23 сентября 2021

Магнус Карлсен: Хорошо, когда есть к чему стремиться

Чемпион мира ответил на вопросы Этери Кублашвили

 

Обстоятельное интервью с чемпионом мира было записано непосредственно перед закрытием Кубка мира ФИДЕ, когда длинный турнир был позади, и уже можно было спокойно пообщаться о разных вещах – от выступления норвежца в Сочи и матча за звание чемпиона мира с Яном Непомнящим до шахмат в эпоху COVID-19 и будущего нашего вида спорта. 

 

 

– Магнус, как оцените свое выступление на Кубке мира ФИДЕ?

– В целом, я доволен тем, как сыграл. В классических шахматах все было очень хорошо: восемь побед и ни одного поражения. Мне кажется, любой участник подобного турнира стремится его выиграть, но с такими соперниками в нокаут-формате это очень сложно, поэтому должен сказать, что выиграть шесть из семи матчей – повод быть довольным собой. Я уже давно поставил перед собой цель выиграть Кубок мира, но так пока ее и не достиг, однако считаю, это хорошо, когда есть к чему стремиться.

– Да, и на этот раз вы были ближе к победе, чем когда-либо раньше. Что пошло не так?

– Мне кажется, был только один неудачный момент – матч с Дудой. Он, конечно, оказывал определенное давление на меня белыми, но я неплохо справился с этим в классических партиях. А затем в рапиде одновременно случилось так, что я занервничал, в то время как он демонстрировал самую сильную игру среди всех моих соперников на этом турнире, так что если я и мог кому-то проиграть, то ему. Но я все равно считаю, что сыграй мы несколько матчей, я бы выигрывал чаще. Я знал, что Дуда силен не только в классику, но и в рапид и блиц, и что он будет сильным соперником. В этом формате часто так бывает: когда прошел достаточно далеко, иногда проигрываешь сильному сопернику.




– Нокаут – очень жестокий формат. Как вы думаете, нужно ли шахматному миру больше подобных соревнований?

– Я всегда был сторонником нокаут-турниров: мне кажется, в каком-то смысле это самый справедливый формат, поэтому я только «за». Думаю, что и публике он нравится. В каждом раунде драма, каждый раз кто-то вылетает. Это невероятно жестоко по отношению к игрокам…

– Но все же нокаут справедлив? 

– …Так уж он устроен, и нет ничего плохого в том, что мы переживаем подобные эмоции. Нокаут-система жестока, да, но есть в ней и кое-что хорошее: если ты проиграл, то можно сразу ехать домой. Конечно, вылетать очень неприятно, но, с другой стороны, не приходится неделями страдать из-за плохой формы.




– Сейчас участники столкнулись и с другими проблемами. Антиковидные меры в Сочи доставили вам неудобства? 

– Мне кажется, в целом люди здесь довольно спокойно относились к коронавирусу. На старте, конечно, многих напугал положительный тест у некоторых игроков, но я рад был узнать, что сейчас у всех…

– Отрицательные результаты. 

– Да, что сейчас у всех все в порядке. Я лично не возражаю против масок, тестов и всего остального, это стало сейчас практически нормой. Просто очень рад, что удалось провести этот турнир без больших проблем.




– Когда вы принимаете участие в соревнованиях, входящих в отборочный цикл чемпионата мира, иногда звучат комментарии, что тем самым чемпион вмешивается в процесс квалификации. Что можете ответить на эти комментарии? Сыграли бы в турнире претендентов, если бы вам дали такую возможность?

– Хороший вопрос. Пока что мне не удавалось занять выходящее место ни на Кубке мира, ни в Большой швейцарке, но можно сказать, что я при этом выбивал других. Для меня лично Кубок мира – очень престижный и интересный турнир, так что я очень рад в нем участвовать. На самом деле, не я должен решать, можно мне где-то играть или нет. Так что я очень рад поучаствовать, хотя понимаю: кто-то считает, что я тем самым запутываю систему отбора. Но решать не мне.

– Значит, если вам разрешают играть, вы играете?

– В общем – да. У меня нет этических переживаний по этому поводу (смеется). 




