9 мая 2022

Сергей Смагин: Фестиваль без классики – это вообще ни о чем

Директор серии «Гран-при Черного моря» ответил на вопросы Владимира Барского

– Сергей, мы вновь беседуем в гостинице «Жемчужина», где проходит командный чемпионат России. В прошлом году много ходило разговоров о том, что отель закроют и снесут. Но пока что его судьбе ничто не угрожает, шахматные турниры и дальше будут здесь проводиться?

– В этом году точно будут. Что касается дальнейшей судьбы, то год назад был принят генплан Сочи: многие здания сейчас законсервированы, проходит «инвентаризация» всего центра города, какие-то вещи улучшаются. Что будет конкретно с «Жемчужиной», пока неизвестно, тем более в нынешней ситуации. Требуется очень серьезное финансирование, если ее решат снести и построить что-то новое. Пока в это не очень верится. Но если отель закроют, нам будет непросто, конечно, но что-нибудь взамен наверняка подберем. Варианты есть, все-таки Сочи – большой город, много гостиниц работает. Будем искать, разговаривать.

– В этом году все запланированные соревнования точно пройдут в «Жемчужине»?

– Да, гендиректор нам это уже подтвердил. И командные чемпионаты России, и этап Гран-При Черного моря.

– Прекрасно, хоть какие-то планы можно строить!

– Да. Ну, как без планов? Без планов жить очень трудно.

– Нынешний чемпионат собрал во всех группах 80 команд. Это рекорд?

– Точно рекорд по количеству команд в «Жемчужине». А в Дагомысе, когда мы начинали это командное первенство, бывало больше – до 90. Однако надо учитывать, что тогда экономика находилась на фантастическом подъеме, а сейчас мы, помимо прочего, только вышли из ковидных ограничений – и то они частично остаются по линии Минспорта. В любом случае, 80 команд – это достижение! Мне кажется, люди просто изголодались по шахматам, по общению. Я всегда утверждал, что никой онлайн живые турниры в принципе заменить не может. Да к тому же удачный выбор места тоже очень многих привлекает. Людям надоело сидеть в холодной зиме! Пусть погода сейчас не слишком радует, но все равно подышать свежим воздухом, посмотреть на море – это уже приносит положительные эмоции.

Пока что у нас не восстановлен отдельный турнир ветеранов. Детские турниры раньше проходили в двух возрастах, сейчас в одном. Эта как раз та часть шахматистов, которая находилась под особым вниманием с точки зрения ковидных ограничений. Надеюсь, в следующем году, если никаких коллизий не случится, команд соберется даже больше.

Радует, что в Высшей лиге прибавилось команд, причем из разных регионов. Очень хороший знак. У девушек отличный состав. Женские шахматы сейчас на подъеме во всем мире, и у нас в чемпионате заявилось 16 команд, причем все интересные, боевые.

Почему в Премьер-лиге выступает всего 8 команд, понять несложно. Премьер-лига – недешевое удовольствие, и создать конкурентную команду стоит определенных денег. Даже у обеспеченных людей – потенциальных спонсоров всегда возникают вопросы: почему так дорого? Конечно, не будем сравнивать с другими видами спорта, тем более с футболом, где совершенно другие цифры и другие реалии. Но я думаю, что в следующем году нам удастся собрать 10 команд. Судя по интересу к Высшей лиге, многие очнулись – в хорошем смысле этого слова, хотят играть и развиваться. Очень много перспективных юниоров; думаю, вокруг них и будут формироваться команды, в том числе в Премьер-лиге.

– Премьер-лига в этом году послабее, чем обычно?

– Если брать семисотников, то послабее, но на то есть объективные причины.

– Из-за отсутствия легионеров?

– Ну, легионеров у нас уже довольно давно практически нет. Конечно, мы помним времена, когда у нас играли Каруана, Аронян, Гельфанд, Мамедьяров, Иванчук, Раджабов и так далее. Сейчас, с одной стороны, у ведущих гроссмейстеров очень плотный график в рамках официальных турниров ФИДЕ, а с другой – появилось множество онлайн-турниров, где можно хорошо зарабатывать прямо из дома, и отвлекаться даже на интересный турнир им нет никакого резона. На мой взгляд, игроков первой двадцатки не нужно особо идеализировать: понятие «деньги правят миром» для них абсолютно актуально, как и для все остальных, и этот чисто экономический интерес всегда выходит на первый план. Вообще, отсутствие легионеров никогда нам не мешало собирать отличный боевой состав. Другое дело, что сейчас часть наших шахматистов в связи с известными обстоятельствами не играет. У них свои амбиции, они хотят, чтобы были полностью развязаны руки с точки зрения участия в разных турнирах; кто-то сменил флаг, кто-то – федерацию, и здесь мы человек пять-шесть недосчитались.

