57.Bf2 Rf1 58.Be3 Rh1 59.Bf2 Rf1. Ничья.


Центральный матч восьмого тура Армения – Азербайджан. На первой доске встретились Левон Аронян и Теймур Раджабов

Вугар Гашимов – Сергей Мовсесян

Рауф Мамедов (слева) и Владимир Акопян

Шахрияр Мамедьяров вывел свою команду вперед

Владимир Акопян сравнял счет

Шах анализирует свою партию с тренером сборной Азербайджана Владимиром Тукмаковым

Китай победил Индию 3-1. На первой доске Ван Хао обыграл Харикришну

Ли Чао и Юй Яньи. Слева – капитан сборной Украины Александр Сулыпа

Паримарджан Неги – Динг Лирен

Америка с минимальным счетом уступила Украине. Гата Камский спас непростую позицию против Иванчука

Победное очко своей команде принес Александр Арещенко

Бассем Амин и Петер Леко сыграли вничью, а вообще Венгрия обыграла Египет 3-1

Юдит Полгар обыграла Сэми Шокера

Запасной венгерской команды Виктор Эрдос сыграл вничью с Мохамедом Эзатом


← Вернуться назад
Подписаться:
Нажмите на название месяца, чтобы посмотреть все новости за данный месяц.

Нажмите на любой день месяца, который подчеркнут и является ссылкой, чтобы посмотреть все новости за этот день.