– Поговорим о матчах на первенство мира. С 2013 года вы сыграли четыре таких поединка. Нравится ли вам этот вид шахматных соревнований? Какой матч был самым сложным, а какой – самым запоминающимся? 

– Пожалуй, самым сложным был матч с Карякиным. Я неплохо начал, оказывал серьезное давление, в третьей и четвертой партиях у меня были выигранные позиции, но после того как я не сумел выиграть, это выбило меня из колеи, и я был очень близок к поражению. За весь матч у меня ни разу не было хороших ощущений, так что это, пожалуй, самый сложный, самый стрессовый и самый неприятный для меня матч. А самый запоминающийся – это, наверное, первый матч с Анандом, поскольку тогда для меня все было в новинку, я был претендентом. Но самым приятным оказался матч с Каруаной в 2018 году.

 Почему?

– В этом матче у меня были другие эмоции, потому что Каруана тогда был близок ко мне по рейтингу, и я считал его совершенно равным соперником. В определенной мере это облегчало мне задачу, поскольку я не считал, что должен обязательно выигрывать. Мне не казалось, что я играю с соперником, которого обязан побеждать. Так что матч в Лондоне, в целом, стал отличным опытом и, конечно же, запоминающейся победой. 



 В конце года вам предстоит играть матч с Яном Непомнящим. Вы уже говорили, что Ян – очень агрессивный и интересный шахматист, поэтому матч обещает быть захватывающим. Как вы оцениваете свои шансы?

– Думаю, у меня хорошие шансы. Рад, что здесь мне удалось сыграть много классических партий – это хорошая тренировка перед матчем, но я понимаю, что в Дубае меня ждет лучшая версия Яна из всех, какие мы когда-либо видели. Очень рад за него: он смог стабилизировать свою игру и чаще показывать тот уровень, на который на самом деле способен. В частности, это мы видели на турнире претендентов. Но я все равно считаю, что если буду в своей лучшей форме, то у меня хорошие шансы на победу.

 У Яна еще со времен детских соревнований положительный счет против вас в «классику». Имеет ли это значение для вас?

– С одной стороны – да, у него хороший счет против меня. Некоторые победы он одержал очень давно, некоторые – немного позже, но мне придает уверенности то, что у меня с ним хороший счет в рапид и блиц, так что игра с ним не идет в одни ворота. Мне кажется, этот счет показывает, что он может быть очень силен, и, прежде всего, что против него очень трудно играть. У меня никогда не было хороших предчувствий, когда я с ним встречался за доской: все время ощущаешь давление с его стороны, а не наоборот.



 Ян однажды сказал в интервью, что сейчас невозможно выиграть прямо в дебюте, но если вы недостаточно хорошо подготовлены, то на выходе из дебюта можно легко проиграть. Что вы думаете о дебютной подготовке в современных шахматах? Отличается ли ваша подготовка к матчу от подготовки к другим турнирам?

– Дебютная подготовка к матчу обычно глубже, чем к другим турнирам. Нужно готовить новые идеи, однако большинство из них во время матча так и не удается применить – отчасти потому, что соперник тоже хочет вас удивить и очень хорошо готовится. Именно поэтому многие обычно применяют свои идеи уже после матча. На мой взгляд, подготовка сейчас немного изменилась по сравнению с той, что была 15 или 20 лет назад. В наши дни шахматисты скорее ищут белыми не преимущество, а игровые идеи, а с сильными движками немало таких идей находится и за черных. Получить белыми преимущество становится все труднее, а черными, по-моему, немного легче.

 2020 год сильно изменил шахматы: сейчас проходит множество онлайн-турниров, в том числе Meltwater Champions Chess Tour. Какое будущее, по вашему мнению, ждет шахматный мир?

– Я считаю, что мы увидим гибрид между онлайн-шахматами и игрой за доской. Я бы лично не возражал, если бы стало больше соревнований по быстрым шахматам, блицу и нокаут-турниров, но нравятся мне и состязания вроде Кубка мира: здесь нужно демонстрировать лучшую форму и в классике, и в рапиде, и в блице. Чтобы по-настоящему стать одним из лучших шахматистов мира, нужно освоить все форматы игры. Но я уверен, что в ближайшие годы буду участвовать и в очных, и в онлайн-турнирах.