– Кто-то остался в Европе…

– Да. Это их выбор, и трудно сказать, пойдет ли им это в плюс. Обычно история говорит об обратном – ничего хорошего из этого не получается. Я немного отвлекусь – приведу пример, который кому-то, быть может, покажется интересным. Когда Гарри Каспаров был на коне, ему много раз предлагали сменить федерацию; он мог уехать в любую страну. Я его спрашивал: «Гарри, чего ради ты здесь бьешься, ведь там тебе предоставят все условия?» А он отвечал: «Знаешь, если я уеду, то как шахматист на себе поставлю крест. Нигде, кроме России, в шахматном плане я расти не смогу. Здесь – среда».

Это очень важное понятие: шахматная среда. Наш командный чемпионат, другие российские турниры – элементы шахматной среды. Очень важно ее поддерживать на высоком уровне. Тогда довольно быстро вырастут молодые, перспективные игроки. Не успеем оглянуться… Как наши дети, внуки вырастают, так и шахматисты обязательно вырастут! Главное – чтобы были сильные турниры, много самых разных соревнований, где могли бы играть молодые ребята. Что такое для них хороший турнир? Это значит, что в нем играют гроссмейстеры, что они могут соревноваться с более сильными, выполнять нормы и так далее, то есть ставить перед собой амбициозные цели, благодаря которым шахматист растет намного быстрее. Важная задача встает перед ФШР: нужно создавать амбициозные внутренние соревнования. Не маленькие, не локальные, не проходные, а именно амбициозные. В крупных городах европейской части России ситуация еще более-менее, а есть регионы, где без помощи федерации развивать шахматы практически невозможно. В Сибири, например, или на Кавказе. Надеюсь, ФШР в ближайшее время будет уделять этому больше внимания. Тем более, что и развитие событий к этому подталкивает. Нужны большие, хорошие внутренние турниры.

– В Высшей лиге выступают без взносов те команды, которые участвовали в региональных чемпионатах. Отчасти возрождается та система, что существовала в советские годы?

– Да. Если в регионе проходит отбор, то команды-победительницы получают небольшой бонус – освобождаются от турнирного взноса. Вообще, если местная федерация активная, то им самим интересно провести такое соревнование. Да, мы в определенной степени возвращаемся к тому опыту, который был в Советском Союзе, когда проходила масса командных соревнований: и Спартакиада народов СССР, и спартакиады спортобществ, и еще много всего. Тогда только Высшая лига котировалась выше, чем командные соревнования, в которых не чурались играть чемпионы мира и ведущие гроссмейстеры. Я лично верю, что через какое-то время и наши командные турниры снова будут проходить на самом высоком уровне.

Другая актуальная задача – посмотреть, можно ли что-то организовать, например, в рамках СНГ или совместно с еще какими-нибудь странами. Надо быть реалистами, практиками в хорошем смысле слова: не ждать, когда упадет манна небесная, а самим что-то придумывать. Мне кажется, это вообще сейчас такая тенденция: не замыкаться в себе, а пытаться найти партнеров, которым это тоже будет интересно. В Китае, например, отличные команды, а сильные китайские шахматисты всегда с удовольствием участвовали в наших соревнованиях. В Узбекистане шахматы активно развиваются, в Казахстане заметно оживление. Есть много стран, для которых участие в одних соревнованиях с нами совершенно естественно. На этой почве мы вполне можем найти консенсус и проводить турниры. Азербайджан, Армения наверняка с удовольствием будут принимать в них участие. Найти форму, которая всех устроит – конечно, не самая простая задача, но вполне решаемая.

– В Сочи выступают сборные России среди ветеранов, команды шахматистов со слабым зрением и слухом, с нарушением опорно-двигательного аппарата. Их пригласили организаторы?

– Эти группы шахматистов должны участвовать в каких-то соревнованиях. У них, конечно, есть свои турниры, но по понятным причинам они достаточно слабые. Первенства среди незрячих, среди глухих для сильных шахматистов неинтересны, а куда-то еще вписаться очень непросто. Это большое дело, что ФШР приглашает такие команды, потому что существуют ограничения с медицинской точки зрения – нужны соответствующие справки, требования Минспорта более чем серьезные, а соблюдение всех норм обязательно. Полноценное участие этих групп шахматистов в наших соревнованиях – это огромный шаг вперед.

– Хорошая для них тренировка?

– И тренировка, и социальная реабилитация. Вижу, с каким интересом эти люди наблюдают за Премьер-лигой. Это же здорово! Для организаторов прием этих команд создает дополнительные хлопоты, но они того стоят.


– Поговорим теперь о Гран-При Черного моря. Приятно, что серия 2022 года состоится. Судя по тому, как долго утверждалось положение, запустить ее оказалось непросто?

– Основа этого мероприятия – средства на организацию от Минспорта, но в силу известных событий утверждение положения несколько затянулось.

– Ситуация долго оставалась подвисшей?

– Не совсем так, но были долгие согласования внутри министерства. Перераспределение средств из одной категории в другую требует согласования с огромным количеством государственных инстанций. То есть деньги есть, но потратить их на определенные мероприятия можно только при наличии разрешения. Эта процедура до сих пор идет, там не только мы, но и много других видов спорта, условно говоря, «зависли», но вроде бы все катится к логическому завершено, и нам дали добро на подготовку. Просто иногда случаются такие моменты, как сейчас, когда можно либо не ждать финальных согласований и двигаться вперед (что мы и делаем), либо отменить соревнования. Отменить всегда проще. Но мы решили не то что рискнуть, а побежать чуть-чуть быстрее, и это оправдалось. У нас уже опубликованы положения трех этапов, на подходе четвертое, так что всё покатилось.

– Как и в прошлом году, серия состоит из 10 этапов? Что нового по сравнению с прошлым сезоном?

– Чуть-чуть поменялись города, мы уже четко представляем, где этапы пройдут более успешно. Немножко изменилось само положение о Гран-При, мы добавили элемент спортивности. Если раньше победитель Гран-При определялся просто по сумме набранных очков на всех этапах, то сейчас внесено довольно существенное изменение: победа определяется по лучшим трем этапам, что гарантирует непредсказуемость до последнего тура заключительного турнира. Теоретически человек может сыграть даже в одном этапе и набрать больше всех очков. А уж если он выступит в трех-четырех, то вполне может претендовать на общее первое место.

– То есть количество выступлений уже нет так важно?

– Да, нужно показывать результат. В прошлом году мы этого не учли; сейчас, я думаю, будет более серьезная конкуренция во всех категориях. Второе существенное изменение – появление Гран-При России по блицу, что связано с успешным проведением прошлогоднего Гран-При Черного моря, где на каждом этапе проводился блицтурнир. В блиц играли очень охотно и много, эти турниры пользовались большой популярностью, и ФШР в дополнение к Кубку России по классике и рапиду организовала серию по блицу.

Думаю, это абсолютно правильное решение, благодаря которому появится масса новых блицтурниров по всей стране. Любой организатор может провести блиц самостоятельно, выполнив определенные требования, и включить его в серию Гран-При. В блиц у нас играть любят и умеют, а организовать его совсем нетрудно, деньги нужны совсем небольшие, многие смогут профинансировать такое мероприятие. Все-таки классика – это намного сложнее и хлопотнее. Блиц – это фактически однодневные соревнования. Для хорошего организатора, можно сказать, вообще ни о чем.

– Призовой фонд Гран-При Черного моря тот же, что и в прошлом году?

– Чуть повыше, на 300 тысяч. Общий призовой фонд 13 миллионов 300 тысяч рублей, а был 13 миллионов ровно.

– Распределение призов меняется?

Практически всё остается то же самое. За счет блица призовой фонд увеличится. А так всё хорошо работало, решили ничего не менять. Но надо еще учитывать, что заявлен гарантированный призовой фонд. У нас еще есть время, и мы работаем над этим: если у нас появится дополнительный спонсор (на этапах или в целом для серии Гран-При), то призовой фонд вполне может увеличиться. Не стану обещать, что он точно увеличится, но это очень даже возможно.

– Какие этапы в 2021 году лучше всего прошли с точки зрения организации? Где меньше всего было проблем?