 Шахматы переживут COVID-19? 

– Да, мне кажется, турниры за доской не исчезнут, однако, скорее всего… До пандемии всерьез воспринимали только «обычные» шахматы, но сейчас, мне кажется, внимание будет распределено более равномерно. А еще я думаю, что пандемия открыла людям новые дороги. Многие в шахматном сообществе нашли работу, собственные ниши, разные онлайн-сегменты. 

 Например, стримеры…

– Да, стримеры в том числе. Но еще есть, например, преподаватели, люди, которые продают курсы на Chessable и зарабатывают на этом немалые деньги. Шахматисты нашли новые способы заработка, так что в этом смысле пандемия не так сильно ударила по шахматам. 

 Вы бы по-прежнему рекомендовали молодым шахматистам читать шахматные книги, или это уже слишком старомодно? Помню, вы говорили, что нужно изучать классические партии, но важно ли это сейчас, когда есть, скажем, AlphaZero?

– Мне кажется, изучать классические партии все равно важно, а вот как вы это делаете, с помощью книг или онлайн-курсов, уже не так важно. Тем не менее, по классическим партиям все равно можно изучать принципы игры. Вы увидите, что хотя шахматы прошли долгий путь развития с прошлых времен, по тем партиям все равно можно многому научиться.




 Важна ли для шахматистов физическая подготовка, как для других спортсменов – футболистов, баскетболистов?

– Да. На мой взгляд, для шахматистов хорошая физическая форма – не столь обязательное требование, но вместе с тем она помогает. Я это чувствую по себе: если я в хорошей физической форме, то играю значительно лучше, так что это важно. А еще мне кажется, что в мышлении шахматистов произошел определенный сдвиг. Многие из них сейчас стремятся обеспечить себе не только здоровый ум, но и здоровое тело.

 Насколько активно вы участвуете в повседневной работе своей бизнес-империи, куда входят Chessable, Play Magnus, New in Chess, социальные сети и так далее и тому подобное? 

– Прежде всего я шахматист, поэтому лучшее, что я могу сделать для своей компании – хорошо играть в шахматы. Да, конечно, я высказываю мнение, но не принимаю повседневных решений в своих компаниях. Там работают люди, которые намного компетентнее меня в этих вопросах.




 Сейчас мы подошли ко второй части беседы, где я предложу вам ответить на блиц-вопросы. Итак, что может вас разозлить?

– Многое. Первое, что приходит в голову – проигрыш в чем бы то ни было.

 Вы когда-нибудь плакали после партии? 

– Когда я был маленьким, я много раз плакал после партий.

 После проигрышей?

– Да.

 Вы встречались и встречаетесь со многими известными и знаменитыми личностями. Какое знакомство запомнилось больше всего?

– Не знаю, насколько политкорректно так сказать, но больше всего мне запомнилась встреча с наследным принцем Саудовской Аравии. Впечатляющая личность!

 А с кем из знаменитостей прошлого хотели бы встретиться?

– Не знаю. Я пас. 

 Кого бы вы пригласили в «Реал Мадрид» вместо Серхио Рамоса?

– Интересный вопрос. Я бы пригласил Холанда и Мбаппе, и пусть один из них играет на позиции центрального защитника вместо Рамоса.

 Вам нравятся романы норвежского писателя Ю Несбё?

– Да, мне определенно нравятся несколько его романов, он очень хороший писатель.

 Вам нравится быть знаменитым?

– Скажу так: я не стремлюсь быть знаменитым, но хорошего в этом больше, чем плохого.

 Кем бы вы хотели быть, если бы не были Магнусом Карлсеном?

– Не знаю. Месси, может быть?

 Как раз недавно он ушел из «Барселоны». Громкая новость.

– Да, но он все равно хорошо живет!

 Чего вы больше всего боитесь?

– Если отвечать поверхностно – у меня всегда было хорошее здоровье, и если я его лишусь, это будет неприятно.

 Что делает вас счастливым?

– Гармония.




Фотографии Анастасии Корольковой, Эрика Розена и Этери Кублашвили / ФИДЕ 

Суперфинал-2021