– В Ольгинке – там и место отличное, идеальное для проведения. Новороссийск отлично прошел. В Анапе были проблемы – очень много народу приехало, перебор. Просто не ожидали такого наплыва.

– Не шахматистов, а вообще отдыхающих?

– Нет, именно шахматистов. Организатор из Анапы говорит, что, может быть, ограничит количество участников, потому что было больше 500.

– Это уже многовато?

– Да. Зато на этапах в Крыму был недобор. Но там сказались ковидные ограничения, при заезде в гостиницу нужно было предъявлять справку о вакцинации. Это очень многих отпугнуло. Сняли требования о вакцинации только, по-моему, к сентябрю.

– В Крыму города проведения меняются?

– Да, сейчас решили провести этапы в Ялте и Алуште, причем есть уже четкое понимание, где они будут проходить. В Ялте, вполне возможно, это будет гостиница «Интурист», а в Алуште строится какой-то хороший спорткомплекс – может быть, он уже введен в эксплуатацию. Алушта и Ялта – это одни из основных мест отдыха, там есть возможности самого разного размещения. Алушта – это июль, а Ялта – начало сентября, лучшее время. Поэтому думаю, что в Ялте соберется достаточно много народу. Понятно, есть проблема с тем, как добираться в Крым, поэтому мы практически все положения сделаем в мае, чтобы люди могли продумать, как им ехать. На тот случай, если еще не будут открыты аэропорты на юге. Мы пока ничего не знаем: может, откроют, может, нет. В любом случае, много поездов на юг пустили, есть автобусные туры, да и личный транспорт тоже никто не отменял.

– Первый этап состоится уже в мае?

– С 17 по 31 мая в Геленджике. В прошлом году мы столкнулись с тем, что у нас очень плотный график, фактически не было времени перевести оборудование с одного этапа на другой. Поэтому мы решили растянуть серию, чтобы и участники могли комфортно переехать с турнира на турнир, и организаторы спокойно подготовиться. Поэтому стартуем чуть раньше, чтобы не заканчивать серию глубоко в октябре… Геленджик – новое хорошее место: там есть активный шахматный организатор и одна из лучших на черноморском побережье набережных.

Те турниры, которые проходят на территории Краснодарского края, курирует Евгений Бондаренко. Это касается также этапа в Ольгинке, а еще у нас запланирован турнир в самом Туапсе, он будет проходить во дворце культуры. Жду с интересом, как всё пройдет. Мне казалось, что в курортных городах большие проблемы с размещением, – ничего подобного, всегда есть какие-то варианты! Особенно если этим занимается местный человек и знает всю эту кухню.

Мы сейчас в первую очередь обращаем внимание на размещение людей, поскольку это очень важный, можно сказать, ключевой вопрос. Люди хотят заранее знать, во что им обойдется поездка. В Геленджике, например, просто отличные цены, в Анапе – то же самое. Думаю, что даже в августе мы в Ольгинке получим такие цены, которые обыкновенным отдыхающим и не снились. Летом там великолепно: с точки зрения размещения детей, занятий спортом, отдыха на территории.

– В Севастополе тоже состоится этап?

– Да, единственная проблема – кто у нас там будет партнером. В прошлом году мы играли на базе городского спорткомитета, а в этом большой шанс провести фестиваль на базе филиала МГУ. У них отличная база, очень недорогое и качественное размещение; всё это прояснится буквально в ближайшую неделю. Севастополь для нас чрезвычайно важный город с точки зрения развития шахмат. В прошлом году была идея провести турнир на базе Черноморского флота, но сейчас флоту явно не до нас.

– Заявки на первые этапы уже поступают?

– Заявок уже достаточно много, начали поступать взносы, так что процесс пошел. Просто у нас система такая, что люди сначала подают заявки, а оплатить взнос они могут хоть в самый последний момент, если кто-то не хочет переводить деньги. Судя по спискам, которые я уже видел, в Геленджике должно собраться человек 150-200, а то и больше. Часто люди принимают решение в последний момент. Мы пока не знаем, будут ли играть местные шахматисты, и если да, то сколько.

Вообще, очень соблазнительно взять и провести рапид и блиц, безо всякой классики, которая весьма хлопотная и дорогая. Но ключевая цель этого мероприятия – подтянуть молодежь. А для них фестиваль без классики – это вообще ни о чем, просто прийти поиграть… Нам хочется, чтобы через эти турниры молодые таланты почувствовали уверенность в своих силах и дальше развивались. Мы привлекаем в соревнования по классическим шахматам гроссмейстеров, чтобы у молодежи появилась возможность выполнить нормы; это всё очень существенно и дает результат.

– В прошлом году многие сильные игроки приезжали только на рапид и блиц. Как привлекать гроссмейстеров в классику?

– Теперь благодаря классике они могут побороться за главный приз. Удачно сыграв один раз в таком турнире, ты получишь много зачетных очков и сможешь претендовать на главный приз – полмиллиона рублей. По нынешним временам это хорошие деньги. А кроме того, в каждом отдельном турнире тоже хорошие призы. Во-вторых, какая альтернатива – сидеть дома? Если у тебя есть дела – да, но если нет, то зачем сидеть дома?

– Давать уроки, например.

– Уроки можно давать откуда угодно, одно другому не мешает. Мне всегда казалось, что если ты занимаешься шахматами профессионально, то есть зарабатываешь с их помощью деньги, то почему не играть, особенно когда все хорошо организовано и турнир проводится в хорошем месте? Всяко лучше, чем где-то прозябать, висеть в онлайне и так далее. Мне кажется, многие уже это поняли, и у нас уже много заявок.

– Подход остается прежним: все оплачивают проживание, невзирая на рейтинги и звания?

– Если у директора этапа есть какие-то личные предпочтения и возможности, то он может кого-то принять за свой счет. Наша задача – качественная организация всего процесса, потому что это все-таки 10 турниров, это о-го-го логистика и о-го-го затраты! Опять же, будь у нас генеральный спонсор, создалась бы совсем другая ситуация. Но пока мы эту проблему не решили и поэтому крайне осторожно относимся к тем обязательствам, которые превышают наши реальные возможности.

– Организаторы предлагают варианты размещения, но никого не обязывают жить в официальных отелях?

– Абсолютно. Вариантов размещения у людей – сколько угодно, частный сектор на юге развит фантастически. Пожалуйста, ищите и выбирайте. Мы предлагаем размещение практически там же, где проходит игра. Но никто не мешает самому снять жилье, остановиться у друзей и так далее.

– Никакие штрафы за это не взимаются?

– Нет, мы же не Европейский шахматный союз. Даже в мыслях никогда этого не было и не будет! Да и какой в этом смысл? Есть соревнования, где человек практически обязан играть – какой-нибудь отбор, например. Там, конечно, можно игрокам выкручивать руки. Но здесь участие добровольное: ты едешь на турнир, который тебе нравится – обстановка, состав, призы и т.п. К нам приезжают не только профессионалы, но и любители, многие с семьями. В России огромное количество сильных любителей, которые играют где-то в онлайне. Мы стараемся донести до них информацию, что они могут поиграть в живом турнире, попробовать свои силы. Были бы средства, причем достаточно небольшие, – всяко лучше позаниматься любимым делом, чем сидеть дома на диване у телевизора. Это моя точка зрения.

– Дополнительная программа на фестивалях сохраняется? Сеансы одновременной игры, мастер-классы?..

– Это, опять же, решают директора турниров. Некоторые проводят дополнительную программу блестяще, как, например, в Новороссийске, другие только пробуют. Это довольно хлопотное дело, однако людьми движет чувство социальной ответственности. Нельзя всё мерить деньгами. Организаторы вкладывают душу в то, чтобы гостям понравилось пребывание на фестивале. Они молодцы, и другие будут постепенно за ними подтягиваться, пытаться сделать что-то подобное.

– Понятно. Что ж, желаю удачного проведения второй серии Гран-При!

– Спасибо! Мы надеемся, что она пройдет и четче, и лучше, и интереснее. А также подтолкнет других организаторов к созданию новых моделей соревнований. У нас есть не только Черное море, но и, например, Золотое кольцо, да и много чего еще. Конечно, всё это непросто, однако идеи носятся в воздухе, и кто-то скажет: «А почему бы мне не попробовать? Давайте сделаем так, так и так». Тем более, сейчас очень удачный момент в том смысле, что Федерации шахмат России придется на многие вещи посмотреть под другим углом. Думаю, если будут какие-то новые интересные идеи, то Наблюдательный совет ФШР их поддержит. Во всяком случае, мне бы так хотелось.

Высшая лига 2022